19Мар

Система курсовой устойчивости: (ESP, DSC, ESC, VSC, VDC, VSA, DSM, DTSC). (ESP, DSC, ESC, VSC, VDC, VSA, DSM, DTSC)?

Содержание

Все о системе курсовой устойчивости ESP

Электронная система курсовой устойчивости, у которой, в зависимости от производителя, имеется несколько названий (ESP – «Electronic Stability Program», ESC — «Electronic Stability Control» либо DSC – «Dynamic Stability Control» и прочие), является системой активной безопасности автомобиля. Эволюционно эта система представляет собой усовершенствованную антиблокировочную систему тормозов, главная функция которой – помочь водителю удерживать автомобиль в заданной траектории при потере управляемости.

История

Первым шагом в развитии систем активной безопасности автомобилей стало создание антиблокировочной системы тормозов, которая при торможении разблокировала тормоза, позволяя водителю сохранить контроль над управлением машиной. Однако с течением времени инженеры, исследующие проблемы безопасности автомобилей поняли, что простой разблокировки тормозов недостаточно для того, чтобы удержать машину от ухода в занос. После проведения массы испытаний, конструкторы решили расширить функционал системы активной безопасности, «научив» ее контролировать тягу и притормаживать определенные колеса, направляя автомобиль по заданной водителем траектории. Основной фронт работ по созданию эффективной системы курсовой устойчивости развернулся в конце 1980-х — начале 1990-х годов, причем, как в Европе (BMW Mercedes-Benz), так и в Азии (Mitsubishi). Более всего в этом преуспели специалисты Mercedes-Benz, которые в сотрудничестве с компанией Bosch уже в 1992 году имели опытный образец системы курсовой устойчивости, которая испытывалась на различных моделях марки.

Впрочем, особой спешки при внедрении системы на серийные авто не наблюдалось: немецкие инженеры со свойственной им педантичностью проверяли каждый параметр. Однако даже такие тщательные испытания и исследования не могли гарантировать стопроцентной безопасности автомобиля, сорвавшегося в занос при прохождении крутого поворота. Лишь в 1995 году инженерам удалось усовершенствовать систему курсовой устойчивости настолько, что руководство компании дало добро на оборудование ею нескольких серийных моделей.

Mercedes-Benz A 190 UK-spec

Первой такой моделью стал компактный городской хэтчбек A-Class, который был под угрозой снятия с производства и переделки из-за склонности к переворачиванию при прохождении поворотов даже не небольших скоростях. Чтобы спасти модель и честь бренда, инженеры Mercedes-Benz установили на хэтчбек систему курсовой устойчивости, которая полностью решила проблему переворачивания автомобиля. С тех пор ESP получила всемирное признание, и практически все автомобильные бренды стали оснащать свои модели этой системой активной безопасности.

Конструктивно система курсовой устойчивости автомобиля представляет собой систему датчиков, которые, будучи установлены на передней и задней оси автомобиля, рулевом механизме контролируют положение автомобиля на дороге. Помимо датчиков, в состав ESP входит акселерометр, определяющий положение автомобиля на дороге при поворотах. Эффективность этой системы заключается в ее совместном использовании с антиблокировочной и антипробуксовочной системами активной безопасности машины.

Устройство ESP

Система курсовой устойчивости активируется в двух случаях – при избыточной либо недостаточной управляемости автомобиля. В обоих случаях система, анализируя полученную с указанных выше датчиков и акселерометра (это занимает не более 20 миллисекунд), выбирает, какое колесо следует притормозить, чтобы направить машину по безопасной траектории. Одновременно с притормаживанием, ESP понижает обороты двигателя, что позволяет водителю снова войти в траекторию движения, нарушенную при сносе или заносе автомобиля.

Если управляемость автомобиля при входе в поворот избыточная, и передние колеса идут в снос, система курсовой устойчивости задействует задние тормоза, притормаживая то колесо, которое находится на внутреннем радиусе поворота. Это позволяет выровнять уходящую в снос переднюю часть автомобиля.

