24Май

Валдай категория в или с: Какая категория прав нужна на Валдай

Содержание

Валдай какая категория прав – На авто ВАЛДАЙ какя категория прав

Какая категория прав нужна на автомобиль валдай — vizitka-nf.ru

Ведь есть различные модели: с тентом, полностью открытый кузов и термобудка «Газель». Категория B необходима по правилам дорожного движения для управления подобным транспортным средством, а именно с максимальной снаряженной массой до 3,5 тонн.

Поэтому, чтобы выяснить, можно ли только с этой категорией управлять вашей «Газелью», необходимо заглянуть в паспорт технического средства (ПТС). Именно там в пункте максимальная снаряженная масса стоит цифра, которая является решающей в этом вопросе. Итак, если в ПТС масса меньше или равна 3500 кг, то этим автомобилем можно управлять, имея права категории В.

«Газель» пассажирская

Другое дело, если речь идет о микроавтобусе, таком как ГАЗ-3221. Это часть семейства «Газелей» очень часто используется для перевозки людей на небольшие расстояния, например, при коммерческих перевозках по заданным городским маршрутам.

Какие требуются права на газель?

Есть некоторые модификации «Газели», например, удлиненный ГАЗ-33022, у которого максимальная разрешенная масса 3600 кг. Даже если вы не будете нагружать машину полностью, по закону все равно для управления необходима категория С.

«Газель» с прицепом

А что, если необходимо использовать «Газель» с прицепом? Какая категория прав тогда нужна? Вообще, для управления автомобилями с прицепами требуется категория Е, причем нескольких видов, в зависимости от транспортного средства. Согласно градации категорий правил дорожного движения, если масса транспортного средства и прицепа не превышает 3500 кг, то достаточно категории В.
Однако к «Газели» это не относится, поскольку ее масса без прицепа приближается к 3500 кг.

Категория b нового образца

Кстати, ГИБДД давно хотело обуздать растущий поток скутеров и мопедов.

Новый закон разделил категорию A на две части: категория, позволяющая управлять мотоциклами с двигателями до 50 куб. см и подгруппу A1, дающую право водить байки с объемом мощности свыше 50 кубиков, но ниже 125 куб. см. И одновременно с этим, сдача прав на легкие мотоциклы и тяжелые становится различна. Теперь, если вы захотите ездить на Harley, придется сначала сдать права на A1, а затем уже на A.

Кроме того, за руль тяжелого мотоцикла теперь сможет сесть только совершеннолетний.

Видео о новых категориях прав:

Группа C также была разделена на две части: классическая С, позволяющая управлять тяжелыми грузовиками с разрешенной максимальной массой свыше 3,5 т. и подкатегория C1, которая позволит ехать на грузовиках свыше 3,5 т., но не превышающих массу в 7,5 т.

Какая категория нужна на «газель» — «b», «c» или «d»? «газель» грузовая и пассажирская

Конечно же, выбор нужных категорий зависит исключительно от модели используемой вами машины.

Перерегистрации водительских категорий для вождения «Газелей»

Бывают ситуации когда нужно перерегистрировать автомобиль с одной категории на другую. К примеру, вы не используете пассажирские сиденья и собираетесь их просто снять. В таком случае необходимо пойти в ГИБДД и, после прохождения определенных процедур, оформить нужные документы.

Итак, мы рассмотрели вопрос, «Какие требуются права на Газель?» и надеемся, что Вам стало ясно, как правильно, а главное законно использовать автомобиль данной марки.

Рекомендуем всегда внимательно изучать паспорт транспортного средства имеющегося автомобиля, чтобы избежать

vizitka-nf.ru

Разнообразие форм

Автомобили данной марки начали выпускать в далеком 1994 году, потом был рестайлинг этого фургона, после чего была выпущена «Газель-Бизнес», потом «Газель-Некст». На базе этого бестселлера собирали такие малотоннажные грузовики и фургоны, как «Валдай», «Соболь» и «Баргузин». Кроме того, даже в странах Ближнего зарубежья выпускается этот автомобиль, иногда под другими названиями.

Помимо разных названий, модель выпускалась еще и в разных модификациях: «Газель» грузовая, пассажирская и грузопассажирская. Есть варианты удлиненной модели. На различные автомобили нужны разные категории водительских прав. «Газель» служит для различных целей, будь то маршрутное такси или грузовые перевозки.

Каждый водитель имеет категорию водительских прав. Итак, какая категория нужна на «Газель», поможет разобраться закон и правила дорожного движения.

Обзор обновленного ГАЗ Валдай с дизельным двигателем Cummins — обзор ГАЗ-33106 с пробегом — журнал За рулем

После установки на «Валдай» дизелей Cummins ISF 3.8 продажи этих грузовиков увеличились более чем вдвое. Знакомимся с особенностями конструкции обновленных автомобилей.

Не все проекты, начатые «Группой ГАЗ» за последние 10–15 лет, выдержали проверку временем, российскими дорогами и далеко не самым толстым кошельком наших автомобилистов. Ежегодно на главных автомобильных выставках страны демонстрировались интересные автомобили-прототипы с гордым оленем на эмблеме, но не каждый из них дошел до конвейера. На реальный запуск в производство тех перспективных разработок, которым все же посчастливилось, уходит три, а то и все пять лет. Тяжело внедряются новые модели российских автомобилей.

Несомненно удачным грузовиком оказался ГАЗ-3310 «Валдай», о котором впервые начали говорить в 1999 году, в 2002-м показали на выставке в Москве, а на дорогах машина появилась только в 2005 году. В 2007 году, во времена альянса ГАЗ с LDV, «Валдай», тюнингованный английским дизайнерским центром UltraMotive, даже вывезли на выставку в Амстердам. В Европе его планировали продавать под именем LDV MX100. Объемы выпуска «Валдая» выглядят так: 2005 год — 1320, 2006 — 4900, 2007 — 6400, 2008 — 5200, 2009 — 2000, 2010 — 1800 и в 2011-м продали 4050 грузовиков.

Дилетанты долго путали «Валдай» с «ГАЗелью», случайно заехавшей на заправку под пистолет с соляркой

Дилетанты долго путали «Валдай» с «ГАЗелью», случайно заехавшей на заправку под пистолет с соляркой

Дилетанты долго путали «Валдай» с «ГАЗелью», случайно заехавшей на заправку под пистолет с соляркой

Ясное дело, «Валдай» разрабатывали стремясь добиться максимальной унификации в конструкции рамы, подвески, других агрегатов с ГАЗ-3307, а фактически — даже с ГАЗ-53. К примеру, здесь одна из самых долгоживущих деталей — нижняя часть 105-литрового топливного бака. Похоже, на этом штампе делали заготовки еще для ГАЗ-63. Но плохого в этом ничего нет. Бак, он и в Африке бак. Однако добиться полной унификации невозможно ни с «газоном», ни с «ГАЗелью». «Валдай» вклинивается между ними, дополняет их. Примерно так и производители грузовиков в Европе создают свою производственную программу, при этом часто практикуя некоторый «нахлест» на соседние модели. У «ГАЗели» полная масса — 3500 килограммов, у «Валдая» — 7400, у ГАЗ-3309 — 8,2 тонны. Из всевозможных вариантов использования шасси ГАЗ-3310 наиболее популярны борта с тентом, разнообразные фургоны, эвакуаторы. Хотя были попытки делать из «Валдая» по аналогии с зиловским «Бычком» цельнометаллические фургоны и автобусы. Попадаются даже седельные тягачи. Но потенциал ГАЗ-3310 далеко не исчерпан, и моде

www.zr.ru

Новый «Валдай NEXT» с бескапотной кабиной запустят на конвейер осенью

Горьковский автозавод (ГАЗ) объявил о сходе с конвейера первых предсерийных образцов среднетоннажного грузовика «Валдай NEXT». Как рассчитывают производители, он должен занять нишу между «тяжелыми» модификациями «ГАЗель NEXT» массой 4,6 тонны и среднетоннажным грузовиком «ГАЗон NEXT» массой от 8,7 тонны. Весовая категория нового «Валдая» — 6,7 тонны.

В пресс-службе «Группы ГАЗ» сообщили, что начало серийного производства нового городского грузовика запланировано на осень 2020 года. «До этого времени, выпущенные пилотные образцы будут проходить опытную эксплуатацию в реальных условиях», — уточнили в Группе.

Разработчики новой модели рассчитывают, что уменьшенные габариты автомобиля позволят обеспечить минимальный радиус поворота, городскую маневренность.

Автомобиль укомплектован новой шестиступенчатой коробкой передач собственной разработки ГАЗа. На предприятии также сообщили, что на автомобиль будет устанавливаться бескапотная кабина производства компании Foton. «Бескапотная компоновка позволила увеличить на 800 мм длину доступного для использования грузового пространства и обеспечить оптимальное для городского коммерческого автомобиля сочетание большого объема кузова и высокой маневренности. Так как основное направление использования «Валдай NEXT» — городской развозной фургон», — пояснили выбор автозавода в пресс-службе «ГАЗа».

Также на базе нового «Валдая» будут выпускаться различные варианты специальной техники для городского хозяйства.

«Бескапотная кабина не применялась на автомобилях ГАЗ с середины 90-х годов — с завершением производства внедорожника ГАЗ-66. В связи с заметным ростом спроса на городской развозной транспорт мы решили на «Валдае NEXT» вернуться к бескапотной компоновке. Адаптация имеющейся на рынке кабины позволила резко сократить сроки подготовки к запуску новой модели и снизить стоимость машины для покупателей», — передает пресс-служба предприятия слова президент «Группы ГАЗ» Вадима Сорокина.

Проект Горьковского автозавода по организации серийного производства «Валдай NEXT» ведется при поддержке Фонда развития промышленности РФ.

Горьковский автомобильный завод (ГАЗ) — крупнейший производитель коммерческого транспорта в России. Выпускает легкие и среднетоннажные коммерческие автомобили для малого и среднего бизнеса, различных отраслей промышленности. Доля предприятия в сегменте легких коммерческих автомобилей российского авторынка, по собственным оценкам, составляет свыше 50%, в сегменте среднетоннажных грузовиков — около 70%. Основные модели выпускаемой техники: «ГАЗель NEXT», «ГАЗон NEXT», «ГАЗель БИЗНЕС», «Соболь БИЗНЕС», «Садко».

Отзывы владельцев о грузовиках ГАЗ Валдай на Авто.ру

Рабочий автомобиль

ГАЗ Валдай

Доброе время суток, решил поделиться отзывом о своем Валдае… Итак, понадобилась машина грузоподъемностью от 3т и большим кузовом. Выбор был между Iveco daily 70 и Валдаем, поговорив с водителями

Первый отчет по Валдаю

ГАЗ Валдай

Итак, 13 декабря 2005г. мною был получен кредит и, на него 🙂 , приобретен автомобиль ГАЗ номерблиннепомнюкакой по псевдонимом «Валдай».По внешнему виду напоминающего «Газель», но посадкой повыше, бол

Автомобиль, разгоняющий бизнес

ГАЗ Валдай

В 2007 году искал автомобиль с грузоподъёмностью выше Газели и возможностью с комфортом ездить на дальние расстояния и подвернулся Валдай с двумя спалками, холодильной установкой и отопителем в фургон

Машина конечно-не очень…..

ГАЗ Валдай

Добрый день,для развоза в связи с узким финансовым бюджетом был вынужден купить- Валдай-, скажу сразу-Именно отечественные не рассматривал, ездил до этого на мерседес 1999 года, но с двиглом попал- пр

Газ «Валдай»

ГАЗ Валдай

Машиной владел 5 лет,и за это время у меня остались в основном положительные отзывы. Двигатель просто чудо (если заливать качественное топливо и не экономить на фильтрах и масле). Тяги двигателю хвата

Цена-качество

ГАЗ Валдай

Прочитал много отзывов и решил написать свой.Купил своего Валдая в2007 5м тент до этого работал только на автобусах. Поэтому это мой первый грузовой авто. На иномарку денег не хватало а б\у вообще не

О Валдая и не только…..

ГАЗ Валдай

Приветствую всех кто оказался на этой странице. В повествовании ниже хочу вам рассказать свою историю владения автомобилями Газ Валдай с двигателями Д245 и Cummins кои под моим наблюдение прошли у

Отзыв владельца про ГАЗ Валдай 2014

ГАЗ Валдай

Машина была взята из службы эвакуации, работает уже 3-и года. Проблем с машиной нет, обращайте внимание на качество покупаемых запчастей, встречается откровенное барахло. По оборудованию эвакуатора от

Газ-Валдай

ГАЗ Валдай

Купил автомобиль в 2015 году у дилера в г. Нижнем Новгороде. Надежный автомобиль во всех отношениях, большим плюсом является длина кузова, удобная погрузка, сверху , сбоку.Несмотря на свои габариты,

Валдай, ты такой Валдай

ГАЗ Валдай

Приобрел Валдай в июле 2011.До этого катался несколько раз на газели и на Фредлайнере центури. Купил с изотермой 25 кубовой. Пока гнал из Москвы в Питер почувствовал, что уже с термосом весом 1210 кг.

рассказываю, что понравилось, а что нет

Сегмент отечественных развозных автомобилей пополнился новой моделью — «Валдай Next». Ее главный козырь — бескапотная компоновка, она дает существенное преимущество при работе в стесненных городских условиях.

Максим Приходько

Особенность развозного автомобиля для города — хорошая маневренность и грузоподъемность. Что предлагала «Группа ГАЗ»? «Газель Next», одна из основных моделей коммерческого транспорта, слабовата. Самая тяжелая версия может взять на борт лишь 2,6 тонны. Следующий вариант — «Газон Next». Полная масса 8,7 тонн, но капотная компоновка портит все дело: «носатая» кабина съедает полезное пространство для надстройки. Ради нее приходится удлинять раму, а значит прощай маневренность, габариты такой машины не особо вписываются в городской пейзаж. Выход напросился сам собой — нужен грузовик с кабиной над двигателем.

ПО КАБИНАМ

Такая машина у «Группы ГАЗ» была, знаменитая «шишига», ГАЗ-66, но тот грузовик закончили выпускать 23 года назад. Разрабатывать новую кабину аналогичного типа — дело дорогое и хлопотное, а конкуренция на рынке в этом сегменте весьма серьезная. На заводе решили соединить среднетоннажное шасси «Газон Next» с хорошо известным мотором от Cummins и наиболее подходящей комплектной кабиной от стороннего производителя. Почти по такому же пути строился вначале двухтысячных годов «Валдай» первого поколения: рама от ГАЗ-4301, оперение и кабина от «Газели» плюс минский мотор Д-245.

Кабина от Foton — сплав коммерции с дипломатией. Альянс выдают шильды на дверях — GAZ/Foton.

Кабина — самая яркая деталь нового грузовика. Ее выбор от Foton — результат длительных переговоров завода чтобы достичь вилки цена/качество. Так сказать, сплав коммерции с дипломатией. Пришлось стыковывать кабину с газоновской рамой. В результате у нового грузовика оригинальные кронштейны торсионной подвески кабины, иначе расположены крепление передних амортизаторов и стабилизатора, пришлось подружить штатную электрику кабины с электропроводкой шасси. Зато новая кабина вышла на 728 мм короче капотной, и рама грузовика оказалась в полном распоряжении для надстройки. В итоге без увеличения колесной базы на машину встал стандартный 5‑метровый фургон.

Спинка сиденья среднего пассажира превращается в столик.

МОТОР

Под новой кабиной хорошо известный отечественным сервисменам дизельный Cummins. Двигатель прежнего объема — 2,8 л, мощностью 148 л. с., но выдает больший крутящий момент — 360 Нм. Для сравнения, у 3,5‑тонной «Газели» этот параметр составляет 330 Нм.

2,8‑литровый дизель Cummins мощностью 148 л. с.

Мотор соответствует экологическому уровню Евро-5, который обеспечивает система EGR. В нашей стране ее любят, не надо следить за уровнем раствора AdBlue. Но у этой системы есть и минус — машина очень требовательна к качеству топлива. Альтернативы этому силовому агрегату нет. Помните, я упоминал о дипломатии и коммерции? Двигатель и кабину в сборе поставляет один производитель.

На машине штатно установлен предпусковой жидкостный подогреватель.

Возросший крутящий момент прежняя 5‑ступенчатая коробка уже не переварила бы, поэтому на грузовик поставили новую 6‑ступенчатую трансмиссию. Коробка сделана с запасом, может выдержать до 450 Нм крутящего момента. Привод ее тросовый. Чтобы включить заднюю передачу, надо потянуть вверх кольцо на рычаге.

Еще один нюанс: так как грузовик получился полной массой меньше 12 тонн, его эксплуатация не подпадает под действия системы «Платон». Вполне допускаю, что мы увидим новую машину не только на дорогах в городе, но и на федеральных трассах. Габаритная ширина трехместной кабины составляет 2060 мм. Оборудовать в ней в случае необходимости место для отдыха вполне по силам.

Вместимость фургона составляет 8 европалет, а его полезный объем — 24,2 м3.Передняя стенка фургона не имеет дополнительного усиления.

ИНТЕРЬЕРНОЕ РЕШЕНИЕ

Внутреннее убранство трехместной кабины — полная копия Foton, там ничего специально придуманного для «Группы ГАЗ» нет. Пока кабину в сборе импортируют из Китая, со временем ее сборку планируют локализовать на заводе. Альянс выдают шильды на дверях — GAZ/Foton. В машине есть почти все: начиная от бортового компьютера, кондиционера, двухдинового мультимедийного комплекса и заканчивая предпусковым подогревателем, круиз-контролем с управлением на руле, и даже тахографом. Рулевая колонка регулируется по вылету и высоте. Зеркала электрообогреваемые, стекла с электроподъемниками. Ключ для замка зажигания выкидной. Он также подходит и для запирания кабины, а также бензобака. Производитель утверждает, что он самый объемный в классе — 125 л.

Впрочем, одну особенность подметил: у среднетоннажных грузовиков из Нижнего на панели приборов отображается давление воздуха в двух тормозных контурах машины. У новинки датчик на панели только один. Наличие перед глазами показаний сразу двух контуров меня устроили бы больше, так спокойнее.

С ЗАПАСОМ

Рама, подвеска и мосты — газоновские и отчасти от «Валдая» первой генерации. От него новинка унаследовала малолистовые пакеты задних рессор с резинометаллическими сайлентблоками и колеса диаметром 17,5 дюймов. В результате погрузочная высота машины составила 1160 мм. Как и положено современным среднетоннажникам, карданный вал необслуживаемый. В заднем мосту установлены кромочные манжеты. Сам он с гипоидной главной передачей, передаточное число главной пары — 6,6. Грузовик оборудован стабилизаторами поперечной устойчивости на передней и задней осях. Тормозная система пневматическая, WABCO. Точно такая же применяется на «Газоне Next». Тормоза всех колес дисковые, есть система курсовой устойчивости, ABS и система помощи при старте в гору.

Грузовик оборудован стабилизаторами поперечной устойчивости на передней и задней осях.

Так как новый грузовик сделан с широким применением уже хорошо известных потребителю узлов и агрегатов по другим машинам завода, проходить плановые ТО и текущий ремонт не составит большого труда. Опять же у нового среднетоннажника межсервисный интервал составляет 20 000 км.

ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

Тест-драйв проходил на машине в версии промтоварный фургон длиной 4,7 м. Данное исполнение вмещает 8 европалет, а полезный объем составляет 24 м3. Надстройка снабжена двумя задними дверями, есть выдвижная лесенка. Внутреннее освещение — два светодиодных плафона.

Первое, что сразу понравилось — все нужное для работы под рукой. Вверху обилие полочек и карманов, ухватистый руль и почти легковая посадка за ним. Подогнав под себя сиденье — оно к слову не подрессоренное, но так сделано и у большинства одноклассников — тронулся в путь. После первых пройденных поворотов сразу оценил сумасшедшую изворотливость среднетоннажника — всего четыре оборота руля от упора до упора. Маневренность фургона приятно поразила. Паспортные данные подтвердили мои ощущения: при длине чуть менее 7 метров, минимальный разворот заявлен в 6,2 м. Отсутствие на фургоне камеры заднего вида не в счет. На моей версии ее не было, но я видел на заводе товарные автомобили с камерой.

Теперь о том, с кем придется конкурировать новому «Валдаю». Отечественный рынок среднетоннажников бескапотной компоновки полной массой до 8 тонн по разным данным оценивается в 6000 штук автомобилей в год. В основном это модели из Азии. Исключением является Fuso, который вошел под крыло «ДАЙМЛЕР КАМАЗ РУС» и его можно считать европейцем. Среди представленных грузовиков лидируют китайские бренды в силу их меньшей стоимости относительно аналогичных автомобилей японских и корейских марок. Впрочем, некоторые из них подстраховались, локализовав производство своих автомобилей в нашей стране, Так сделали грузовые подразделения Hyundai и Isuzu.

Главный козырь нового «Валдая» — насыщенная базовая комплектация. То, что у конкурентов предлагается опционально, у грузовика из Нижнего есть по умолчанию. К слову, новинка оснащена фирменной заводской телематикой GAZ Connect. Рассказ о том, как она работает и какие дает преимущества, читайте в этом же номере. Еще одна из особенностей модели — потребитель получает товарный автомобиль. Самые распространенные кузова — промтоварные, изотермические фургоны, а также рефрижераторы будут выпускать прямо на заводе. В перспективе рассматривается производство эвакуаторов и самосвалов. Для таких версий в качестве опции в новой коробке предусмотрен люк для отбора мощности.

В пассив можно отнести то, что представленные надстройки сделаны в стоковом варианте, если судить по промтоварному фургону, а сторонним кузовостроительным компаниям завод шасси не предлагает. Но думается, что и без этого у нового «Валдай Next» есть шансы найти подходящую работу в городе.

  • Два варианта колесной базы: 3310 мм и 4000 мм для 6-метровой надстройки.
  • Система EGR требовательна к качеству топлива.
Технические характеристики ГАЗ-С4ARD2 «Валдай Next»
Колесная формула 4х2
Полная масса 6700 кг
Объем топливного бака 125 л
Двигатель Cummins ISF2.8s5F148M, дизельный, 4-цилиндровый, Евро-5, 2776 см3, 148 л. с. 
Коробка передач механическая, 6-ступенчатая
Подвеска (передняя/задняя) рессорная
Тормоза (передние/задние) дисковые с ABS
Размерность шин 215/75R17,5
Конкуренты Hyunday Mighti, JAC N80, Fuso Canter, Hino-300
Межсервисный интервал 20 000 км
Заводская гарантия 3 года или 150 000 км пробега

Редакция рекомендует:






Хочу получать самые интересные статьи

Анархия – мать порядка? — Клуб «Валдай»

 

Авторы обозначили жанр своей работы как утопию. Это смелое решение: любые утопические конструкции всегда остаются хрупкими, уязвимыми, а то и вообще полностью незащищёнными перед недобросовестной критикой. Критиковать утописта – всё равно, что бить ребенка. Не испытывая никакого желания заниматься этим малопочтенным делом, отметим всего несколько вопросов, нуждающихся в дальнейшем уточнении и прояснении.

Несколько смущает то, как авторы трактуют морально-этическое измерение мировой политики. То есть, разумеется, очень хорошо, что они признают важность данного измерения, отходя от давно устаревших парадигм «политического реализма» прошлого века. Но этика – дама весьма требовательная. Авторы вкладывают в уста будущего Генерального секретаря ООН вполне недвусмысленное суждение: «…В центре всего должно быть чёткое понимание, что такое добро и зло». А через абзац тот же Генеральный секретарь, словно спохватившись, заявляет, что «фрагментация мира заставила признать, что ценностный и этический плюрализм – не только данность, но и благо».

Однако этический плюрализм как раз и означает отсутствие общего согласия в том, что такое добро и зло, справедливость и несправедливость, чего делать можно и чего делать нельзя. Будет ли крепкой семья, в которой муж и жена, родители и дети по отношению друг к другу пребывают в состоянии этического плюрализма? Где та грань, которая отделяет этический/ценностный плюрализм от морального релятивизма, а точнее – от готовности принимать как должное аморальность во внутренней и вседозволенность во внешней политике?

Любопытно, что в итоге своего анализа авторы приходят к выводу о том, что новый миропорядок должен строиться на индивидуализме и рационализме, каковые представляют собой «фундаментальные основы европейской политической философии». Значит ли это, что при всём ценностном плюрализме Запад вновь торжествует, а Восток в очередной раз повержен? Такой неявной констатацией и завершается разговор о плюрализме ценностей будущего мира.

Кстати, о рационализме. Авторы, как и полагается добропорядочным утопистам, уповают на рациональное понимание индивидуумами и государствами своих интересов. «Если гегемония более невозможна (а мы полагаем, что современный мир убедительно это продемонстрировал), стремление к ней перестаёт быть рациональным… То, что победа недостижима, лишает борьбу рационального смысла».   

Звучит красиво, но не слишком убедительно. Разве человеческие поступки всегда рациональны? «Кровь бросилась ему в голову, мысли спутались, и не промедлив более ни секунды, д’Артаньян выхватил шпагу…» Или авторы полагают, что государства ведут себя более рационально, чем отдельные импульсивные граждане? Увы, это не так.

Валдай-ПРОБИО-1/24 — Продукция — НПО Экосистема

В-ПРОБИО-1/24-В1-11 30.22.01.001 Одноэтажная станция включает 2 утепленных блок-модуля, напорный флотатор, биоблок с усреднителем, блок технологического оборудования
Материал емкостей: Сталь 3 с антикоррозионным покрытием
Трубопроводная обвязка: ПВХ, полипропилен
Комплекс оснащен крыльцом, лестницей и ограждением для обслуживания люков
Отопление — электрическое, приточно-вытяжная вентиляция
СОСТАВ: Предочистка — мешковый фильтр, усреднитель, блок подачи воды, напорный флотатор с флокулятором, блок коагулянта и флокулянта, блок приема пены, аэротенк-денетрификатор, вторичный отстойник, биоблок доочистки, безнапорная фильтрация, блок гипохлорита, аэробный стабилизатор, без обезвоживателя, Уф-обеззараживание, воздуходувки (рабочая, резерв)
Габаритные размеры (ДхШхВ), м: 12х5,6х2,9 (с ограждением 4,2м)
Масса (трансп/рабочая), кг: 18000/50000
Электропитание: 50Гц,3ф 380В, I-я категория электроснабжения
Мощность, кВт: 15,5
Есть Не комплектуется Единая система управления — локальные и центральный шкафы на ПЛК КИП: расходомер, датчики уровня, манометры
В-ПРОБИО-1/24-В1-12 30.22.01.002 Одноэтажная станция включает 2 утепленных блок-модуля, напорный флотатор, биоблок с усреднителем, блок технологического оборудования
Материал емкостей: Сталь 3 с антикоррозионным покрытием
Трубопроводная обвязка: ПВХ, полипропилен
Комплекс оснащен крыльцом, лестницей и ограждением для обслуживания люков
Отопление — электрическое, приточно-вытяжная вентиляция
СОСТАВ: Предочистка — мешковый фильтр, усреднитель, блок подачи воды, напорный флотатор с флокулятором, блок коагулянта и флокулянта, блок приема пены, аэротенк-денетрификатор, вторичный отстойник, биоблок доочистки, безнапорная фильтрация, блок гипохлорита, аэробный стабилизатор, мешковый обезвоживатель, Уф-обеззараживание, воздуходувки (рабочая, резерв)
Габаритные размеры (ДхШхВ), м: 12х5,6х2,9 (с ограждением 4,2м)
Масса (трансп/рабочая), кг: 18000/50000
Электропитание: 50Гц,3ф 380В, I-я категория электроснабжения
Мощность, кВт: 15,5
Есть Мешковый обезвоживатель Единая система управления — локальные и центральный шкафы на ПЛК КИП: расходомер, датчики уровня, манометры
В-ПРОБИО-1/24-В1-01 30.22.01.031 Одноэтажная станция включает 2 утепленных блок-модуля, напорный флотатор, биоблок, блок технологического оборудования
Материал емкостей: Сталь 3 с антикоррозионным покрытием
Трубопроводная обвязка: ПВХ, полипропилен
Комплекс оснащен крыльцом, лестницей и ограждением для обслуживания люков
Отопление — электрическое, приточно-вытяжная вентиляция
СОСТАВ: Предочистка — мешковый фильтр, блок подачи воды, напорный флотатор с флокулятором, блок коагулянта и флокулянта, блок приема пены, аэротенк-денетрификатор, вторичный отстойник, биоблок доочистки, безнапорная фильтрация, блок гипохлорита, аэробный стабилизатор, без обезвоживателя, Уф-обеззараживание, воздуходувки (рабочая, резерв)
Габаритные размеры (ДхШхВ), м: 12х5,6х2,9 (с ограждением 4,2м)
Масса (трансп/рабочая), кг: 18000/50000
Электропитание: 50Гц,3ф 380В, I-я категория электроснабжения
Мощность, кВт: 15
Не комплектуется Не комплектуется Единая система управления — локальные и центральный шкафы на ПЛК КИП: расходомер, датчики уровня, манометры
В-ПРОБИО-1/24-В1-02 30.22.01.032 Одноэтажная станция включает 2 утепленных блок-модуля, напорный флотатор, биоблок, блок технологического оборудования
Материал емкостей: Сталь 3 с антикоррозионным покрытием
Трубопроводная обвязка: ПВХ, полипропилен
Комплекс оснащен крыльцом, лестницей и ограждением для обслуживания люков
Отопление — электрическое, приточно-вытяжная вентиляция
СОСТАВ: Предочистка — мешковый фильтр, блок подачи воды, напорный флотатор с флокулятором, блок коагулянта и флокулянта, блок приема пены, аэротенк-денетрификатор, вторичный отстойник, биоблок доочистки, безнапорная фильтрация, блок гипохлорита, аэробный стабилизатор, мешковый обезвоживатель, Уф-обеззараживание, воздуходувки (рабочая, резерв)
Габаритные размеры (ДхШхВ), м: 12х5,6х2,9 (с ограждением 4,2м)
Масса (трансп/рабочая), кг: 18000/50000
Электропитание: 50Гц,3ф 380В, I-я категория электроснабжения
Мощность, кВт: 15
Не комплектуется Мешковый обезвоживатель Единая система управления — локальные и центральный шкафы на ПЛК КИП: расходомер, датчики уровня, манометры

Водительское удостоверение в Валдае — где поменять и как получить в 2021 году

A мотоциклы
A1 мотоциклы с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 куб. см, и максимальной мощностью, не превышающей 11 киловатт
B автомобили (за исключением ТС категории «A»), РМС (разрешенная максимальная масса) которых не превышает 3500 кг и число сидячих мест которых, помимо сиденья водителя, не превышает восьми; автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, РМС которого не превышает 750 кг; автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг, но не превышает массы автомобиля без нагрузки, при условии, что общая РМС такого состава ТС не превышает 3500 кг
B1 трициклы и квадрициклы
C автомобили, за исключением автомобилей категории «D», РМС которых превышает 3500 кг; автомобили категории «C», сцепленные с прицепом, РМС которого не превышает 750 кг
C1 автомобили, за исключением автомобилей категории «D», РМС которых превышает 3500 кг, но не превышает 7500 кг; автомобили подкатегории «C1», сцепленные с прицепом, РМС которого не превышает 750 кг
C1E автомобили подкатегории «C1», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг, но не превышает массы автомобиля без нагрузки, при условии, что общая РМС такого состава ТС не превышает 12 000 кг
D автомобили, предназначенные для перевозки пассажиров и имеющие более восьми сидячих мест, помимо сиденья водителя; автомобили категории «D», сцепленные с прицепом, РМС которого не превышает 750 кг
D1 автомобили, предназначенные для перевозки пассажиров и имеющие более восьми, но не более шестнадцати сидячих мест, помимо сиденья водителя; автомобили подкатегории «D1», сцепленные с прицепом, РМС которого не превышает 750 кг
D1E автомобили подкатегории «D1», сцепленные с прицепом, который не предназначен для перевозки пассажиров, РМС которого превышает 750 кг, но не превышает массы автомобиля без нагрузки, при условии, что общая РМС такого состава ТС не превышает 12 000 кг.
BE автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг и превышает массу автомобиля без нагрузки; автомобили категории «B», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг, при условии, что общая РМС такого состава ТС превышает 3500 кг
CE автомобили категории «C», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг
DE автомобили категории «D», сцепленные с прицепом, РМС которого превышает 750 кг; сочлененные автобусы
Tm трамваи
Tb троллейбусы
M мопеды и легкие квадрициклы

наблюдений 8-го ежегодного международного дискуссионного клуба «Валдай»

В последние дни в России произошел значительный политический сдвиг, который бросает серьезный вызов власти премьер-министра Владимира Путина, а также его потенциалу для победы на предстоящих президентских выборах. Очевидно, что российский политический ландшафт переживает переломный момент. Дальнейшая траектория России будет в значительной степени зависеть от того, как премьер-министр Путин отреагирует на эти недавние вызовы своей власти.Учитывая эти события, крайне важно понять, в чем заключаются мотивы и действия премьер-министра Путина, а также то, каковы могут быть его планы на будущее России.

Месяц назад ученые Брукингса Клиффорд Гэдди и Фиона Хилл имели возможность лично встретиться с премьер-министром России в Международном дискуссионном клубе «Валдай». 7-11 ноября 2011 года в Москве и Калужской области состоялось восьмое ежегодное собрание Международного дискуссионного клуба «Валдай».Когда Хилл и Гэдди вернулись из России, они сели вместе и обсудили некоторые из своих наблюдений во время той встречи. Первоначально записанный разговор был задуман как справочная информация и материал для их будущей книги «Г-н Путин: оперативник в Кремле». В свете недавних событий два исследователя решили подготовить стенограмму своей дискуссии, чтобы лучше понять нынешнее мышление Путина.

Международный дискуссионный клуб «Валдай», в котором Хилл и Гэдди встретились с Путиным, является инициативой официальных лиц и аналитиков в Кремле и вокруг него.Финансирование клуба осуществляется через государственное информационное агентство РИА Новости. Ежегодно около 40 иностранных экспертов, ученых, журналистов и политиков зарубежных аналитических центров приглашаются в Россию для двухдневных дискуссий с рядом своих российских коллег. Затем иностранный контингент также участвует во встречах с российскими правительственными и политическими деятелями в Москве. Валдайский клуб остается под неформальным патронатом Владимира Путина; он единственный правительственный деятель, с которым иностранные участники встречались каждый год.


КЛИФФОРД ГЭДДИ: Фиона, мы вернулись из России, где в этом году присутствовали на заседании Валдайского дискуссионного клуба [ноябрь. 7-11, 2011]. Это была восьмая встреча в серии. По крайней мере, один из нас был на каждой встрече.

FIONA HILL: Кроме 2008 года. В этом году Валдайский клуб был вывезен в Чечню.

GADDY: Да, конечно. Каждый год, кроме 2008 года. В некоторые из тех лет, в том числе и в этом году, мы оба присутствовали.К настоящему времени у нас есть некоторое представление об этих событиях. Многие из наших товарищей по участию уже писали о встрече этого года. Но я подумал, что было бы интересно, если бы мы с вами поделились некоторыми из наших более неформальных и личных наблюдений, как из основного момента — ужина с Путиным, так и из остальной части Валдайской программы, которая была поездкой в ​​Калужскую область.

Итак, начнем с ужина с Путиным. Вы сидели рядом с Путиным второй год подряд.Что вас больше всего поразило в нем или этой встрече на этот раз?

HILL: Больше всего меня поразило то, что в отличие от прошлого Путин начал повторяться. Было несколько анекдотов, которые он рассказывал нам раньше. Это не похоже на Путина. Всегда в прошлом он, кажется, гордился тем, что придумывает какую-то новую идею, что-то интересное, что он может сказать, какой-то «резкий» ответ на вопросы.

В прошлом году, например, он поразил нас ответом об Оливере Кромвеле — о том, когда статуя Кромвеля будет удалена из здания парламента — в ответ на вопрос британского коллеги об удалении Ленина из мавзолея.Мы все подумали: «Ого, как он это придумал?» На этот раз я просто не чувствовал, что он приложил столько усилий к встрече. Я думаю, что он немного знаком с группой. Он не обязательно предвидел все вопросы и имел простые ответы, но иногда он просто пытался ответить. И что касается главного вопроса, как вы поддерживаете работу созданной вами системы — этот вопрос все так или иначе задавали, когда не спрашивали о каких-то очень узких, конкретных проблемах политики — он не действительно есть ответ.Он не представил никакой идеи, кроме того, что он центральная фигура в системе, и он будет придерживаться плана, который, по его словам, он и его команда разработали в отношении «России 2020». Мне показалось, что он даже выглядел несколько рассерженным на членов Валдайской группы, что мы не сошлись с планом, что мы не поняли после всех этих лет встреч с ним, что у него все под контролем и все плавно движется. На самом деле, он как бы сказал: «Все уже выложено, почему у тебя еще нет этого?»

ГЭДДИ: Согласен.Я не был на встрече на Валдае в прошлом году, но по сравнению с прошлыми годами у меня возникло ощущение, что Путин механичен. Это было так, как если бы вы просто нажали кнопку и получили заранее запрограммированный ответ.

Было бы полезно, если бы мы объяснили формат этого обеда, задавая вопросы и ответы с Путиным. Вот и все — просто вопросы и ответы. Путин сначала вообще ничего не говорит; он просто позволяет людям задавать вопросы. Затем он отвечает. Это не разговор как таковой, хотя он так это называет.Нет никаких компромиссов или взаимных уступок, даже то, что вы могли бы иметь на обычной пресс-конференции, когда вы задаете вопрос и можете получить ответный вопрос или можете сделать его более точным, если увидите что собеседник уклоняется от ответа. Это означает, что, очевидно, есть несколько настоящих вопросов по софтболу.

HILL: Да, например, «Mr. Путин, как вы думаете, как складываются отношения с Китаем в этом году? »

GADDY: Или «Не могли бы вы прокомментировать, насколько хорошо вы выступили?» Даже в этом случае большинство людей все же пытается задать вопросы, которые вызовут какой-то осмысленный ответ.Я думаю, все знают, что Путин решает, хочет он дать такой ответ или нет. Он может взять любой вопрос, скучный вопрос и сделать его интересным, или он может ответить на интересные вопросы и сделать их скучными.