BMW M3 в заносе

Если же управляемость автомобиля при входе в поворот недостаточная, то возникает занос – то есть, с траектории движения уходят задние колеса. В таком случае система ESP активирует передние тормоза, притормаживая колесо, которое идет по внешнему радиусу поворота.

Кроме обеспечения безопасного движения в поворотах, система курсовой устойчивости помогает избежать аварии и когда у автомобиля начинают проскальзывать все четыре колеса (например, при передвижении по обледенелой дороге). В этом случае система определяет, какие именно колеса нужно притормозить, чтобы выровнять траекторию движения.

Сегодня именно ESP во всем мире признана наиболее эффективной системой активной безопасности автомобиля. В некоторых странах (Израиль, США, Канаде, странах Евросоюза) установка на автомобили систем курсовой устойчивости закреплена законодательно.

Принцип действия системы курсовой устойчивости

Наверное, нет такого автовладельца, который бы не сталкивался с проблемами управляемости автомобиля. В особенности часто заносы отмечаются в зимнее время года, когда дороги покрыты снежной коркой или ледяным настом. Сегодня современные автомобили оснащаются различными системами безопасности, основное назначение которых предотвращения заносов и улучшение управляемости автомобиля.

Система курсовой устойчивости отвечает за управление автомобилем и предотвращает заносы во время движения. Такая система гарантирует необходимую курсовую устойчивость, вне зависимости от маневров, предотвращая срыв в занос и боковое скольжение автомобиля. Использование таких активных систем безопасности позволяет значительно повысить удобство эксплуатации машины. Подобная система стала использоваться на автомобилях относительно недавно, но благодаря своей эффективности и универсальности использования сегодня устанавливается на многих моделях авто, вне зависимости от их класса и стоимости.

Назначение системы курсовой устойчивости

Эта технология использует данные антиблокировочной системы, но при этом обеспечивается активная безопасность более высокого уровня. Фактически, это целый комплекс различных датчиков и технологий, которые и позволяют анализировать положение автомобиля на дороге, внося корректировки в курсовую устойчивость машины.


Упрощённо такая система состоит из следующих элементов:

1.

Датчик скорости.

2. Электрогидравлический модуль.

3. Датчик вращения по вертикальной оси.

4. Датчик поворота руля.

5. Блок управления.

Все данные из многочисленных модулей и датчиков стекаются в блок управления, где интеллектуальная логика анализирует положение автомобиля и в зависимости от выявленной опасности принимается решение по подтормаживанию колес, причём могут подаваться сигналы по торможению отдельно на ту или иную ось и даже индивидуально на одно колесо. Такая система предотвращает срыв в занос и боковое скольжение, как при прямолинейном движении, так и при прохождении поворотов.

Современные системы курсовой устойчивости могут не только воздействовать на тормоза, но и активно управляют работой двигателя и автоматической коробки передач. Так в зависимости от полученных данных по состоянию автомобиля такая система может изменять положение заслонки дросселя двигателя, задерживать зажигание на свечах, а также отменять переход автоматической коробки передач на повышенную или пониженную передачу.

Системы курсовой устойчивости премиум-уровня, которые устанавливаются на дорогих автомобилях, также способны корректировать рулевое управление, изменяя угол поворота колеса без участия водителя. Машины, оснащенные активной подвеской, также могут управляться такой системой курсовой устойчивости, которая изменяет жесткость амортизаторов.


Принцип работы системы курсовой устойчивости

Основным назначением такой системы курсовой устойчивости является удержание автомобиля на правильной траектории, при этом нивелируется действие внешних сил. Система динамической стабилизации способна действовать на упреждение, поэтому соответствующие корректировки в работу рулевого управления, двигателя автомобиля и тормозов могут вносится еще до появления первых признаков заноса.