Я думаю, что на прошлых встречах были времена, когда мы были впечатлены тем, как Путин отвечал на вопросы. Он действительно хотел что-то сказать, он хотел что-то сообщить или он хотел произвести впечатление, что он проницателен и знает все факты под рукой.

HILL: Но на этот раз он не пытался этого сделать — если только это не было связано с проблемой гидроразрыва пласта [гидроразрыва пласта, метода, используемого для добычи сланцевого газа]. Единственный раз, когда я подумал, что он по-настоящему заинтересовался, это когда он хотел объяснить нам, насколько опасен гидроразрыв и как добывается сланцевый газ, который, как он утверждает, не имеет никаких реальных перспектив нигде за пределами Соединенных Штатов и, возможно, Польши.

GADDY: Да, он взял свое меню или что-то еще, листок, который у него был перед собой, и начал рисовать диаграммы того, как якобы выглядит гидроразрыв, как проводится горизонтальное бурение и как закачивается жидкость. и так далее.С ложной скромностью он сказал: «Я не эксперт в этом, но я, вероятно, знаю больше, чем кто-либо другой в этой комнате…», а затем он продолжил рисовать иллюстрации и показывал их всем.

HILL: Это был единственный раз, когда он действительно оживился, за исключением того, когда он говорил о противоракетной обороне, когда он делал то же самое. Он рисовал в пространстве всевозможные траектории перехвата баллистических ракет, и он рисовал — я не совсем понимал, что он рисовал — но на странице была странная небесная дуга.В любом случае он пытался показать нам, каким образом предлагаемая в настоящее время система противоракетной обороны была направлена ​​против ракет.

GADDY: Что ж, говоря о противоракетной обороне, как вы оцениваете его отношение к Западу, в частности к США? Вы знаете, каждый год мы спрашиваем себя, что он хочет нам донести, какие сообщения, если таковые имеются, он пытается использовать эту группу для общения?

HILL: Очевидно, что противоракетная оборона была критическим моментом, когда он устанавливал маркеры.Он, казалось, очень ясно давал понять, что мы — США и Запад в целом — пытаемся обойти Россию по противоракетной обороне, и его ничто не обмануло. Он выразил личное убеждение, свое мнение, что противоракетная оборона — это все о России, а не об Иране — он даже не упомянул Иран — и намерение состояло в том, чтобы перехватить российские межконтинентальные баллистические ракеты.

GADDY: А как насчет его предполагаемой цитаты из Рогозина [посла России в НАТО]?

HILL: Да, он продолжал утверждать, что группа U.Официальные представители С. заявили российскому официальному лицу, что на самом деле противоракетная оборона — это «все для России». На самом деле он не назвал имя российского чиновника, но вмешался Эндрю Качинс [из CSIS], чтобы сказать, что упомянутый разговор должен был иметь место между Дмитрием Рогозиным, посланником России при НАТО, и сенаторами, прибывшими в Брюссель. Энди указал, что нет никаких доказательств, кроме заявления самого Рогозина, что сенаторы говорили что-либо подобное. Это была апокрифическая история, миф. Затем Путин развязал еще один классический миф о КГБ, чтобы попытаться опровергнуть точку зрения Кучина.По сути, он утверждал, что ряд ученых, участвовавших в Манхэттенском проекте, разгласили секретные детали проекта, потому что международное научное сообщество хотело создать баланс в глобальной системе и не хотело, чтобы одна страна имела преобладание ядерной энергии. По сути, он утверждал, что со стороны ученых существовал международный консенсус, а не заговор, чтобы убедиться, что Советский Союз и все остальные будут иметь доступ к одной и той же технологии, чтобы ни одна страна не могла господствовать над другими.И он сказал, что это снова происходит с противоракетной обороной, ученые говорили правду о ее возможностях, чтобы восстановить баланс.

Путин не пошел дальше в этом вопросе, потому что, я думаю, он понял, что ведет себя слишком жестко, и вся дискуссия теперь была сосредоточена на противоракетной обороне и ядерных отношениях с США. четкий маркер вниз и довольно длинный рассказ о противоракетной обороне. Он сказал: «Но, конечно, мы заинтересованы в продолжении сотрудничества с США.”

Однако Путин не придумал ничего конкретного по поводу того, что это может повлечь за собой. Так что он определенно придерживался довольно агрессивных, а не просто консервативных позиций по противоракетной обороне. Он сделал нечто подобное с энергетическим вопросом, который, кажется, всегда его интересовал. Путин категорически возражал против перспектив добычи сланцевого газа (хотя мы знаем, что Россия сама вкладывает средства в некоторые собственные проекты по гидроразрыву и разведку сланцевого газа в США, чтобы убедиться, что они достаточно хорошо осведомлены об этих методах).

GADDY: Справа. Как вы сказали, он настаивал на том, что у сланцевого газа нет будущего, кроме Польши и США.

HILL: Из-за воздействия на окружающую среду. Как ни странно, он утверждал, что в Соединенных Штатах бурение ведется только в отдаленных районах. На самом деле, конечно, это делается в центре одного из самых густонаселенных районов Восточного побережья. Он также сказал еще более странно, что если пролететь на вертолете над U.Южное Восточное побережье — можно предположить, что это сделал он сам — можно было легко увидеть ущерб окружающей среде сверху. Это довольно странно, потому что вы не можете увидеть, что происходит до такой степени, с воздуха. Впоследствии мы предположили, что, возможно, он перепутал это с удалением вершин горы для добычи угля. Мы понятия не имели, о чем он говорил.

ГЭДДИ: Обычно он не делает таких ошибок. Так что либо его дезинформируют, либо его собственное высокомерие не позволяет ему серьезно задуматься о том, сколько он знает и сколько не знает.Он неоднократно выдвигал идею, что он на вершине всего, что ему не нужно ни объяснять себя, ни защищаться. Он дал Энди Качинсу еще один ответ, который суммировал все его отношение.

Энди спросил про сброс. Он сказал Путину, что перезагрузка была более тесно связана с президентом Медведевым, чем вы, и люди опасаются, что, когда вы вернетесь, вы не будете поддерживать перезагрузку. Как вы думаете, господин Путин, что вам нужно сделать, чтобы доказать людям, что вы поддерживаете перезагрузку? Путин ответил: «Я не думаю, что мне нужно никому что-то доказывать.”

HILL: Это действительно подводит итог всему тону ужина. Во-первых, тот факт, что он приехал необычайно поздно, а когда он, наконец, прибыл, он не дал никаких объяснений или, очевидно, никаких извинений. Зачем ему? Ему не нужно ни перед кем извиняться.

Еще одна вещь, которую я заметил на этот раз, это то, что он посмотрел на свои часы, как будто он немного устал от встречи. Я впервые видел, как он это делает. На предыдущих встречах он никогда не смотрел на часы.Во всяком случае, мы смотрели на часы, а не на него. На этот раз он взглянул на нее дважды. Но затем он, очевидно, решил, что ему следует продолжать работу по какой-то причине, что меня немного сбивало с толку. Это было похоже на то, как будто он делал движения. Тогда, возможно, он почувствовал, что ему действительно нужно приложить немного больше усилий и просто услышать то, что все говорят. Но, как обычно, никаких заметок не делал. Однако его записки передал [его пресс-секретарь] Песков.

GADDY: У вас была интересная история об одной из этих записок, не так ли?

HILL: Да, есть несколько историй о записках.Записки, которые он получал от Пескова, обычно были личными вещами о людях, которые задавали вопросы. Например, одна в самом конце была про Габора Штьера из Венгрии. Это было для того, чтобы сказать Путину, что Габору исполнилось 50 лет и что он, возможно, захочет упомянуть об этом. Путин так и сделал, и так мы закончили обед.

Еще одна заметка перед этим, которая была важной, была записка, которую Путин просто взглянул, а затем сунул в левый нагрудный карман. Некоторое время спустя он вспомнил, что это было там.Я видел, как он похлопал себя по карману — я думаю, он думал: «О, записка» — так что он потянулся и вынул ее. Он был очень крупным шрифтом — таким большим, что я мог легко его прочитать. В нем говорилось, что Джон Скарлетт, сидевший за столом слева от него, был бывшим главой МИ-6, то есть высшей разведывательной службы Великобритании, с 2006 по 2009 год. Путин, очевидно, не был проинформирован об этом заранее. . В записке предлагалось поблагодарить Джона Скарлетта. В записке также указывалось, что у Джона Скарлетта на лацкане был красный цветок.Что ж, это был День перемирия, конец Первой мировой войны; это было 11.11.11, и все британцы носили маки в честь этого дня. Так что это немного сбивало с толку. Тем более, что к тому времени, как он прочитал записку, Джона Скарлетта уже вызвали, чтобы задать вопрос. Он относительно рано задал вопрос о внешней политике. Таким образом, Путин явно не зарегистрировал, что он уже обращался к Скарлетт.

Это было интересно, так как вокруг стола были довольно большие таблички с идентификацией участников.Все они столкнулись с Путиным. Теперь они были не по-русски; насколько я помню, все они были на английском. Но Путин умеет читать по-английски. Итак, по моим наблюдениям, здесь мы имеем ситуацию, когда Путину передают распечатанные заметки, которые должны быть написаны крупным текстом, и он также не может прочитать большой плакат с именем Джона Скарлетта. Так что я думаю, что Путин может быть довольно близоруким. И он не носит контактных линз, потому что, конечно, я сидел так близко, что мог смотреть ему в глаза и видеть, что он был без контактных линз.

Ясно, что мужчина с его энергией и превосходными физическими качествами не хотел бы, чтобы его видели в очках. В любом случае, со всеми этими видами спорта, которыми он занимается, они, вероятно, не самая практичная вещь для ношения.

Итак, я боюсь, что он не смог прочитать табличку с именем, поэтому он просто искал красный цветок. К сожалению, человеком с красным цветком в том направлении, куда смотрел Путин, был Анатолий Ливен, который не был главой SIS или MI6 с 2006 по 2009 год.Я был очень сбит с толку, когда Путин указал на Анатолия и назвал его «бывшим коллегой».

GADDY: Я думаю, что Анатолий тоже очень запутался.

HILL: Мы все были такими. Все думали: «Алло? Мы что-то не знали об Анатолии Ливене? » Анатолий пошел дальше и задал свой вопрос. И Путин, если он понял, что совершил ошибку, никогда не дрогнул. Конечно, потому что он обучен этому не делать.

Но факт, что сам мужчина стареет.Ему 59 лет. После 40 лет зрение ухудшается у всех, кто бы вы ни были, если только у вас нет чудесного зрения. Так что даже если г-н Путин мог бы использовать какие-то бифокальные очки, он бы не стал их носить, тем более публично. Это не просто банальное наблюдение, немного красок после ужина. Это резюмирует тот факт, что у него есть образ, который он должен поддерживать постоянно. Он просто не может ослабить бдительность. Следует избегать любых признаков слабости или каких-либо признаков замешательства.

GADDY: Да, именно так.Мы пришли к мысли, что он самодостаточный человек. Он — единственный. Его достаточно, и ему действительно не нужно, как он сказал, защищаться, объяснять себя или извиняться перед кем-либо ни за что. Более того, он, кажется, даже не заботится о том, чтобы убедить людей, что есть нечто большее, чем он. [Российский аналитик из американского Института мировой безопасности] Николай Злобин задал вопрос о том, какой будет система после вас. Злобин сказал: «Мы не видим новых лиц. Мы не видим вокруг вас молодых людей.Нет ли более молодых лиц? » Тут Путин ответил: «Ой, ты ошибаешься. Есть лица помоложе ». Николай говорит —

HILL: «Ну и кто?»

GADDY: «Медведев», — говорит Путин. Мы были в шоке.

HILL: Я знаю. Мы все подавили смех.

GADDY: А потом Николай продвигает дальше: «Так кто же еще?» И снова он ответил: «Медведев».

Итак, он даже не признал, что это проблема, с которой он пытается справиться.Можно было подумать, что он хотя бы сделает вид, что признает, что это законное беспокойство людей. Кажется, он даже не хочет отвечать на подобные вопросы.

Итак, в этом контексте понятие его личной силы, его здоровья и его молодости становится тем более важным именно потому, что у него нет никого другого, и поэтому он должен быть тем, кто олицетворяет динамизм, молодость и силу.

HILL: И тот, кто поддерживает работу системы, и придерживается плана, и держит все в рабочем состоянии на будущее.

GADDY: Это будет похоже на «Изображение Дориана Грея». Он может на время предотвратить появление признаков старения, но, как вы говорите, все стареют, и доказательства этого в конечном итоге проявляются. Еще одна вещь, которая поразила меня … я не знаю, видел ли это кто-нибудь еще. Я думаю, что почти все стояли вокруг стола и ждали, когда он войдет, когда подъехал его кортеж. Но я не мог сесть на свое место, потому что там были все телекамеры. Поэтому я решил просто стоять у входной двери, где я видел, как он вошел.На улице стояла довольно мягкая погода, шла снеговая пыль, но для Москвы погода была достаточно мягкой. Его машина подъезжает буквально на 10 или 12 футов к дверному проему, он выходит из машины в этой воздушной лыжной куртке.

Он входит в дверь, затем останавливается, не говоря ни слова, и просто стоит, опустив руки, как бы сбоку. Один из его помощников по безопасности скользит к нему, снимает с него лыжную куртку и исчезает на заднем плане. Второй парень так же плавно движется вперед в спортивной куртке и накидывает ее себе на плечи.Затем он продолжает двигаться вперед. Как будто он никогда не останавливался.

HILL: Это похоже на показ мод с быстрыми изменениями, они отрываются и возвращаются.

GADDY: Именно так. Конечно, увидев это, когда он вошел, мне было любопытно посмотреть, произойдет ли то же самое в обратном порядке, когда он уйдет. И действительно, так оно и было. Мне было интересно, что это за самооценка.

Еще одним интересным аспектом ужина было место, обстановка.

HILL: Согласен. Встречи Путина с валдайской группой больше не проходят в официальных местах, таких как Кремль или другие официальные правительственные места. Теперь мы в мире частного сектора. Последняя встреча в Сочи была в санатории «Русь», где Путин появился в самом красивом льняном костюме, невероятно скроенном, и выглядел так, будто он только что пришел после массажа, сауны или чего-то еще, потому что выглядел таким свежим и расслабленным. На этот раз мы встретились в этом ресторане, о котором писали несколько человек.

GADDY: В конном клубе.

HILL: Конноспортивный комплекс «Новый век» в ресторане, который по-французски называется Cheval Blanc или «Белая лошадь», что привело к всевозможным предсказуемым предположениям о том, является ли он рыцарем на белом коне, и вопросы о том, кто выбрал это место, и т. д.

Это была необычайно странная обстановка для подобного события, опять же, демонстрирующая эту персонализацию, эту приватизацию всей системы.Вопрос в том, кто это выбрал? Значимость этого места заключалась в том, что здесь содержатся президентские лошади, то есть лошади, подаренные им — возможно, скорее всего от туркмен. Было множество экзотических туркменских пород, которые, как предполагается, были предшественниками арабских жеребцов, потому что, как люди, вероятно, помнят, туркмены на самом деле являются знаменитым конным народом степи и, возможно, людьми, которые первыми приручили лошадь. Так что здесь были довольно впечатляющие лошади.

GADDY: Что подарили Медведеву, да?

HILL: Которые были отданы Медведеву, а не Путину. Но затем, конечно, у нас есть все эти образы Путина верхом на лошади, Путина с обнаженной грудью на коне, Путина как человека действия. И в составе этого комплекса тренировалось несколько чемпионов России по конной выездке. Было очень впечатляюще наблюдать, как они тренируются. Никто из нас не был уверен, что делать с обстановкой и какое сообщение было передано.Мы были очень сбиты с толку, очень сбиты с толку. Но это добавило к этому чувству изобилия, которое последовательно нарастало после встреч клуба «Валдай» с Путиным и другими лидерами, вокруг довольно экстравагантных обедов. В аквариуме плавала даже пара осетровых, находящихся под угрозой исчезновения, хотя в тот вечер их не было в меню. Это было просто невероятно странно.

GADDY: Оставаясь там в течение трех часов, пока мы ждали прибытия Путина, когда нам подавали вино и другие напитки, вам нужно было придумать что-нибудь интересное.Итак, пара из нас поговорила с менеджером ресторана. Он сказал нам, что весь главный зал ресторана, в котором мы ужинали, был реконструирован только для этого единственного приема пищи. Обычно в этом эксклюзивном частном ресторане были небольшие уютные кабинки и так далее. Кабинки, колонны и прочее в центре этой большой комнаты было убрано, и они будут заменены, как только мы закончим ужин. Но вы бы этого не заметили, когда вошли туда.

HILL: Нет, вы бы не поверили, что там была такая продуманная постановка.Вот как должна работать хорошая постановка.

GADDY: Если говорить о постановке, Валдайская группа сама по себе является идеальным постановочным мероприятием, не так ли? Там нас было около 40 с лишним иностранных участников — аналитиков, журналистов, самых разных людей из разных стран мира, которые смотрят на Россию. У нас не только ужин с Путиным — это приз, если хотите. Но прежде чем вы пообедаете, вы должны заплатить цену, которая состоит в том, чтобы вынести несколько дней долгих бесед с российскими коллегами по вечерам.

Эти занятия проводятся в одном из регионов России за пределами Москвы. За эти годы мы побывали повсюду от Татарстана до Ханты-Мансийска в Западной Сибири, до самых глубин Восточной Сибири, на Северном Кавказе и в европейской части России. На этот раз нас отвезли в пригород Москвы, Калужскую область. Калуга — это витрина прямых иностранных инвестиций в России, где есть ряд специальных промышленных зон для преимущественно иностранных компаний.Его возглавляет прогрессивный губернатор Анатолий Артамонов, который пообщался с нами и пригласил нас на обед.

Мы посетили некоторые особые экономические зоны. Фактически наша гостиница находилась в одной из промышленных зон, а не в городе Калуга. У некоторых из нас была возможность — мы воспользовались возможностью — взять такси до города. Это не входило в программу.

HILL: Поразмыслив, я понимаю, почему сам город Калуга не был включен в программу. Мы были немного удивлены, когда приехали в отель, в который нас забронировали.Судя по его сайту издалека, казалось, что это, возможно, недалеко от центра Калуги. Ничего не было, чтобы предположить, что это не так. Но он находился на окраине города, примерно в 20 минутах езды от центра Калуги, и рядом с ним не было ничего, кроме небольшого невзрачного деревенского поселения, кроме гигантского нового Volkswagen фабрика. Поблизости находились другие более крупные заводы, Volvo и Peugeot. И завод, который производит прессование стальных деталей, которые в какой-то степени будут снабжать близлежащие автомобильные заводы.Таким образом, мы по сути находились на территории комплекса в глуши. Дойти было некуда — мы действительно пытались прогуляться и в итоге застряли по дороге на завод. Единственной альтернативой было выбраться на несколько пустых полей. Общественных автобусов или общественного транспорта не было, кроме автобусов, доставляющих людей на завод Volvo. Это была действительно очень странная установка. Так что мы были там в плену.

В результате пребывания в этом месте мы обнаружили, что это также опыт людей, которые приезжают на завод Volkswagen, потому что это был их отель.Насколько мы могли судить, он был полностью построен для обслуживания приезжих немцев. Его могли взять из какого-нибудь промышленного города Германии и просто шлепнуть прямо в это уединенное место. Все светильники немецкого производства.

Мы обратили внимание на эту тему об особых экономических зонах Калуги. Они были очень отделены от самого города. Так что возникло ощущение разделения этих инвестиций. Когда мы сбежали на такси в Калугу, мы поняли, что это действительно так, что присутствие этих автозаводов практически не повлияло на саму Калугу.Таксист сказал нам, например, что, хотя на заводе Volkswagen работают 400 немцев, на заводе Volvo работают шведы, на заводе Peugeot французы и так далее, в самой Калуге их не видно. С точки зрения простых людей, эти вложения не так уж сильно просочились в Калугу.

Мы не заметили, что Калуга в результате особо нарядилась. Определенно были какие-то новые здания, которые построила местная власть.Был торговый центр. В центре была еще пара отелей. Несколько церквей и парков были красиво отремонтированы. В центре города было много маленьких магазинчиков. Но общая структура города с точки зрения мест, где жили люди, на самом деле не показала особой пользы.

Мы не могли понять, где на самом деле могли жить немцы и европейцы, прикомандированные к фабрикам, и была ли там международная школа.Было очень странное чувство отделенности от всего этого.

GADDY: Калуга позиционируется как образцовая местная экономика, которую предстоит воспроизвести в остальной части России. Калуга, похоже, добилась явных успехов в привлечении иностранных инвестиций в эти кластеры. Один для фармацевтики, другой для автомобилестроения и другие для других отраслей промышленности. Об этом нам рассказали подробно. Правительство пытается привлечь иностранных инвесторов в рамках программы, которая действительно началась до финансового кризиса и была значительно ускорена во время кризиса.

Я уже давно занимаюсь этим вопросом. Россия на пике своего бума, до падения цен на нефть в 2008 году, была ведущим автомобильным рынком в Европе. Русские покупали больше автомобилей, чем немцы. Но 80 процентов всех продаваемых в России автомобилей были импортными. В 2000 году эта цифра выросла примерно с восьми процентов. Поэтому Путин решил сказать: «Хорошо, если вы собираетесь продавать нам товары и пользоваться нашим рынком, нам нужно, чтобы вы разместили некоторые из своих производств. мощностей здесь, по крайней мере, сборочных.Поэтому он обратился к местному деятелю, губернатору Калуги Анатолию Артамонову, для развития этих особых экономических зон. Артамонов объяснил нам свой подход. Он изложил очень простой набор принципов, на которых работает его программа. «Мы собираемся дать какие-то гарантии иностранным инвесторам и будем их придерживаться. Если мы думаем, что проект приемлем для нас, наше слово — наша гарантия, и мы будем придерживаться их ».

Интересно посмотреть, что именно он гарантировал. Он дал четыре обещания.Первые два — это именно то, что можно ожидать в особых экономических зонах повсюду: снижение налогов и тарифов и устранение бюрократической волокиты. Теперь интересно задать вопрос: если у вас есть особая экономическая зона, что в ней такого особенного? Здесь должно быть что-то, чего не происходит снаружи. Итак, если вы знаете, что особенного в зоне, значит, вы знаете значение по умолчанию, а что нормально снаружи. Итак, очевидно, что снаружи более высокие налоги, есть более высокие тарифы, много бюрократии.Но в его списке обещаний было еще два пункта, которые, как мне показалось, были действительно убедительными. Во-первых, «никаких дополнительных затрат и затрат».

HILL: Вправо. От вас не обязательно требуется платить за модернизацию автомобильных и железных дорог, школ, церквей и т. Д., Как это должны делать другие инвесторы за пределами этих зон.

GADDY: Или платить откаты и взятки. Они говорят: «Иди сюда, мы защитим тебя от непомерных ставок откатов и взяток в России.Итак, это был третий пункт, никаких взяток и откатов. Четвертый был еще интереснее. В нем говорилось, что у вас будет «полная свобода выбора поставщиков».

Это говорит о том, что в остальной части российской экономики для иностранных инвесторов — и для внутренних инвесторов — действует правило, согласно которому вам будут назначены определенные поставщики. Ожидается, что вы будете участвовать в производственных цепочках и цепочках поставок, которые служат на благо нашей национальной промышленности.

Это важно, потому что так удерживаются на плаву старые советские предприятия по производству динозавров в России.Нефтяные компании внутри России, будь то иностранные или отечественные, а также Газпром и большинство других крупных и прибыльных российских предприятий, должны размещать заказы на вводимые ресурсы и поставки в отечественные, а зачастую и местные российские предприятия, большие старые предприятия тяжелой промышленности. , бывшие советские оборонные заводы. Вы не можете выйти из этого; это требование. Я люблю называть это неформальным налогом. Конечно, в России есть официальные налоги. Но это тоже своего рода налог. В этих зонах говорят, что вы будете освобождены от всех этих официальных налогов и неофициальных налогов.

Это своего рода защитная ракетка. Губернатор Артамонов был сочувствующей фигурой, но факт в том, что его подход заключается в том, чтобы, по сути, сказать этим компаниям: «Приходите в мою экономическую зону, и я решу обеспечить соблюдение законов внутри этой зоны, которые я должен соблюдать повсюду. Но я не навязываю их где-либо еще. Если вы со мной и делаете то, что от вас требуется, вы получите эти особые привилегии ». Это защитная ракетка.

HILL: Да, и сразу после нашего визита в Калугу мы заметили статью в российской деловой газете, в которой сообщается, что большинству иностранных инвесторов фактически выплачивается аванс в виде ссуды, кредита или прямой субсидии. довольно значительный уровень, чтобы располагаться в Калуге.

GADDY: В статье были суммированы все эти льготы, прямые субсидии, а также льготы, которые получают инвесторы, и было обнаружено, что в течение следующих восьми лет они составили 5 миллиардов долларов. Затем авторы указали, что 5 миллиардов долларов — это именно то, что иностранные компании планируют инвестировать в Калуге и подобных местах. Две фигуры компенсировали друг друга. Таким образом, российские власти фактически платят иностранным компаниям за то, чтобы они открыли свои дела.

HILL: Создание этих производственных зон или новых промышленных зон является обычным делом.Когда я был в Калуге, я размышлял, что это очень похоже на север Англии, где я вырос, или на другие постиндустриальные условия по всей Европе, где местные органы власти вместе с центральным правительством прилагают много усилий для привлечения новых, часто иностранные инвестиции в конкретное место, где старые традиционные обрабатывающие или горнодобывающие отрасли пришли в упадок и где наблюдается высокий уровень безработицы. Они предоставляют налоговые льготы, приводят в порядок критически важную инфраструктуру, они предоставляют все различные базовые ресурсы, необходимые компаниям для начала работы, и, очевидно, налоговые льготы действуют на определенный период времени.

Они также сосредоточены на кластеризации. Классика — начинать с таких вещей, как фармацевтические компании, производящие продукцию на месте. А также производство автомобилей, как правило, для местного, регионального и национального рынка, а также для экспорта. Но они обычно успешны только там, где у вас есть более крупный рынок, на который вы можете выйти. Что касается севера Англии, то это рынок Великобритании, но также и рынки Европы в более широком смысле, на которые вы можете легко осуществить доставку. Именно это мы увидели, когда посетили Хемофарм, одну из зарубежных фармацевтических компаний в Калужской области.Хемофарм, представлявший собой смесь сербской и немецкой компаний, производил лекарства для рынков СНГ, то есть для старого советского рынка. Сюда также входили Латвия и Литва, где проживает много русскоязычного населения — все рекламные вставки были на русском языке.

Примечательным моментом фармацевтического производства было то, что химикаты фармацевтического класса не производились ни в Калуге, ни где-либо в остальной части России. И сырье, и оборудование были импортированы.Вся техника была итальянская. Большинство химикатов, о которых я спрашивал, похоже, были из Германии. Производственный процесс проходил там, на новом заводе в Калуге, но ничего, что они использовали в качестве сырья, не производилось в Калуге и ее окрестностях. По сути, то же самое и с автомобильными заводами, за исключением нескольких деталей, которые производила компания Gestamp, которая была присоединена к фабрике Volkswagen и производила некоторые металлические детали с предварительно нанесенной печатью или штамповкой. Все остальное привозили либо из Чехии, либо из Германии.Там шла чисто сборка из отгруженных запчастей.

Это будет сложный вопрос для России и ВТО. Мы были там на фоне нескольких заявлений о том, что Россия наконец преодолела большинство препятствий для вступления в ВТО. Одним из самых спорных вопросов на переговорах по ВТО между Россией и ЕС был вопрос автомобилестроения. Путин объявил о важной инициативе до 2018 года в рамках плана «Россия-2020» по оживлению всей российской автомобильной промышленности.И Россия оказывала давление на европейские фирмы, чтобы они поставляли свои автозапчасти в самой России, вместо того, чтобы все импортировать. Европейским фирмам это не понравилось, и Россия не сможет настаивать на этом после вступления в ВТО.

Было еще одно наблюдение, которое мы сделали как для производителей автомобилей, так и для производителей фармацевтической продукции. Похоже, что цель состоит в том, чтобы попасть в специальные зоны хотя бы по одному представителю от каждого крупного производителя. Тогда, если бы все они были там, и если бы Россия тем или иным образом нарушила правила ВТО, у этих иностранных компаний и иностранных правительств было бы меньше стимулов призывать Россию к ответу.Они рискуют своим положением на этом прибыльном рынке.

GADDY: Именно так. Дело в том, что хотя некоторые действия могут технически являться нарушением ВТО, ничего не происходит до тех пор, пока какая-либо другая страна-член ВТО не предъявит обвинения и не заявит, что это действие нанесло ущерб их отрасли. Другими словами, какая-то другая страна, в которой есть автомобильная промышленность, которая не получает выгоды от этих выгодных сделок в России, должна утверждать, что они пострадали. Очевидно, что разумнее всего русских, если они думают, что есть какая-то страна, которая потенциально может возбудить дело, — это пригласить их, чтобы все были внутри.Идея кооптации людей, вовлечения их в сделку является ключевой.

HILL: Да, вы в основном стараетесь сделать так, чтобы всех так или иначе пригласили в одну из этих особых экономических зон, будь то в Калуге или где-то еще. Дело в том, что опыт Калуги лишь формально можно воспроизвести в каком-то другом российском регионе. Суть модели состоит в том, чтобы дать людям защиту от капризов и требований ведения бизнеса в России.

Это не модель промышленного развития или ведения бизнеса, которую обязательно можно воспроизвести. Это система защиты, которую можно воспроизвести. Так что, по сути, вся эта модель — это модель особых привилегий, доступа и защиты. Вот и все, что есть в этой модели. Это не особый способ ведения бизнеса и не предполагает, что эти производственные сектора будут процветать по всей России.

В остальном очевидным преимуществом Калуги является то, что она находится всего в 170 км от центра Москвы.Калужская область — это регион, который находится недалеко от границы Московской области. Так что в основном тот факт, что это придаток к Москве, делает Калугу привлекательным местом для ведения бизнеса. Такую близость к Москве нельзя повторить на Урале или Сибири, в Перми, Екатеринбурге или Новосибирске. Идея создания охраняемых зон, очевидно, воспроизводима. Но их создание стоит больших денег, и это то, что мы видели и в Сколково, предлагаемой Россией версии Кремниевой долины.Мы физически в Сколково не ездили, потому что, думаю, на данном этапе там особо не на что посмотреть. Но мы действительно встречались с директорами различных частей «Сколково» и человеком, который также был бизнес-менеджером в Москве. Они объяснили нам установку очень похожими на то, что мы слышали в Калуге. Они сказали нам, что «Сколково» было специально создано для защиты российских ученых, и особенно тех российских предпринимателей, которым нужно дать шанс разработать что-то коммерчески жизнеспособное, но которые не смогли бы это сделать при нормальных обстоятельствах. потому что в тот момент, когда они придумали что-то, что могло бы быть работоспособным, они стали бы жертвами организованной преступности или другого недобросовестного бизнеса, бюрократов или любых других трудностей, с которыми сталкиваются предприятия в России.Так что «Сколково» буквально создавалось как защита для ученых и предпринимателей. Они сказали об этом совершенно четко. Они также заявили, что это способ возродить старый научный истеблишмент России, переживший тяжелые времена после распада Советского Союза.

GADDY: Да, любопытная модель. Вы как-то описали этот вид усилий как политику создания заповедников — заповедников, по-русски, — где у вас есть исчезающие виды, которые находятся под охраной.

HILL: Или места, имеющие особое историческое и культурное значение, потому что заповедник также может быть коллекцией старых построек.Они защищены от того, что в противном случае могло бы случиться с ними в их нормальной среде. Что было бы то, что они были бы разрушены. Их снесут бульдозерами для нового строительства.

GADDY: По определению, это не может работать для всей экономики. Для того, чтобы защитный рэкет работал, у вас должна быть внешняя угроза, и эта угроза заключается в том, что, если вы находитесь за пределами нашей зоны, вы подвергаетесь высокому риску враждебных захватов, вымогательств, других видов рэкета и преступной деятельности.Вы по прихоти бюрократов. Вы должны быть в нашей охраняемой зоне, и вы зависите от нас.

HILL: С чувством личной защиты. Потому что калужские инвесторы находятся под личной защитой губернатора Артамонова, а «Сколково» — это проект президента Медведева и других, которые возглавляют модернизацию. Думаю, именно вы спросили, что будет со «Сколково», если его покровитель Медведев исчезнет. Кто тогда его защитит? По сути, это был тот вопрос, который я задал Путину, а именно, как эта система существует без вас?

У Путина не было ответа на этот вопрос.И люди, которых мы встретили из Сколково, тоже не ответили. Просто сказали, что все в это верят. В самом конце встречи кто-то из группы спросил одного из самых высокопоставленных ученых, работавших в «Сколково»: «Хорошо, это сработает?» И он сказал: «Мы не знаем. Мы надеемся на это. Мы должны на это надеяться ».

GADDY: Другими словами, «Мы должны верить в это, потому что больше ничего нет». Это, вероятно, верно в более широком смысле для значительной части населения России.Они должны верить во что-то хорошее, потому что вера — это все, что есть. Я думаю, что так было со многими из тех россиян, которые возлагали большие надежды на Медведева. Им приходилось верить, что он будет представлять что-то новое и непохожее, потому что другого не было. Это не значит, что они были так наивны, чтобы поверить в то, что он станет великим реформатором и так далее. Но какая альтернатива? Люди ищут то, на что они могут надеяться. Однако Путин, похоже, больше не хочет им предлагать ничего, на что они могут надеяться.

HILL: Нет, на Валдайских встречах в этом и было все. В прошлом мы обычно встречались с множеством разных людей из других частей правительства. На этот раз это был просто Путин. Это был просто Путин как воплощение системы, власти, президентства. Потом были Сколково и Калуга, и у нас были короткие встречи с руководителями трех «музейных партий», как их назвал [профессор Гарварда] Тимоти Колтон: [Геннадий] Зюганов из коммунистов, [Владимир] Жириновский и [Сергей] Миронов.Сам Зюганов называл их «тремя старинными реликвиями». Зюганов, надо сказать, человек с чувством юмора. У него была самоуничижительная точка зрения на это. Он полностью признает, что для него удивительно, что он все еще там, но он пытается сделать Коммунистическую партию более актуальной, потому что другой оппозиции на самом деле нет. Он был человеком, который, по крайней мере, испытывал некое чувство ответственности в результате того факта, что коммунисты — единственная альтернатива, предлагаемая народу, поэтому он пытается привлечь новых людей.Вся его презентация нам не касалась манифеста или партийной программы. Это было просто попыткой показать, что у них действительно есть несколько новых молодых людей в партии.

Потом была постановка краха Владимира Жириновского. Очевидно, что цель его выступления заключалась в том, чтобы вызвать у нас призрак безудержной реакционной угрозы экстремистских сил, которые там скрываются на всех окраинах, сил, которые — в отсутствие человека Путина, который держит все под контролем. — угрожают захлестнуть центр и политический центр России.Жириновский — громоотвод, который все это уберет. Он прошел через одно из своих классических выступлений на этот счет — бесстыдную расистскую и антисемитскую тираду.

GADDY: Его роль важна, потому что он должен убеждать людей как внутри, так и за пределами России, что есть гораздо более ужасные перспективы, чем у Владимира Путина. Возможно, вам не нравится Путин, вы можете думать, что он самодержец, но —

HILL: — но, как мы постоянно слышали, 90 процентов россиян более радикальны, чем Владимир Путин.

GADDY: Да, и роль Жириновского заключается в том, чтобы люди это понимали. А потом мы встретились с лидером третьей партии, Мироновым, главой «Справедливой России».

HILL: Миронов пытается показаться возмущенным и принципиальным в отношении вещей, и он действительно производит впечатление очень искреннего человека, который чувствует, что играет важную роль в направлении недовольства людей системой и правящей партией «Единая Россия», которую он раньше принадлежал. Но суть допроса в конце была — я и другие задали ему этот вопрос — почему вы думаете, что вам разрешено быть в оппозиции и бороться за места в парламенте, когда другим партиям даже не разрешают регистрироваться для участия в выборах. выборы.Миронов, конечно, старался не отвечать. Но на самом деле он не отрицал того факта, что считал это странным. Он сказал, что думал, что им следовало разрешить. Я указал ему, что, возможно, ему разрешили быть в официальной оппозиции, потому что он был из Санкт-Петербурга и знал всех в режиме. Он не отрицал и этого.

И он сказал в самом конце, когда ему задали вопрос о том, действительно ли ему будет позволено выводить людей на улицы в случае массового фальсификации результатов голосования — что, как он утверждал, он бы сделал, если бы Единая Россия украла выборы — — он сказал, что не думает, что это действительно будет необходимо, потому что считает, что находится на одной волне с руководством.Он использовал слово «руководство», что по-русски означает «власть», но на самом деле это очень символическое слово. Оно происходит от слова рука, «рука». Руководсто — это люди, которые держат все в своих руках. И кто это, конечно? Это г-н Путин, как он очень ясно дал понять на встрече на Валдае. Он тот человек, который держит все в своих руках. Так что Миронов явно думает, что у него есть какая-то сделка или понимание, по крайней мере, с верхушкой, с Путиным, Медведевым и кем-либо еще, значимым в ближайшем окружении.Он, казалось, предполагал, что, хотя оппозиция на выборах будет удерживаться в рамках трех партий — ЛДПР Жириновского, коммунистов и его партии «Справедливая Россия», — правящая партия «Единая Россия» не собиралась пытаться украсть выборы у всех них.

GADDY: Но три лидера оппозиции знают свои пределы, и это критерий допуска к процессу.

HILL: Именно это имел в виду Миронов, когда предположил, что понимает руководство России.Он пытался сделать все возможное с ролью, которую ему поручили, чтобы сыграть как можно лучше роль, которую он мог.

GADDY: Что ж, мы это часто видим. Люди стараются делать все, что в их силах, не слишком поступаясь своими принципами. Все это очень сдерживает. Вы не понимаете, какова альтернатива. Есть несколько смелых людей, которые готовы выйти на улицу, протестовать и продемонстрировать. Но многие, в том числе многие люди, которых мы знаем и уважаем, предпочитают работать в рамках системы, чтобы попытаться сделать все, что в их силах, что будет полезно для страны в технократическом смысле.

HILL: Да, это относилось, например, к [бывшему премьер-министру] Егору Гайдару. Это была роль, которую, как он думал, он играл в конце своей карьеры и своей жизни. Он отстаивал это решение со своей стороны довольно красноречиво, я бы сказал, решительно. Гайдар старался исправить ситуацию, насколько мог. Именно это и пытался сказать Миронов: он взял на себя эту роль — независимо от того, была ли она назначена ему или нет — потому что он чувствовал, что русский народ заслуживает большего, чем просто постоянное манипулирование.

Но тогда еще было очень много ощущения, даже во время встречи с Путиным, что руководство обеспокоено этими выборами, что они выдохлись, у них кончились новые идеи, и что население не за ними.

Мы говорили со многими людьми, которые собирались голосовать за коммунистов в знак протеста. Это то, что может внезапно дать Зюганову немного больше поддержки, чем он ожидал. Есть ощущение, что люди разочаровались в Путине.Недавно была небольшая виньетка, в которой он шел на матч по смешанным единоборствам, и люди освистали его, когда он появился, что, очевидно, обычно не происходит. Это показывает, что люди уже не так сдержанны, как раньше.

Они могут не видеть другой альтернативы, но они не обязательно довольны тем, что их просто толкают и не предлагают выбора. Некоторые СМИ писали о том, что манипуляция выборами со стороны «Единой России» идет не лучшим образом.[Борису] Грызлову, спикеру парламента и главе «Единой России», который в конце концов встретился с нами — хотя это и не обязательно было согласовано заранее — задали вопрос о том, почему агитационные плакаты «Единой России» и «Убирайся» Предвыборные агитационные плакаты Центризбиркома выглядели одинаково. И Грызлов признался: «Не знаю. Я не обязан смотреть на плакаты ». Откровенно говоря, это был жалкий ответ, который не сослужил ему хорошую службу: мысль о том, что он этого не заметит, и что в его обязанности не входит следить за тем, чтобы выборы проводились свободно и справедливо.Они должны попытаться вывести людей наружу. Итак, Медведев и Путин ведут полную предвыборную кампанию. Очевидно, тот факт, что Путин в конце концов провел с нами так много времени, также показывает, что они осознавали тот факт, что будет много критики извне. Встреча была призвана объяснить всем нам, что у них все под контролем, что впереди есть план и что после выборов мы увидим что-то новое. Просто они не собираются рассказывать нам, что это такое, и это не будет действительно отклоняться от плана для России 2020, который был изложен ранее.Так что я думаю, что все мы отошли от этого с чувством несостоятельности. Путину задавали вопрос о стагнации по-разному. Он в основном ответил: нет, есть динамика, мы развиваемся, хотя все постепенно. Но он никак не опроверг этот вопрос.

Вы знаете, это возвращает нас к теме, о которой мы говорили, — к самому Валдайскому клубу. В этом году они прямо назвали Валдай фокус-группой. Мы всегда говорили, что Валдай — это самая важная внешнеполитическая фокус-группа.

GADDY: Они берут эту небольшую группу людей, предлагают им различные идеи, а затем наблюдают за нами. Они хотят узнать, как мы реагируем — точно так же, как фокус-группа для нового бренда кукурузных хлопьев.

HILL: Вот что нам сказали, это бренд Путина.

GADDY: Некоторые говорят, что цель Валдайской группы — создавать агентов влияния. Каким-то образом люди, которые принимают участие в этом упражнении, собираются либо критиковать Путина, либо писать о нем что-то более позитивное, чем они могли бы написать в противном случае.Это может случиться. Я не знаю. В конце концов, это правда, что, приглашая людей на встречу с Путиным, одним из самых влиятельных людей в мире, Кремль оказывает ценную услугу. Он даже имеет денежную ценность для некоторых людей в консалтинговом бизнесе и так далее. Можете показать фото, где вы вместе с Путиным. Это впечатляет потенциальных клиентов.

HILL: Но ясно, что они что-то извлекают из нашего присутствия там.

ГЭДДИ: Иначе они бы этого не сделали.

HILL: По сути, они получают то, что один из моих старых боссов в Гарварде, Грэм Эллисон, называл «репликами и ответами» на политику. Каждый раз, когда он излагал политику, когда был в правительстве или когда он делал отчет в Гарварде, его главный вопрос был бы: какую критику — какие рэпы — вы получите по этому поводу, и каковы должны быть ваши ответы. Раньше мы проводили с ним долгие сеансы, проходя через это.

GADDY: Итак, фокус-группа.

HILL: Фокус-группа напрямую связана с продвижением политики или маркетингом бренда. Что люди будут говорить не только о политике, но и о бренде Путина. Мы все еще покупаем это? Что мы об этом думаем? Как это можно было улучшить? Почему мы не отвечаем определенным образом? Почему скептицизм по поводу этого ответа и этого ответа? Какие критические замечания? Почему мы не отвечаем так, как они думают, в некоторой степени положительно? На самом деле они больше заинтересованы в наших отрицательных ответах, чем в наших положительных.

И вот в чем действительно интересная часть этого упражнения. Они хотят видеть, в чем заключается критика. И затем они хотят понять, смогут ли они это исправить. Итак, у них есть пиарщики, которые бегают повсюду, пытаясь понять, ну, как это можно сделать лучше, как мы можем отточить наше сообщение и как мы можем улучшить нашу презентацию, как мы можем украсить бренд?

GADDY: Верно, но я думаю, что мы оба согласны с тем, что речь идет о гораздо большем, чем просто изменение бренда, которое необходимо сейчас.У этой российской системы есть некоторые реальные внутренние ограничения, и она в основном сводится к личности Путина. Я считаю, что персонализация системы стала серьезным препятствием. Он на десять или восемь лет старше, чем когда мы впервые встретили его на Валдайских собраниях в 2004 году.

HILL: И если он продолжит — если мы продолжим это делать — он будет на четыре года старше, на шесть лет старше, на двенадцать лет старше, и мы все тоже будем старыми, и мы станем откровенно меньше полезен как источник обратной связи.

GADDY: Ну ладно, они всегда могут найти новых аналитиков, чтобы поставить на «Валдайскую группу». Может, мы все равно дисквалифицируем себя, сказав все это. Но Путин по-прежнему будет там, и это гораздо более серьезный вопрос, чем то, приглашены ли вы, я или кто-либо еще в нынешней конфигурации обратно на Валдай. Я думаю, что весь русский народ — заложник этого человека. У него могут быть определенные достижения. Но сейчас это тупик. Возможно, это не будет критической проблемой в следующем году или в следующие четыре года, но —

HILL: — но он станет единым целым.Еще одной из наиболее интересных частей встречи в этом году в некотором отношении была встреча с Путиным на фоне отставки Берлускони с поста премьер-министра Италии. Собирался ли Берлускони уйти в отставку или нет — это постоянный вопрос в группе, учитывая количество журналистов, включая итальянцев. В конце концов Берлускони — единственный человек, который смог показать, что он оставался у власти в итальянской политике и был, по сути, самым долгим из современных премьер-министров — стал обузой.Из-за персонализации политики. Путин красноречиво рассказывал о своем дорогом друге Берлускони, называя его по имени, даже в уменьшительной форме, говоря о том, насколько он настоящий политик, как он действительно им восхищается.

GADDY: Говоря, что Берлускони объединил итальянскую нацию и принес стабильность стране.

HILL: Берлускони действительно харизматичная личность. Путин игнорировал некоторые личные глупости Берлускони и довольно возмутительное поведение, которое способствовало кончине Берлускони.Путин сказал, что это было просто показное выступление, что Берлускони делал это, чтобы привлечь внимание. Но на самом деле поведение Берлускони вообще не находило положительного отклика в итальянском обществе. Берлускони был настолько оторван от своего собственного общества, что не осознавал, что на самом деле наносит вред своему бренду, предаваясь причудливым отношениям с несовершеннолетними женщинами. Тот факт, что это сделал Берлускони, может быть, это все еще хорошо играет в российском обществе или определенных его сегментах, но это определенно не играет хорошо в прогрессивной европейской стране, которой, честно говоря, стала Италия.Берлускони был тем, кто в основном символизировал старый режим или всю древнюю культуру Италии, места, которое сковывалось своим прошлым, а не двигалось вперед в свое будущее.

Берлускони в конечном итоге вытеснил рынок, а не его собственная партия. И, честно говоря, то же самое могло случиться и с Путиным. Потому что одна вещь, которая также является угрозой, то, что присутствовало во всех наших встречах и обсуждениях, — это отсутствие четкой российской точки зрения на то, что происходит в мире вокруг них.Частично такой вывод является следствием того факта, что Валдайский клуб в основном населен людьми, которые так или иначе являются экспертами по России. Они сосредоточены на России и ее узких международных отношениях. Но они мало что знают об остальном мире, кроме Соединенных Штатов и Европы.

Это верно даже для китайских участников «Валдайского клуба». Они являются официальными китайскими экспертами по России, которым — хотя они и не признают этого — не позволяют говорить более широко и критически о более крупных проблемах.И они, конечно, не имели возможности говорить о том, что происходило в Китае. Они ограничились своими замечаниями, которые в некоторых случаях были остроумными и довольно красноречивыми описаниями того, как они видят роль России. Но они также очень осторожно призывали Россию придерживаться своего собственного пути и не делать выбора между той или иной стороной в международных делах, оставаться собой, своей сущностной самостью, охватывающей Азию и Европу. Они продолжали призывать Россию оставаться на своем месте и не делать выбора между Азией или Европой, Китаем или США.С. Но также они не передали никакой информации о том, в каком направлении движется Китай, или о более крупных мировых делах. То же самое и с комментариями других международных участников.

Не было ощущения более широкой международной перспективы. Например, говорилось о роли России как лидера БРИКС. Но реального представительства от БРИКС не было; не было ни бразильцев, ни индейцев. Не было южноафриканцев и уж тем более мексиканцев или представителей других стран со средним уровнем дохода.Было много резких комментариев о Турции, что было немного удивительно. В какой-то момент председатель российского клуба «Валдай» Сергей Караганов легкомысленно заметил, что Турция застряла в XIX веке. Это продемонстрировало полное непонимание более широкой динамики восходящих средних держав, таких как Турция, Мексика и другие, которые в конечном итоге дадут России возможность выиграть свои деньги. Джеффри Манкофф [CSIS] спросил членов Русского Валдайского клуба, почему в их сценариях на будущее нет ссылок на некоторые из более крупных проблем, которые происходят в мире — об изменении климата, о быстрой скорости урбанизации и технологических изменений, демографических проблемах. за пределами России, и в таком мире, которого мы можем ожидать с 7 миллиардами человек.

То же самое касается любого обсуждения в группе более крупных тенденций, таких как сдвиги на рынке труда и на рынках труда, всех видов проблем, о которых люди за пределами России говорят на этом уровне. Не было даже обсуждения критических вопросов, таких как занятость или безработица, или таких вопросов, как инфляция. Все это просто замалчивали. Таким образом, было просто ощущение, что мы говорим о России в вакууме, в вакууме партикуляризма и персонализации, где один человек доминирует в системе, а система чувствует себя как-то отстраненной от более крупных глобальных тенденций.В конце концов, так продолжаться не может. Как они обнаружили в 2008 году, Россия не застрахована от больших взлетов и падений мировой экономики. Было очевидное злорадство со стороны России по поводу экономического упадка Европы и потенциального распада еврозоны, а также того, что Запад в целом выглядит немного запутанным в тот момент, когда Россия каким-то образом поднимается над схваткой. Что ж, учитывая взаимозависимость России с Европой, которая была прекрасно продемонстрирована в Калуге с Volkswagen, Volvo и всеми другими компаниями, о которых говорили люди, это довольно глупое отношение.Основная часть инвестиций в Россию по-прежнему поступает из Европы.

Также не было реального обсуждения более широких тенденций в российской экономике, за исключением расплывчатой ​​идеи, о которой Путин говорил за обедом, о долгосрочной экономической диверсификации от нефти и газа. Но в конечном итоге Путин, отвечая на вопросы об экономике, всегда больше беспокоился о том, что произойдет с российским бюджетом, чем его

.

, казалось, был о будущем российской экономики в неспокойный период, который определенно не за горами.Меня это очень встревожило.

GADDY: Да, мы пытались на него настаивать. Просто чтобы вызвать чувство срочности, я спросил его, готов ли он к худшему сценарию. Он мог бы ответить на этот вопрос, если бы захотел. Он не считал это необходимым, интересным или сложным.

HILL: Или просто хотел избежать этого.

GADDY: К сожалению, я думаю, что это тот же подход, который он применяет к своим людям.

HILL: Ну, российское общество — это, по сути, большая версия Валдайского клуба. Каждый человек в России так или иначе является объектом исследования в фокус-группе. Все опрашиваются, их мнения учитываются, и все это статистически анализируется. Тогда руководство должно отреагировать, «обратив внимание» на проблемы. Но все это в рамках постановочного спектакля. Люди — актеры в спектакле, которые должны играть назначенные роли. Они не являются независимыми действующими лицами в обществе и экономике.

GADDY: Ну, единственный способ, которым вы можете быть независимыми в России, — это быть совершенно неуместным, быть самодостаточным на уровне, на котором вы не имеете никакого влияния на остальную часть вашего окружения и сообщества, и особенно экономия. В той мере, в какой вы когда-либо пытаетесь развить какую-либо значительную экономическую деятельность в России, вы обнаруживаете, что очень сильно зависите от связей и защиты, защиты со стороны политического истеблишмента, вплоть до Путина.

HILL: Мы с вами собрали много личных историй от людей, с которыми мы встречались, которые оказались в такой ситуации. Например, деловые люди, которые вынуждены сушиться, когда исчезла их первоначальная защитная «крыша». Возможно, они были частью более крупной компании и ушли сами, думая, что смогут добиться успеха в одиночку. Затем они обнаруживают, что их предали. Они получают огромные налоговые счета, а затем преследуются той частью ФСБ, которая занимается финансовыми преступлениями, или каким-либо другим правоохранительным органом.Затем они проводят все свое время, пытаясь найти хоть какую-то слабую связь в иерархии российского правительства, чтобы отключить это. Они не знают, как это сделать, и они не знают, как обратиться за большей защитой.

GADDY: Это была тема о том, что люди — в частности, бизнесмены — ошибаются, полагая, что они более независимы, чем когда они работают в России, что у них, возможно, есть какие-то контр-рычаги против Путина, против другие могущественные россияне.Это распространяется от самой большой транснациональной корпорации до малого бизнеса: вы не работаете в России, не будучи жертвой какой-либо схемы защиты. Вы наивны, если делаете вид, что это не так.

HILL: То же самое и с людьми из нашего правительства, с политиками, с аналитическими центрами. Если у вас нет связей и защиты, вы не получите доступа к ведущим людям. Еще в 2003 году мы взяли группу по изучению Брукингса в Москву. У нас был бывший высокопоставленный У.Чиновники С. в группе. Посольство США в Москве не смогло организовать для нас встречу с Кремлем. Североамериканский департамент МИД России не смог. Мы могли проводить встречи в Кремле только потому, что знали кого-то лично. Он работал в администрации президента, и у нас был номер его мобильного телефона. Когда мы тогда попытались привести в Кремль наших коллег из МИД России, кремлевская охрана почти не допустила их, потому что их не было в утвержденном списке!

Мы можем здесь повторять этот момент, но, опять же, это иллюстрирует трудности даже людей в системе, которые должны играть определенную роль.Они являются жертвами этой жесткой персонализации разделения между людьми, которые принадлежат к внутреннему кругу, и людьми, которые не принадлежат к нему.

Это еще одна причина, по которой у нас извне всегда возникает проблема взаимности на определенных уровнях. В конечном итоге у нас возникают отношения на высшем уровне между президентами и их непосредственными руководителями. Или в этих специальных заповедниках, специальной нише заповедников, которые созданы для нас, чтобы мы могли участвовать, в фокус-группе, которая затем встречается с большими парнями.В противном случае мы бы этого не сделали.

GADDY: Похоже, это подводит итог нашему взгляду на Валдайский дискуссионный клуб. Вы действительно многому учитесь, но за это приходится платить. Люди спрашивают, а почему вы в этом участвуете? Понимаете, вы просто узакониваете систему. Зачем ты это делаешь? Что ж, ответ таков: как аналитик, как человек, пытающийся понять эту страну и эту систему, вы чувствуете, что в конечном итоге у вас нет выбора, если представится такая возможность.

HILL: Оглядываясь назад на всю российскую историю, это проверенный и надежный подход.Здесь есть ироническая деталь. Люди, которые занимаются логистикой группы «Валдай», находятся в Москве, в месте под названием «Гостиный двор», что в переводе означает «двор для гостей». Здесь размещались и содержались первые иностранные посетители древнего Московского царства. Их держали в белых стенах Гостиного двора, официального гостевого дома, в тени Кремля, а оттуда их сопровождали на различные встречи с царем и всеми остальными.В принципе ничего не изменилось. Если вы приезжаете в Москву на определенную группу встреч, чтобы попытаться интерпретировать происходящее, или в официальном качестве, то вы часто оказываетесь в рамках этих странных наборов формализованных договоренностей. Несмотря на все изменения, произошедшие за последние двадцать лет, в этом отношении это все еще не открытое общество.

Изменение политики и нарративы российских аналитических центров

Научное обоснование рассмотрения нарративов отдельных аналитических центров при рассмотрении политических рамок, в которых действует режим Путина в России, основывается на двух факторах.Во-первых, политические аналитические центры по своей природе во всем мире в нынешнюю эпоху склонны к открытой, но пристрастной позиции, в которой они анализируют проблемы и выдвигают политические предложения в широких, но идентифицируемых политических рамках. Мы привыкли, что аналитические центры в Соединенном Королевстве обозначаются BBC, например, правыми от центра, левыми от центра, проевропейскими, свободными рынками и так далее. Точно так же в Соединенных Штатах аналитический центр может быть известен как консервативный или неоконсервативный, либеральный или прогрессивный.Политическая позиция очевидна, и исследования и предложения аналитического центра отражают эту позицию. Как более подробно изложено ниже, ситуация в недемократических государствах, таких как Россия и Китай, менее открыта, но, тем не менее, аналогична. Существует определенное политическое пространство для исследования и продвижения политических идей, которые не просто продиктованы государством, и в этом разделе, посвященном аналитическим центрам России в сравнительной перспективе, такие организации помещаются в этот контекст. Во-вторых, последние два президентских срока в России — Дмитрия Медведева (2008–2012 гг.) И Владимира Путина (2012–2018 гг.) — были отмечены дифференцированными политическими дискурсами и очевидным сдвигом в ландшафте аналитических центров в том, что касается близости к действующий президент.Мы вернемся к этому позже, когда, охватив вопросы сравнения и определения, в статье рассматривается усиление и ослабление влияния различных аналитических центров в соответствии со сменой в России как президента, так и политического акцента.

Сначала я рассматриваю положение аналитических центров в России в контексте более широкого научного исследования политических аналитических центров. Определение «мозговых центров», даже в ограниченной литературе по этому феномену, неизбежно было предметом дискуссий.Как утверждает Эндрю Рич, существуют «значительные разногласия» по поводу того, какие институты относятся к этой категории, и в любом случае «проведение неопровержимых различий между аналитическими центрами и другими типами организаций невозможно и не желательно» (Rich, 2004: p. .11). Рич утверждает, что аналитические центры следует отличать от университетских исследовательских институтов, государственных исследовательских организаций и исследовательских организаций, связанных с определенными интересами и группами лоббирования. Независимость от правительства, политических партий и групп интересов является важной характеристикой западной литературы, посвященной аналитическим центрам.Аналитические центры — это некоммерческие группы, которые стремятся влиять на политику и широкую общественность посредством анализа и интеллектуальных аргументов, а не посредством прямого лоббирования (Stone, 1996: p. 16). Аспект вовлечения общественности, наряду или рука об руку с влиянием политики, представляет собой еще один определяющий элемент аналитических центров. Стоун подчеркивает, что они «движимы духом общества» в том смысле, что они стремятся обучать и действовать в интересах более широкого сообщества, в то время как Рич постулирует более утилитарный мотив для общественного участия, а именно, что аналитические центры — это «агрессивные институты», состоящие из: агрессивные защитники идей и идеологий, стремящиеся максимизировать общественное доверие с целью усиления своего политического влияния (Rich, 2004: стр.6, 11).

Вопрос независимости по отношению к аналитическим центрам имеет два аспекта, которые привлекают внимание в литературе по данной теме, а именно институциональная независимость и интеллектуальная независимость. Существует множество источников, в которых мало внимания уделяется точности определений применительно к аналитическим центрам как в западной, так и в незападной среде. Особое отношение к фокусу этой статьи на Изборском клубе, националистической политической организации в современной России, эмпирически богатая статья Марлен Ларуэль о « новых националистических мозговых центрах в России » (Laruelle, 2009) применяет этот термин к ряду групп. — включая тех, кто связан с советским правительством, университетские центры, опросы общественного мнения, дискуссионные клубы и маркетинговые консультации, — но без обсуждения вопросов определения.Оба ключевых аспекта определения, а именно институциональная независимость и интеллектуальная независимость, требуют дальнейшего развития, когда дело доходит до различения аналитических центров в незападных условиях.

Чжу Сюйфэн утверждает, что неуместно просто принимать западные критерии определения при оценке аналитических центров в Китае, где, если такие критерии должны строго применяться, «таких организаций нет», потому что однопартийная политическая система означает, что фактически все китайские аналитические центры финансируются государством или имеют какие-то связи с правительством (Zhu, 2009: pp.336–337). Фактически, вопрос о финансовой независимости не имеет четкого определения как в западной, так и в азиатской среде, поскольку многие западные аналитические центры имеют финансирование, которое прямо или косвенно поступает из государственного бюджета. Второй аспект независимости — интеллектуальная независимость — на одном уровне относится к вопросу финансовой независимости. Хотя финансирование может поступать из государственных источников, аналитические центры, получающие такие ресурсы, «сохраняют свою« академическую »или исследовательскую свободу и не связаны какими-либо конкретными интересами» (Stone, 1996: p.16). В случае Китая Чжу предпочитает термин «автономия» независимости. Он утверждает, что исследовательские агентства, созданные в государственных структурах, не могут быть названы мозговыми центрами, но утверждает, что «полуофициальные» государственные институты вне государственных структур достаточно автономны, чтобы соответствовать этому определению. Такие организации — например, Китайская академия социальных наук и Шанхайский институт международных исследований — не полностью независимы от правительства, но они обладают автономией принимать исследовательские комиссии от внешних, в том числе международных клиентов, и критиковать политику правительства (Zhu , 2009: с.337).

Интеллектуальная независимость аналитических центров явно требует, чтобы они были свободны открывать и сообщать о том, что находят их исследования, без того, чтобы их голоса были «куплены» правительством или заинтересованными группами. Независимость этого приказа может даже быть юридическим требованием, например, с точки зрения формального юридического или финансового статуса аналитических центров. Полуофициальные мозговые центры в нашем примере с Китаем юридически созданы как «общественные учреждения», а не «правительственные учреждения». В Соединенных Штатах освобождение от налогов некоммерческих аналитических центров зависит от того, не стремятся ли они напрямую влиять на законодательство или выборы (Rich, 2004: p.18). Однако такие формальные обозначения не отражают более тонкого аспекта интеллектуальной независимости, который особенно уместен в нашем обсуждении российского Изборского клуба, а именно идеологической независимости и позиции. Изборский клуб является яростным государственником, антизападным и ультраконсервативным (в русских терминах, что позволяет самопровозглашенным марксистам советско-ностальгического типа считаться консерваторами). Каким бы подробным ни был его анализ и выводы по любой конкретной теме, никогда не приходится сомневаться в основной направленности его выводов.Какая цена интеллектуальной независимости в таком контексте? Можно ли применить термин «мозговой центр» к группе, чья работа настолько ограничена идеологическими рамками? Делегитимизирует ли ультраконсервативный характер этой конкретной идеологии концептуализацию Изборского клуба как аналитического центра?

Эти вопросы имеют много общего с дебатами вокруг использования термина «гражданское общество» в российском контексте, и некоторые могут возразить, что называть Изборский клуб аналитическим центром — значит создать аналогичный пример неуместного расширения западного общества. концепции.Категоризация прокремлевской молодежной организации «Наши» хорошо иллюстрирует аналогию (Atwal and Bacon, 2012). Линц и Степан определяют гражданское общество как состоящее из групп, которые действуют на политической арене и имеют отношения с государством, но не стремятся занять его (Linz and Stepan, 1996). «Наши» соответствовали бы этим критериям, но не соответствовали бы более строгому критерию Грамши, предполагающему участие в противоположной «позиционной войне» между государством и гражданским обществом (Чебанкова, 2013: с. 103).Другие также занимают нормативную позицию, утверждая, что термин «гражданское общество» должен применяться только к тем группам, которые преследуют то, что в широком смысле можно определить как демократические цели (Putnam et al., 1993; Evans et al., 2006: p. 4) . Если объединить эти элементы вместе, хотя прокремлевская (действительно спровоцированная Кремлем) группа, такая как «Наши», занимает положение в пространстве гражданского общества и выполняет некоторые из тех же функций, что и гражданское общество, ее политическая и идеологическая позиция создает проблематичную категоризацию.Разве группу, придерживающуюся пропутинской позиции и склонную время от времени участвовать в спорной уличной политике, не лучше классифицировать как часть нецивилизованного, а не гражданского общества? Копецки и Мудде скорее утверждают, что категориальные решения должны основываться не на субъективной оценке политических позиций — кто находится на международной арене, а кто нет с точки зрения международного, для чего читается «западное» политическое мнение, — а на эмпирических оценках общественной жизни. в стране в целом (Kopecký and Mudde, 2003: стр.15, 160–161).

Дебаты вокруг использования термина «гражданское общество» в российском контексте перекликаются с утверждением этой статьи о том, что Изборский клуб может быть полезно и законно проанализирован в рамках более широкой литературы по аналитическим центрам. Хотя его идеологическая и политическая позиция не укладывается в стандартную западную демократическую черту, в своем намерении поддержать евразийское и государственническое движение в России с 2012 года и выступить за дальнейшие шаги в этом направлении, Изборский клуб, тем не менее, заполняет пространство и выполняет функции аналитического центра.Определение применяется функционально, а не нормативно. Более того, разработки аналитических центров в более широком смысле поддерживают включение Изборского клуба в эту категорию. Во-первых, как отмечалось выше, исследования аналитических центров в Китае сохранили ключевые определяющие элементы интеллектуальной и финансовой независимости, но детализировали их с учетом специфики страны. С точки зрения этих определяющих критериев Изборский клуб в любом случае кажется институционально и интеллектуально свободным от правящего режима России.Даже занимая полуподдерживающую позицию по отношению к режиму во время третьего срока Путина, он также критикует режим, и его претензии на независимость поддерживаются его участниками, многие из которых годами, даже десятилетиями, были критически настроены и независимы. их оценка постсоветской России. Во-вторых, в последние несколько десятилетий произошел явный идеологический поворот в характере исследований западных аналитических центров. Эндрю Рич сформулировал два центральных вопроса, которые лежат в основе его книги «Аналитические центры, государственная политика и роль экспертов» :

Изменились ли аналитические центры в целом от кропотливых исследований и объективного написания статей до реализации идеологических программ с далеко идущими последствиями в войне идей? Если да, то чем объясняются эти преобразования и каковы их последствия для роли и влияния их продуктов — опыта и идей — на формирование американской политики? (Рич, 2004: стр.2)

Рич утверждает, что в период с 1960-х по XXI век в Соединенных Штатах роль аналитических центров изменилась, став менее объективной и более идеологической, и вместе с этим изменилось общественное восприятие экспертов. Эксперты больше не являются «нейтральными, заслуживающими доверия и находятся вне всяких трудностей, связанных с выработкой политики», вместо этого они «теперь ведут себя как защитники… не только на виду, но и весьма спорны». Они активно продают свою работу, которая часто состоит из «заранее сформированных взглядов, а не даже попыток нейтрального рационального анализа» (Rich, 2004: стр.2, 4–5). Идея о том, что аналитические центры должны, насколько это возможно, участвовать в объективных исследованиях без заранее определенной идеологической точки зрения, была высказана советом директоров несколько лет назад на Западе, как продемонстрировали в Соединенных Штатах такие организации, как Heritage Foundation, Freedom House. и Фонд Джеймстауна с консервативным крылом, или Институт прогрессивной политики и Институт политических исследований, более либеральные. Дайан Стоун в своем основополагающем исследовании аналитических центров назвала возникшие в то время организации «идеологическими резервуарами» (Stone, 1996: стр.21).

Когда правительство России начало, во время второго президентского срока Путина (2004–2008 гг.), Выражать озабоченность по поводу влияния деятельности западных неправительственных организаций (НПО), в том числе деятельности аналитических центров, на Россию, факт, который многие думают у танков идеологические замыслы были уже устоявшимися. В 2012 году в России был принят закон, обязывающий все НПО в России, получающие финансирование из-за рубежа и участвующие, хотя бы частично, в политической деятельности, регистрироваться в качестве «иностранных агентов».Несмотря на резкую критику со стороны западных правительств и самих НПО за введение мстительного и символического законодательства, президент Путин оправдал закон тем, что общественность должна быть проинформирована о возможных мотивах этих групп (Russia Today, 2014). Карательные санкции закона состояли в первую очередь из уничижительного навешивания ярлыков на эти группы, тем самым обозначив два класса деятельности НПО / мозговых центров — «свою» и «их» — и способствуя растущему популярному дискурсу, который противопоставлялся, если воспользоваться фразой Кэролайн Хамфри: «евроатлантический набор ценностей» с российскими / евразийскими ценностями (2002: с.15). На этом фоне Изборский клуб представляет собой идеологическую оборотную сторону, а именно аналитический центр, который открыто заявляет о продвижении посредством использования аналитических отчетов, встреч и публикаций российских и евразийских позиций в явном противодействии западным ценностям и решениям. ‘, которую ее члены считают в лучшем случае неподходящей, а в худшем — и чаще — преднамеренной «угрозой уничтожить Россию как государство» (Дугин, 2013: с. 75).

Последний элемент, который необходимо рассмотреть при обсуждении определения Изборского клуба как аналитического центра, — это номенклатура, используемая в России, и, в частности, форма организации, известная как интеллектуальный или политический клуб.Обозначение мозговых центров как клубов мало что значит в современной политической жизни Запада. Глава Стоуна, посвященная аналитическим центрам внешней политики, носит название «Клуб внешней политики» (Stone, 1996), хотя это не аналитическая категория, а скорее очевидная отсылка к представлению о том, что активистские и идеологические аналитические центры отличаются от «более идеалистических». «клубные и менее гиперактивные» институты первых послевоенных лет (Хигготт, Стоун, 1994: с. 34). В России появление элитных социальных клубов в Москве и Санкт-Петербурге.Петербург в постсоветскую эпоху проводил аналитические сравнения с элитными клубами, как историческими, так и современными, в Лондоне и различных городах Америки, где развиваются сети политической и деловой элиты (Лешукова, 2009). Однако «Изборский клуб» в эту категорию не попадает. Его самопровозглашение клубом связано, скорее, с развитием политических «клубов» в политической среде путинизма. Следует отметить два конкретных проявления. Во-первых, режимная «партия власти» «Единая Россия» создала в себе в 2008 году три «политических клуба», представляющих социально-консервативные, либерально-консервативные и государственно-патриотические элементы внутри партии.Терминология «клуб» стремилась подчеркнуть, что это не разделяющие фракции, предвосхищающие разрушительный раскол в «Единой России», само название которой подчеркивает ее глубокое недоверие и боязнь разделения. Клубы «Единой России» выступают в качестве инструментов для широкой политической дискуссии, а вовсе не как первые признаки того, что конкурирующие политические партии выходят из существующей партии власти (Щипанов, 2008). Во-вторых, Валдайский клуб, который был создан в 2004 году режимом Путина для «содействия диалогу между российской и международной интеллектуальной элитой и проведения независимого, объективного научного анализа политических, экономических и социальных событий в России и остальном мире». (Валдайский дискуссионный клуб, 2018).Флагманским мероприятием «Валдайского клуба» с момента его основания стало его ежегодное собрание, на которое приглашаются ведущие западные эксперты, которым предоставляется возможность задать вопросы и обсудить проблемы с президентом и премьер-министром России. Именно на этом фоне «Изборский клуб» получил свое название. Как и клубы «Единой России», «Изборский клуб» не представляет собой электоральный вызов статус-кво. Хотя ее политические позиции более радикальны, чем те, что распространены в «Единой России», она, тем не менее, действует в широком диапазоне нынешнего политического урегулирования России, поскольку не призывает к свержению нынешнего режима или институциональных структур.Как и клуб «Валдай», «Изборский клуб» получил свое название от места своего учредительного собрания. Поступая таким образом, он, похоже, заявлял при своем основании, что Валдайский клуб, членом которого является Александр Проханов, основатель Изборского клуба, является его компаратором, но что Изборский клуб представляет «антивалдайскую» тенденцию. , «контрлиберальная альтернатива, которую должны разработать эксперты из консервативно-патриотического лагеря» (Хамраев и др., 2012).

Тематическая сеть NRF-UArctic по геополитике и безопасности получила грант от дискуссионного клуба «Валдай»

Сначала в рамках проекта будут описаны и проанализированы значительные геополитические изменения, произошедшие в Арктическом регионе за последние 25 лет; во-вторых, проанализировать арктические стратегии / политику и национальные интересы в арктическом регионе России и других арктических государств, а также их политику и деятельность в рамках основных региональных советов, АС и СБЕР; и, в-третьих, обсудить государственную политику России в Арктике и ее перспективы сейчас и в ближайшем будущем.В проекте также даются рекомендации относительно того, как должна выглядеть политика России в Арктике в ближайшие годы.

В рамках проекта команда должна предоставить не менее пяти коротких аналитических заметок для публикации на сайте Валдайского клуба, не менее трех научных статей, опубликованных в рецензируемых журналах, и итоговый аналитический отчет. Более подробную информацию о проекте можно получить у Глеба Ярового (e-mail: [email protected]).

О клубе «Валдай»
Международный дискуссионный клуб «Валдай» — это собрание ведущих российских и международных экспертов в области истории, политики, экономики и международных отношений.Миссия Клуба — способствовать глобальному диалогу о России и обеспечивать независимый, непредвзятый научный анализ политических, экономических и социальных процессов в России (и в мире).
Клуб был основан в 2004 году Российским агентством новостей и информации РИА Новости и Советом по внешней и оборонной политике совместно с журналами «Россия Профиль», «Россия в глобальной политике» и газетой «Московские новости». Клуб был назван по месту нахождения его первая встреча — город Великий Новгород у озера Валдай.
Валдайский клуб проводит ежегодную конференцию, а также другие международные собрания, поддерживает различные типы публикаций и выпускает так называемый Индекс развития России (Валдайский индекс). Более подробная информация доступна на сайте http://valdaiclub.com

Реконструкция по пыльце и историческим данным

ПОСЛЕДНИЕ СОТНИ ЛЕТ ИСТОРИИ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ 81

по новым результатам. История растительности и археоботаника 21 (3),

221–242.

Кофф, Т., Punning, J.-M., 2002. Последние сто лет землепользования в

Эстонии по данным учета пыльцы. Annales Botanici Fennici

39, 213–224.

Кром, М.М., 1995. Между Россией и Литвой. Западнорусские

земли в системе литовско-русских отношений в конце

XV — первой трети XVI веков. 92 с. Археологический центр

тер-пресс, Москва

Куэммерле Т., Каплан Ю.О., Прищепов А.В., Рыльский И., Часов-

скай О., Тикунов В.С., Мюллер Д., 2015. Переход лесов в Восточной Европе и их влияние на углеродный баланс. Global Change

Biology 21, 3049–3061.

Кусов В.С. 2004. Земли Московской губернии в XVIII веке.

400 с. Москва, «Московия».

Лерман, З., Чаки, К., Федер, Г., 2004. Развитие фермерских хозяйств и

моделей землепользования в бывших социалистических странах. Ежеквартальный журнал

международного сельского хозяйства 43, 309–335.

Матасов В.М. 2016. Методологические аспекты анализа структуры землепользования

в Касимовском уезде в конце XVIII

в. Геодезия и картография 3, 59–64.

Mazier, F., Broström, A., Bragée, P., Fredh, D., Stenberg, L., Thiere,

G., Sugita, S., Hammarlund, D., 2015. Двести лет изменение землепользования

на возвышенностях Южной Швеции: сравнение оценок на основе исторической карты

с реконструкцией на основе пыльцы с использованием алгоритма реконструкции ландшафта

.История растительности и

Археоботаника 24, 555–570.

Минаева Т.Ю., Трофимов С.Я., Дорофеева Е.И., Чичагова,

О.А., Сирин А.А., Глушков И.В., Михайлов Н.Д., Кромер Б.,

2008. Накопление углерода в почвы лесных и болотных экосистем

Южного Валдая в голоцене. Биологический вестник 35 (5), 524–

532.

Миняев Н.А., Конечная Г.Ю., 1976. Флора Центрального леса

Государственный заповедник.104 с. Наука, Москва.

Mitchell, F.J.G., 2005. Насколько открытыми были первобытные леса Европы?

Проверка гипотез с использованием палеоэкологических данных. Journal of Ecol-

ogy 93, 168–177.

Мур П.Д., Уэбб Дж. А., Коллинсон М. Е., 1991. Анализ пыльцы. 216

стр. Блэквелл, Оксфорд.

Nielsen, A.B., Giesecke, T., Theuerkauf, M., 2012. Количественная реконструкция изменений в региональной открытости в северной и центральной Европе

позволяет по-новому взглянуть на старые вопросы.Четвертичная наука Re-

просмотров 47, 131–149.

Ниинеметс, Э., Саарсе, Л., 2009. Голоценовая растительность и землепользование

Динамика юго-восточной Эстонии. Quaternary International 207,

104–116.

Новенко Е.Ю., Волкова Е.М., Носова М.Б., Зуганова И.С., 2009.

Динамика позднеледниковых и голоценовых ландшафтов юга

таежной зоны Восточно-Европейской равнины по пыльце и макро-

летописи окаменелостей из Центрально-лесного государственного заповедника (Валдайская возвышенность,

Россия).Четвертичный международный 207, 93–103.

Ольчев, А., Новенко, Э., Попов, В., Пампура, Т., Мейли, М., 2017. Ev-

Изменение температуры и осадков за последние 100

лет в условиях высокого Разрешающая запись пыльцы из бореальных лесов

Среднеевропейская Россия. Голоцен 27, 740–751.

Пейн, Р.Дж., Малышева, Е., Цыганов, А., Пампура, Т., Новенко, Е.,

, Волкова, Е., Бабешко, К., Мазей, Ю., 2016. Мультипрокси-ретрансляция. —

шнур изменения окружающей среды в голоцене, освоение торфяников

и накопление углерода из Старосельского болота, Россия —

sia.Голоцен 26, 314–326.

Прищепов, А.В., Раделофф, В.К., Бауман, М., Куэммерле, Т.,

Мюллер, Д., 2012. Влияние институциональных изменений на землепользование: сельское хозяйство. com-

мандат на рыночную экономику в постсоветской Восточной Европе.

Environment Research Letters 7: 24021.

Ralska-Jasiewiczowa, M., 1977 г. Воздействие доисторического человека на естественную растительность

, зафиксированное на диаграммах пыльцы из разных регионов

Польши.Folia Quaternaria 49, 5–91.

Reille, M. 1992. Пыльца и споры Европы и Африки. 331

стр. Laboratoire de Botanique Historique et Palynologie, Марсель.

Рёш, М. 1992. Человеческое воздействие, зарегистрированное в учете пыльцы:

некоторые результаты из западной части Боденского озера, южная

Германия. История растительности Археоботаника 1, 101109.

Саарсе, Л., Нийнемец, Э., Поска, А., Вески, С. 2010. Есть ли связь между земледелием

и упадком Альнуса на востоке

Балтийский регион? История растительности Археоботаника 19, 17–28.

Ширхорн, Ф., Мюллер, Д., Берингер, Т., Прищепов, А.В., Куэммер-

ле, Т., Бальманн, А., 2013. Заброшенные пахотные земли в постсоветский период и связывание

углерода в европейской части России , Украина и Беларусь.

Глобальные биогеохимические циклы 27, 1175–1185.

Sieber, A., Kuemmerle, T., Prishchepov, AV, Wendland KJ, Bau-

mann M., Radeloff VC, Baskin LM, Hostert P., 2013. Land-

спутниковое картографирование пост- Советские изменения в землепользовании для оценки эффективности

Окского и Мордовского заповедников в Европе.

Россия.Дистанционное зондирование окружающей среды 133, 38–51.

Soepboer, W., Lotter, A.F., 2009. Оценка открытости растительности в прошлом

с использованием взаимосвязей пыльца – растительность: подход к моделированию. Re-

вид палеоботаники и палинологии 153, 102–107.

Stockmarr, J., 1971. Таблетки со спорами, используемые в абсолютном анализе пыльцы.

Пыльца и споры 13, 615–621.

Сугита С., 2007. Теория количественной реконструкции растительности.

I. Пыльца с крупных участков ВЫЯВЛЯЕТ региональную растительность.Лоцен Ho-

17, 229–241.

Sugita, S., Gaillard, M.J., Broström, A., 1999. Открытость ландшафта и записи пыльцы

: подход моделирования. Голоцен 9, 409–421.

Таавицайнен, Ж.-П., Симола, Х., Гронлунд, Э., 1998. История возделывания

За пределами периферии: раннее земледелие в Северной Европе.

настоящий лес. Journal of World Prehistory 12, 199–253.

Вески, С., Коппель, К., Поска, А., 2005. Интегрированные палеоэкологические и

исторические данные для точного разрешения землепользования и оценки экологических изменений

за последние 1000 лет в Рыуге , южный

Эстония: Оценка землепользования и экологических изменений на юге

Эстония.Журнал биогеографии 32, 1473–1488.

Воррен, К.-Д., 1986. Влияние раннего земледелия на растительность

Северной Норвегии. Обсуждение антропогенных показателей на диаграммах пыльцы

. В: Behre, K.-E. (Ред.) Антропогенные индикаторы

в пыльцевых диаграммах, 1–18. Балкема, Роттердам.

Вуорела И., 1986. Палинологические и исторические свидетельства подсечно-огневого земледелия

в Южной Финляндии. В: Behre, K.-E. (Ред.) Антропо-

генные индикаторы на диаграммах пыльцы, 53–64.Балкема, Роттердам.

Вуорела, И., Саарнисто, М., Лемпияйнен, Т., Таавицайнен, Ю.П., 2001. Камень

Возраст до недавней истории землепользования в Пеграме, северное Онежское озеро,

Российская Карелия. История растительности Археоботаника 10, 121–138.

Зерницкая В., Михайлов Н., 2009. Свидетельства раннего земледелия в спектрах пыльцы

голоцена Беларуси. Quaternary International 203,

91–104.

Без аутентификации

Дата загрузки | 24.01.18 1:43 AM

Лессовые ландшафты Европы — картографирование, геоморфология и зональная дифференциация

Палеоэкологические реконструкции в (над-) региональном масштабе привлекли внимание четвертичных наук в последние десятилетия.В земных сферах лессовые отложения и особенно прослои лессов и погребенных почв, так называемые лессово-палеопочвенные последовательности (LPS), являются важными архивами для выяснения реакции Земли на, например, климатические колебания и реконструируют палеосреды в плейстоцене. Анализ LPS требует знания нескольких ключевых факторов, таких как распределение эоловых отложений, их расположение относительно (потенциальных) источников, климатические условия, которые привели к их размещению, и топография области стока.Эти факторы сильно влияют на седиментологические и палеоэкологические характеристики LPS и демонстрируют широкие вариации по всей Европе, что приводит к четкой схеме распределения по всему континенту.

Мы представляем новую карту распределения эоловых отложений (в основном лёсса) и основных потенциальных источников для Европы. Карта составлена ​​с использованием геоданных различных подходов к картированию. Большинство используемых геоданных основано на точных национальных картах 27 разных стран.Проблемные аспекты, такие как различие в номенклатуре административных границ, были тщательно исследованы и пересмотрены. Результатом является бесшовная карта, которая включает почвенные, геологические и геоморфологические данные и может использоваться для палеоэкологических, археологических исследований и других приложений.

Мы используем полученную карту и данные ключевых геоморфологических разрезов, чтобы обсудить различные влияния геоморфологии и палеокружения на отложение и сохранение позднеплейстоценовых лёссов по всей Европе.Мы разделили области лесса на 6 основных областей лесса и 17 подобластей, чтобы понять и объяснить факторы, контролирующие их распространение и характеристики. Для подразделения мы использовали следующие критерии: (1) влияние иловодческих площадей, (2) принадлежность к субсловам, так как реки являются очень важными региональными агентами переноса ила, (3) наличие прошлой перигляциальной активности с характерным наложением отложений. Кроме того, распределение наносов комбинируется с данными о высоте, чтобы исследовать распределение лесса как статистически, так и визуально.

Повсюду в Европе вариации и различия лёссовых доменов являются результатом сложного взаимодействия изменяющихся палеоэкологических условий и связанных геоморфологических процессов, контролирующих источники пыли, перенос, накопление, сохранение, почвообразование, наряду с эрозией и переработкой. Климатические, палеоклиматические и педоклиматические градиенты являются дополнительным важным фактором континентального масштаба, поскольку существуют, например, широтные различия вечной мерзлоты и перигляциальных процессов, усиление континентальности с запада на восток и засушливости с северо-запада на юго-восток и юг, сильно влияющие на региональную осадочную и геоморфную динамику.

Мы предлагаем три основных режима формирования лёссов в Европе: (1.) формирование перигляциальных и тундровых лёссов с перигляциальными процессами и вечной мерзлотой в высокоширотных и горных регионах; (2.) образование лессов на окраинах степей и пустынь в (полу) засушливых регионах; и (3.) лесс и почвообразование в умеренных и субтропических регионах. Лессовые отложения (1.) и (2.) показывают более грубое, более песчаное распределение частиц по направлению к ледниковым и пустынным регионам. Во влажных районах (3.) лесная растительность ограничивает производство и накопление пыли, следовательно, наблюдается увеличение более мелких зерен из-за увеличения выветривания.

Сильное центральное правительство не препятствует сильной демократии

Арно Дубьен, директор по исследованиям Института международных и стратегических отношений (IRIS) и главный редактор Eurasia Intelligence Report, рассказал корреспонденту РИА Новости Александре Каменской о своем участии в предстоящем заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Вы впервые участвуете в заседании Валдайского клуба.Насколько известен клуб во Франции и каков его имидж среди экспертов и в СМИ?

Специалисты по России считают Валдайский клуб незаменимым форумом для дискуссий. Тот факт, что высокопоставленные российские чиновники находят время для встреч с людьми, которые в значительной степени определяют восприятие России за рубежом, является важным признаком. Не думаю, что это стандартная практика среди президентов и премьер-министров других стран. Однако во Франции клуб остается малоизвестным вне круга специалистов.

Тема встреч в этом году — «Россия: история и будущее развитие». Помогает ли оглядываясь на прошлое России понять, как Россия будет развиваться в будущем?

Очевидно, что изучение определенных периодов российской истории помогает нам понять смысл происходящего сегодня. Я имею в виду, конечно, советский период, но также и вторую половину XIX века, когда государство пыталось модернизировать страну. Однако «сравнение не доказательство», и сейчас можно почувствовать некоторую нерешительность в руководстве России именно потому, что прошлые попытки модернизации создали политические проблемы.

У каждой страны своя история и политическая культура. Все они идут своим путем. Имея дело с Россией, я считаю, что нужно опасаться двух иллюзий. С одной стороны, есть иллюзия, что страна может точно воспроизвести «западную модель», а с другой стороны, есть иллюзия, что путь России исключителен и что она может или должна избегать внешних влияний. Я убежден, что Россия, по сути, европейская страна, и что ее политическая система более или менее быстро разовьется во что-то, что будет больше согласовывать ее с Западом, чем, например, с Китаем.Как француз, я хотел бы подчеркнуть, что сильное центральное правительство не полностью несовместимо с сильной демократией. Регионы во Франции имеют важные прерогативы, но назначение префектов является обязанностью государства, которое обеспечивает применение закона на всей территории страны.

Как вы оцениваете продвижение Россией курса модернизации, избранного ее правительством?

Президент Медведев сделал серьезный диагноз тому состоянию, в котором находится Россия, и обозначил проблемы, с которыми она сталкивается.Сегодня все выступают за модернизацию, но, похоже, толкования этого слова различаются. Давайте проясним: это историческое обязательство по предотвращению маргинализации России на мировой арене в среднесрочной перспективе, и оно не может ограничиваться покупкой западных технологий. Для успеха этого предприятия необходимо также модернизировать государство, элиты и политическую систему. На мой взгляд, России больше всего не хватает класса людей, действительно лояльных к государству, то есть высокопоставленных государственных чиновников, движимых исключительно интересами государства.Во Франции после Второй мировой войны генерал де Голль создал Высшую школу управления (ENA), чтобы полностью заменить высших должностных лиц Франции. Возможно, в этот период восстановления России было бы полезно иметь школу такого типа с гражданским статусом, чтобы привить ценности государственной службы.

Можно ли отделить Украину от России?

Проекты, разработанные в некоторых англосаксонских кругах, целью которых является стратегическое разделение России и Украины, провалились.Они были нереальными и опасными как для двух стран, так и для остальной Европы. Очевидно, что по историческим причинам Украина всегда будет занимать особое место в политическом видении России. Однако я бы посоветовал Москве не создавать у украинцев впечатление, будто Россия не относится к их стране с уважением, присущим независимому государству. В противном случае нынешняя нормализация двусторонних отношений, вызывающая радость среди европейцев, может оказаться недолгой.

Есть ли будущее у Союзного государства России и Беларуси? Как Европа воспринимает интеграционные процессы, происходящие на территории бывшего Советского Союза?

Отношения между Москвой и Минском явно очень проблемные, что делает любое многостороннее строительство хрупким.Возможно, смена режима в Беларуси поможет продвинуть отношения вперед, но трудно представить, чтобы Александр Лукашенко уступил власть в результате демократических выборов, как на Украине. Отношения между Москвой и Астаной сейчас намного лучше. Ясно, что Россия права, углубляя свое сотрудничество с Казахстаном, страной со значительным потенциалом, которая переживает глубокую модернизацию и которая может способствовать стабильности в Центральной Азии.

Каковы проблемные области в отношениях Россия-ЕС? Какой формат отношений отвечал бы интересам и России, и ЕС?

Я бы сказал, что главная проблема в том, что в Брюсселе или Москве не хватает людей, которые могут представить, как будут выглядеть поистине стратегические отношения между ЕС и Россией.Тем не менее очевидно, что перед лицом Китая, Индии, США (которые не были сокрушены кризисом, несмотря на то, что многие думают или надеются) или других развивающихся регионов, эти «разные Европы» больше не могут позволить себе игнорировать друг другу или продолжают сводить исторические счеты, если только они не хотят оставаться в стороне от истории.

Какова тенденция восприятия России в Европе? Изменилось ли что-нибудь за последние годы?

В рамках Года России во Франции в Париже и других регионах проходят грандиозные по качеству и количеству мероприятия, в частности культурные мероприятия.Тем не менее, следует признать, что французы еще мало знают о России. Клише, унаследованные от советских времен, по-прежнему сильны. Некоторые трагические события, произошедшие в вашей стране в последние годы, не помогли улучшить ее имидж во Франции. Среднестатистический француз не знает, какова жизнь в России. Таким образом, потребуется много работы, чтобы способствовать повторному открытию России

[Путин на] заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» [частичная стенограмма] — Список Джонсона

(Кремль.ru — Новгородская область, 19 сентября 2013 г.)

Владимир Путин принял участие в итоговом пленарном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема юбилейной сессии клуба — «Многообразие России для современного мира».

ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ ВЛАДИМИР ПУТИН: Добрый день, друзья, дамы и господа,

.

Я надеюсь, что место для ваших дискуссий, для наших встреч выбрано удачно и что подходящее время.Мы находимся в центре России, не географическом, а духовном. [Новгородская область] — колыбель российской государственности. Наши выдающиеся историки верят и анализируют, как именно здесь соединились элементы российской государственности. Это происходит в свете того факта, что две великие реки Волхов и Нева служили естественным средством сообщения, обеспечивая в то время естественную связь. И именно здесь постепенно начала формироваться российская государственность.

Как уже отмечалось, в этом году клуб «Валдай» собрал беспрецедентный список участников: более 200 российских и зарубежных политиков, общественных и духовных лидеров, философов и деятелей культуры, людей очень разных, самобытных, а порой и самых разных. противоположные взгляды.

Вы уже совещаетесь здесь уже несколько дней, и я постараюсь не утомлять вас чрезмерно. Но тем не менее позволю себе высказать свои взгляды на темы, которые вы так или иначе затронули в ходе этих дискуссий. Я думаю не только об анализе исторического, культурного и управленческого опыта России. В первую очередь, я имею в виду общие дискуссии, разговоры о будущем, стратегиях и ценностях, о ценностях, лежащих в основе развития нашей страны, о том, как глобальные процессы повлияют на нашу национальную идентичность, какой мир XXI века мы хотим создать. видите, а что Россия, наша страна, может внести в этот мир вместе со своими партнерами.

Сегодня нам нужны новые стратегии для сохранения нашей идентичности в быстро меняющемся мире, мире, который стал более открытым, прозрачным и взаимозависимым. С этим фактом сталкиваются практически все страны и все народы в той или иной форме: российские, европейские, китайские и американские общества практически всех стран. И, естественно, в том числе здесь, на Валдае, мы стремимся лучше понять, как наши партнеры пытаются решить этот вызов, потому что здесь мы встречаемся с экспертами по России.Но мы исходим из того, что наши гости выскажут свое мнение о взаимодействии и отношениях между Россией и странами, которые вы представляете.

Для нас (я говорю о русских и России) вопросы о том, кто мы и кем хотим быть, становятся все более актуальными в нашем обществе. Мы оставили позади советскую идеологию, и возврата не будет. Сторонники фундаментального консерватизма, идеализирующие Россию до 1917 года, похоже, так же далеки от реальности, как и сторонники крайнего либерализма в западном стиле.

Очевидно, что невозможно двигаться вперед без духовного, культурного и национального самоопределения. Без этого мы не сможем противостоять внутренним и внешним вызовам, и мы не добьемся успеха в глобальных соревнованиях. И сегодня мы видим новый виток подобных соревнований. Сегодня их основные направления — экономико-технологические и идейно-информационные. Ухудшаются военно-политические проблемы и общая обстановка. Мир становится более жестким и иногда отказывается не только от международного права, но и от элементарной приличия.

[Каждая страна] должна иметь военную, техническую и экономическую мощь, но, тем не менее, главное, что будет определять успех, — это качество граждан, качество общества: их интеллектуальная, духовная и моральная сила. В конце концов, в конечном итоге экономический рост, процветание и геополитическое влияние проистекают из социальных условий. Они зависят от того, считают ли граждане данной страны себя нацией, в какой степени они идентифицируют себя со своей собственной историей, ценностями и традициями и объединены ли они общими целями и обязанностями.В этом смысле вопрос обретения и укрепления национальной идентичности действительно принципиален для России.

Между тем, сегодня национальная идентичность России испытывает не только объективное давление, проистекающее из глобализации, но и последствия национальных катастроф двадцатого века, когда мы пережили крах нашего государства два разных раза. Результатом стал разрушительный удар по культурному и духовному кодексу нашей страны; мы столкнулись с нарушением традиций и созвучия истории, с деморализацией общества, с дефицитом доверия и ответственности.Это коренные причины многих насущных проблем, с которыми мы сталкиваемся. Ведь вопрос ответственности за себя перед обществом и законом является принципиальным как для правовой, так и для повседневной жизни.

После 1991 года существовала иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития просто появится сама собой. Государство, власть, интеллектуальные и политические классы практически отказались от участия в этой работе, тем более что прежнюю, полуофициальную идеологию было трудно проглотить.На самом деле все они просто боялись даже затронуть эту тему. Кроме того, отсутствие национальной идеи, проистекающей из национальной идентичности, приносило пользу квазиколониальным элементам элиты, которые были полны решимости воровать и выводить капитал и не связывали свое будущее с будущим страны, места, где они зарабатывали Деньги.

Практика показала, что новая национальная идея не просто возникает и не развивается по рыночным правилам. Спонтанно построенные государство и общество не работают, равно как и механическое копирование опыта других стран.Такие примитивные заимствования и попытки цивилизовать Россию из-за границы не были приняты абсолютным большинством нашего народа. Это потому, что стремление к независимости и суверенитету в духовной, идеологической и внешнеполитической сферах является неотъемлемой частью нашего национального характера. Кстати, такие подходы часто терпели неудачу и в других странах. Время, когда готовые модели образа жизни можно было устанавливать в зарубежных государствах наподобие компьютерных программ, прошло.

Мы также понимаем, что идентичность и национальная идея не могут быть навязаны сверху, не могут быть установлены на идеологической монополии.Такая конструкция очень неустойчива и уязвима; мы знаем это из личного опыта. У него нет будущего в современном мире. Нам необходимо историческое творчество, синтез лучших национальных практик и идей, понимание наших культурных, духовных и политических традиций с разных точек зрения, а также понимание того, что [национальная идентичность] — это не жесткая вещь, которая будет длиться вечно, но скорее живой организм. Только тогда наша идентичность будет основана на прочном фундаменте и будет направлена ​​в будущее, а не в прошлое.Это главный аргумент, демонстрирующий, что идеологию развития должны обсуждать люди, которые придерживаются разных взглядов и имеют разные мнения о том, как и что делать для решения данных проблем.

Все мы, так называемые неославянофилы и неозападники, государственники и так называемые либералы, все общество должно работать вместе для достижения общих целей развития. Нам нужно отказаться от привычки слушать только единомышленников, гневно и даже с ненавистью отвергая любую другую точку зрения с самого начала.Вы не можете перевернуть или даже ударить будущее страны, как футбол, погрузившись в необузданный нигилизм, потребительство, критику чего угодно и все или мрачный пессимизм.

Это означает, что либералы должны научиться разговаривать с представителями левых и, наоборот, националисты должны помнить, что Россия с самого начала формировалась именно как многонациональная и многоконфессиональная страна. Националисты должны помнить, что, ставя под сомнение наш многонациональный характер и используя проблему русского, татарского, кавказского, сибирского или любого другого национализма или сепаратизма, мы начинаем разрушать наш генетический код.Фактически, мы начнем разрушать себя.

Суверенитет, независимость и территориальная целостность России безусловны. Это красные линии, которые никто не может пересечь. При всех различиях во взглядах, дискуссии об идентичности и о нашем национальном будущем невозможны, если их участники не являются патриотами. Конечно, я имею в виду патриотизм в чистом смысле этого слова.

Слишком часто в истории нашей страны вместо противостояния правительству мы сталкивались с противниками самой России.Я уже упоминал об этом; Об этом говорил и Пушкин. И мы знаем, чем это закончилось, с разрушением [российского] государства как такового. Практически нет русской семьи, полностью избежавшей невзгод прошлого века. Вопросы о том, как оценивать определенные исторические события, до сих пор разделяют нашу страну и общество.

Нам нужно залечить эти раны и восстановить ткани нашей исторической ткани. Мы больше не можем заниматься самообманом, вычеркивая неприглядные или идеологически неудобные страницы нашей истории, разрывая связи между поколениями, стремясь к крайностям, создавая или разоблачая кумиров.Пора перестать замечать только плохое в нашей истории и ругать себя больше, чем это сделали бы даже наши оппоненты. [Самокритика] необходима, но без чувства собственного достоинства или любви к нашему Отечеству такая критика становится унизительной и контрпродуктивной.

Мы должны гордиться своей историей, и нам есть чем гордиться. Вся наша история без цензуры должна быть частью российской идентичности. Без признания этого невозможно установить взаимное доверие и позволить обществу двигаться вперед.

Еще один серьезный вызов идентичности России связан с событиями, происходящими в мире. Здесь есть как внешнеполитические, так и моральные аспекты. Мы видим, сколько евроатлантических стран на самом деле отвергают свои корни, в том числе христианские ценности, составляющие основу западной цивилизации. Они отрицают моральные принципы и все традиционные идентичности: национальные, культурные, религиозные и даже сексуальные. Они проводят политику, приравнивающую большие семьи к однополым партнерствам, веру в Бога и веру в сатану.

Избыточная политкорректность дошла до того, что люди всерьез заговорили о регистрации политических партий, целью которых является пропаганда педофилии. Люди во многих европейских странах стесняются или боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменены или даже названы иначе; их сущность скрыта, как и их моральная основа. И люди настойчиво пытаются экспортировать эту модель по всему миру. Убежден, что это открывает прямой путь к деградации и примитивизму, что приводит к глубокому демографическому и моральному кризису.

Что еще, кроме потери способности к самовоспроизведению, могло стать величайшим свидетельством морального кризиса, с которым столкнулось человеческое общество? Сегодня почти все развитые страны больше не могут воспроизводить себя даже с помощью миграции. Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без стандартов морали, которые формировались тысячелетиями, люди неизбежно утратят свое человеческое достоинство. Мы считаем естественным и правильным отстаивать эти ценности.Необходимо уважать право каждого меньшинства отличаться от других, но нельзя ставить под сомнение права большинства.

В то же время мы видим попытки как-то возродить стандартизированную модель однополярного мира и размыть институты международного права и национального суверенитета. Такой однополярный стандартизированный мир не требует суверенных государств; для этого нужны вассалы. В историческом смысле это равносильно отрицанию собственной идентичности, данного Богом разнообразия мира.

Россия согласна с теми, кто считает, что ключевые решения должны приниматься на коллективной основе, а не по усмотрению и в интересах определенных стран или групп стран. Россия считает, что должно применяться международное право, а не право сильного. И мы верим, что каждая страна, каждая нация не исключительна, а уникальна, самобытна и пользуется равными правами, включая право самостоятельно выбирать свой собственный путь развития.

Это наше концептуальное мировоззрение, и оно вытекает из нашей собственной исторической судьбы и роли России в мировой политике.Наше нынешнее положение имеет глубокие исторические корни. Сама Россия развивалась на основе разнообразия, гармонии и баланса и привносит такой баланс на международную арену.

Хочу напомнить вам, что Венский конгресс 1815 года и соглашения, заключенные в Ялте в 1945 году, принятые при очень активном участии России, обеспечили прочный мир. Сила России, сила страны-победителя в эти критические моменты проявилась в щедрости и справедливости. И давайте вспомним Версальский мирный договор, заключенный без участия России.Многие эксперты, и я полностью с ними согласен, считают, что Версаль заложил основу Второй мировой войны, потому что Версальский договор был несправедливым по отношению к немецкому народу: он налагал ограничения, с которыми они не могли справиться, и ход следующего столетия стало ясно.

Есть еще один принципиальный момент, на который хочу обратить ваше внимание. В Европе и некоторых других странах так называемый мультикультурализм во многих отношениях является трансплантированной искусственной моделью, которая сейчас подвергается сомнению по понятным причинам.Это потому, что он основан на оплате колониального прошлого. Не случайно сегодня европейские политики и общественные деятели все чаще говорят о провалах мультикультурализма и неспособны интегрировать иностранные языки или иностранные культурные элементы в свои общества.

За прошедшие столетия в России, которую некоторые пытались назвать «тюрьмой народов», не исчезла даже самая маленькая этническая группа. И они сохранили не только свою внутреннюю автономию и культурную самобытность, но и свое историческое пространство.Вы знаете, мне было интересно узнать (я даже не знал об этом), что в советские времена [власти] уделяли этому так пристальное внимание, что практически каждая небольшая этническая группа имела свое собственное печатное издание, поддержку своего языка и своей национальной принадлежности. литература. Мы должны вернуть и взять на вооружение многое из того, что было сделано в этом отношении.

Наряду с этим разные культуры в России обладают уникальным опытом взаимовлияния, взаимного обогащения и взаимоуважения. Этот мультикультурализм и многоэтничность живут в нашем историческом сознании, в нашем духе и в нашем историческом облике.Наше государство было построено на протяжении тысячелетия по этой органической модели.

Россия, как ярко выразился философ Константин Леонтьев, всегда развивалась в «расцветающей сложности» как государство-цивилизация, подкрепленная русским народом, русским языком, русской культурой, Русской православной церковью и другими традиционными религиями страны. Именно модель государство-цивилизация сформировала наше государственное устройство. Он всегда стремился гибко учитывать этническую и религиозную специфику отдельных территорий, обеспечивая разнообразие в единстве.

Христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии являются неотъемлемой частью идентичности России, ее исторического наследия и современной жизни ее граждан. Основной задачей государства, закрепленной в Конституции, является обеспечение равных прав для представителей традиционных религий и атеистов, а также права на свободу совести для всех граждан.

Однако очевидно, что невозможно идентифицировать себя только через свою этническую принадлежность или религию в такой большой стране с многоэтническим населением.Чтобы сохранить единство нации, люди должны развивать гражданскую идентичность на основе общих ценностей, патриотического сознания, гражданской ответственности и солидарности, уважения к закону и чувства ответственности за судьбу своей родины, не теряя связи со своими этнические или религиозные корни.

Идут широкие дискуссии о том, как идеология национального развития будет структурирована политически и концептуально, в том числе с вашим участием, коллеги. Но я глубоко верю, что личное, моральное, интеллектуальное и физическое развитие людей должно оставаться в центре нашей философии.Еще в начале 1990-х годов Солженицын заявил, что главной целью нации должно быть сохранение населения после очень тяжелого 20 века. Сегодня мы должны признать, что мы еще не полностью преодолели негативные демографические тенденции, хотя и отошли от опасного спада национального потенциала.

К сожалению, на протяжении всей истории нашей страны жизни отдельных людей иногда придавалось мало значения. Слишком часто люди рассматривались просто как средство, а не цель и миссия развития.У нас больше нет этого права, и мы не можем бросать миллионы человеческих жизней в огонь ради развития. Мы должны дорожить каждым человеком. Главная сила России в этом и будущих веках будет заключаться в образованных, творческих, физически и духовно здоровых людях, а не в природных ресурсах.

Роль образования тем более важна, что для того, чтобы воспитать человека, патриота, мы должны восстановить роль великой русской культуры и литературы. Они должны служить основой самобытности людей, источником их уникальности и основой для понимания национальной идеи.Здесь многое зависит от преподавательского сообщества, которое было и остается важнейшим хранителем общенациональных ценностей, идей и философии. Это сообщество говорит на одном языке — языке науки, знаний и образования, несмотря на то, что оно распространяется на огромной территории, от Калининграда до Владивостока. Таким образом, сообщество учителей, образовательное сообщество в широком смысле слова объединяет нацию. Поддержка этого сообщества — один из важнейших шагов на пути к сильной, процветающей России.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что без сосредоточения наших усилий на образовании и здоровье людей, создании взаимной ответственности между властями и каждым человеком и установлении доверия в обществе мы проиграем в соревновании истории. Граждане России должны чувствовать себя ответственными собственниками своей страны, региона, родного города, собственности, имущества и своей жизни. Гражданин — это тот, кто способен самостоятельно управлять своими делами, свободно сотрудничая с равными.

Органы местного самоуправления и саморегулируемые организации граждан служат лучшей школой гражданского сознания. Конечно, я имею в виду некоммерческие организации. Кстати, одна из лучших российских политических традиций, традиция земских советов, тоже строилась на принципах местного самоуправления. Настоящее гражданское общество и настоящая национально-ориентированная политическая элита, включая оппозицию со своей собственной идеологией, ценностями и стандартами добра и зла, а не теми, которые продиктованы средствами массовой информации или из-за границы, могут расти только за счет эффективного самоуправления. механизмы.Правительство готово доверять саморегулируемым и самоуправляющимся ассоциациям, но мы должны знать, кому мы доверяем. Это абсолютно нормальная мировая практика, именно поэтому мы приняли новое законодательство, повышающее прозрачность неправительственных организаций.

Говоря о любых реформах, важно помнить, что наша нация — это не только Москва и Санкт-Петербург. Развивая российский федерализм, мы должны опираться на собственный исторический опыт, используя гибкие и разнообразные модели.Российская модель федерализма имеет огромный потенциал. Крайне важно, чтобы мы научились использовать его грамотно, не забывая о его самом важном аспекте: развитие регионов и их независимость должны создавать равные возможности для всех граждан нашей страны, независимо от того, где они живут, для устранения неравенства в экономической и социальной сферах. социальное развитие территории России, тем самым укрепляя единство нации. В конечном счете, это огромная проблема, потому что развитие этих территорий было очень несбалансированным на протяжении десятилетий и даже столетий.

Хотел бы коснуться другой темы. XXI век обещает стать веком серьезных перемен, эпохой формирования крупных геополитических зон, а также финансово-экономических, культурных, цивилизационных и военно-политических сфер. Вот почему интеграция с нашими соседями является нашим абсолютным приоритетом. Будущий Евразийский экономический союз, который мы провозгласили и который в последнее время активно обсуждали, — это не просто набор взаимовыгодных соглашений.Евразийский союз — это проект сохранения идентичности народов исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире. Евразийская интеграция — это шанс для всего постсоветского пространства стать независимым центром глобального развития, а не оставаться на окраине Европы и Азии.

Хочу подчеркнуть, что евразийская интеграция также будет построена на принципе разнообразия. Это союз, в котором каждый сохраняет свою идентичность, свой отличительный характер и свою политическую независимость.Вместе с нашими партнерами мы будем постепенно, шаг за шагом, реализовывать этот проект. Мы ожидаем, что это станет нашим общим вкладом в поддержание разнообразия и стабильного глобального развития.

Коллеги, годы после 1991 года часто называют постсоветской эпохой. Мы пережили и преодолели этот бурный, драматический период. Россия прошла через эти испытания и невзгоды и возвращается к себе, к своей истории, как это было в другие моменты своей истории.После консолидации нашей национальной идентичности, укрепления наших корней и сохранения открытости и восприимчивости к лучшим идеям и практике Востока и Запада мы должны и будем двигаться вперед.

Большое спасибо за внимание.
<…>
ЧЛЕН КОНСУЛЬТАТИВНОГО СОВЕТА ДИСКУССИОННОГО КЛУБА ПИТР ДУТКЕВИЧ: Господин Президент, мы встречаемся с Вами здесь уже десятый год.

Это уникальная площадка и уникальный формат, аналогов которому нет в мире.Спасибо за десять лет теплой поддержки нашего клуба.

У меня вопрос из двух частей относительно вашей статьи в The New York Times. Это была отличная идея и блестящая статья. По сути, вы несете личную ответственность за то, чтобы остановить расширение и углубление сирийского конфликта, что является огромным достижением.

Вопрос: кому пришла в голову эта идея? Лавров, Шойгу, Песков или кто-то еще? А когда вы впервые обсуждали это с президентом Обамой?

Вторая часть вопроса: мне кажется, что этой гениальной идеей, этой гениальной статьей вы поставили себя в довольно неудобное положение, потому что стали своего рода заложником.Вы и Россия взяли на себя бремя ответственности за успех этого соглашения. У вас уже есть много недоброжелателей, потому что они не хотят, чтобы основная глобальная политика развивалась как дуэт Путина и Обамы. Что будет, если это не сработает?

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо за добрые слова.

Мне и моим коллегам всегда было приятно, что в мире есть люди, интересующиеся Россией, ее историей и культурой. Десять лет назад, когда мне сказали, что эти люди хотели бы приехать в Россию, поговорить с нами, поучаствовать в дебатах и ​​узнать нашу точку зрения по ключевым вопросам развития самой нации и ее места в мире. мир, ну естественно, сразу поддержали; Я поддержал это, и мои коллеги поддержали.Я очень рад, что за последние десять лет эта платформа стала еще более престижной по сравнению с первыми шагами, предпринятыми десять лет назад. Интерес к нашей нации не ослабевает; напротив, оно увеличивается и растет.

Хочу ответить на Ваши слова благодарности тем же. Я хотел бы поблагодарить всех экспертов по России, которые остаются верными своей любви к нашему народу и их интересу к нашему народу.

Теперь по поводу статьи. Идея возникла совершенно случайно.Я видел, что президент Обама передал обсуждение возможности нападения на Сирию в Конгресс и Сенат. Я следил за ходом этой дискуссии и просто хотел донести нашу позицию, мою собственную позицию до людей, которые будут формировать свое мнение по этому вопросу, и прояснить его. Потому что, к сожалению, СМИ часто очень однобоко представляют различные проблемы или просто молчат.

Итак, это была моя идея; Я позвонил одному из своих помощников и сказал, что хотел бы опубликовать статью в американской газете, неважно в какой, а в одной из ведущих, чтобы эта информация дошла до читателей, и продиктовал то, что я хочу увидеть. написано.Вы могли заметить, что он не содержит ничего, о чем я не говорил ранее, в различных публичных местах. Я так или иначе обо всем этом уже говорил. Я просто продиктовал его, а затем, когда мои коллеги собрали его, я посмотрел. Мне не все понравилось, поэтому я переписал и добавил несколько вещей, вернул им, они еще немного поработали и снова принесли мне. Я внес еще несколько изменений и почувствовал, что он готов к публикации. Мы договорились через наших партнеров, что это будет в The New York Times; Мы договорились с уважаемым изданием, что статья будет опубликована без сокращений.Если им это не понравилось, то можно было отдать в другую газету.

Но я должен отдать должное редакторам New York Times: они полностью выполнили наши договоренности и опубликовали все так, как я это написал. Они даже отказались от обычных требований к количеству символов и слов в статье; это было немного выше предела. Они собирались подать его, но потом один из моих помощников сказал: «Президент Обама собирается обратиться к народу завтра. Что, если он объявит, что забастовок не будет, что они передумали? Лучше подождать.Я сказал: «Очень хорошо». Мы ждали, и на следующее утро я готовился к работе, и мне была озвучена речь президента Обамы. Я начал читать и понял, что принципиально ничего не изменилось, поэтому отложил в сторону, не дочитав. Но потом я подумал: «Нет, мне нужно дочитать до конца». И когда я все это прочитал, стало ясно, что моя статья была неполной. Как вы понимаете, дело было в исключительности Америки. Я взял статью и тут же написал от руки последний абзац.Я отдал его своим коллегам, они передали в The New York Times, и вот оно.

Теперь по поводу ответственности. Знаете, вы все очень опытные, умные и умные люди. Вот что я скажу об особой ответственности России. У нас равные права и равные обязанности со всеми нашими коллегами, участвующими в дискуссии по Сирии. Я не впервые слышу, что теперь на мне лежит особая ответственность. Все мы несем особую ответственность; мы все несем его одинаково.Если попытка решить проблему мирным путем не увенчается успехом, это будет трагедией. Но мы должны провести расследование, прежде чем предпринимать какие-либо другие шаги. Мой хороший друг Франсуа Фийон, мы знакомы давно и подружились за годы совместной работы, рассказал о том, как после того, как эксперты ООН опубликовали отчет, стало ясно, что было применено химическое оружие. Но нам это было понятно с самого начала, и наши специалисты согласились. Единственное, что неясно, это кто этим пользовался.

Мы постоянно говорим об ответственности со стороны правительства Асада, применил он химическое оружие или нет. Но что, если бы они использовались оппозицией? Никто не говорит, что мы будем делать с оппозицией, но это тоже важный вопрос. У нас есть все основания полагать, что это была провокация. Знаете, это было умно и с умом, но в то же время исполнение было примитивным. Они использовали старинный снаряд советского производства, взятый из вооружения сирийской армии, когда-то на нем даже была напечатана надпись «Сделано в СССР».Но это был не первый случай применения химического оружия в Сирии.