ESP включается при избыточной и недостаточной поворачиваемости. Подобные проблемы с управляемостью отмечаются при недостаточном сцеплении с дорогой, что может отмечаться при превышении скорости входа в поворот или же в зимнее время года, когда дороги покрыты льдом и снегом.

В том в случае, если отмечается снос передней части автомобиля система курсовой устойчивости подтормаживает задние колеса, что позволяет вернуть переднюю ось на необходимую траекторию. Одновременно снижается крутящий момент двигателя, что восстанавливает сцепление автомобиля с дорогой. При наличии сноса задней оси система безопасности подтормаживает переднее колеса, что и позволяет выровнять автомобиль.

Если машина попадает на скользкий участок и отмечается пробуксовка или снос всех четырех колес, то в зависимости от полученных данных с различных датчиков блок управления системы курсовой устойчивости будет подтормаживать различные колеса, одновременно воздействуя на двигатель, что и позволит удержать нужную траекторию движения.


Преимущества и недостатки данной технологии

Если говорить о преимуществах этой технологии это отметим ее высокую скорость срабатывания. Обычно от получения датчиком соответствующих данных об опасности заноса до необходимого срабатывания тормозного механизма проходит около 20 миллисекунд.

Такая система действует плавно и самостоятельно, поэтому водитель узнаёт об электронном вмешательстве в работу машины исключительно по загорающимся индикаторах на приборной панели. Тогда как автомобиль, даже если ему грозит существенная опасность, путем вмешательства такой электронной системы курсовой устойчивости будет всегда держать траекторию, обеспечивая необходимую безопасность водителю и пассажирам автомобиля.

Отдельные модели системы курсовой устойчивости позволяют полностью отключать электронику. Однако многие автопроизводители в целях безопасности пошли на некоторые ухищрения, предложив водителю возможность полностью отключить такого электронного цербера, однако при возникновении заноса система активируется и выравнивает автомобиль.

Если же говорить о недостатках данной системы, то отметим, что обеспечить полную безопасность автомобиля такая система курсовой устойчивости всё же не способна. Вы должны понимать, что если вы попытаетесь войти в крутой поворот на скорости 100 км/ч и даже более, то никакая система курсовой устойчивости не сможет удержать автомобиль на траектории, а машину просто выбросит с дороги.

Поэтому водителю необходимо трезво оценивать свои силы и не нарушать элементарные законы физики, что и позволит автомобилю с помощью такой электронной системы всегда держать свою правильную траекторию.

Подобные системы не всегда способны адекватно оценить степень опасности автомобиля, и не позволяют опытным водителям самостоятельно справляться с имеющимся заносом. Так, например, если появился занос, то водитель мог бы поддать газу, что на переднеприводном автомобиле позволит выровнять ушедший в занос задок авто. Однако ESP не позволит сделать этого, а будет пытаться лишь подтормаживанием отдельных осей выправить траекторию машины.

Подобные системы относительно надёжны, и какого-либо специального обслуживания им не требуется. Однако по мере эксплуатации датчики скорости вращения колеса могут выходить из строя, что приводит к необходимости дорогостоящего ремонта, причём выполнить замену таких датчиков могут лишь квалифицированные мастера на СТО.

15.02.2018

Зачем нужна система курсовой устойчивости / Автобегиннер.

ру

Главная цель системы курсовой устойчивости (ESC) — не позволить машине отклониться от намеченной траектории при проведении маневров. Ее первое название — управляющее устройство. Именно так она называлась, когда в конце пятидесятых годов была презентована компанией Daimler-Benz. Однако система несколько раз модернизировалась, пока приобрела те качества, которыми она обладает сегодня.


Как работает ESC

Системой стабилизации может быть оснащен практически любой современный автомобиль. Она работает в связке с ESP (система автоматической блокировки колес) и с управляющим блоком силового агрегата. ESC постоянно выполняет антиаварийные действия, хотя они и далеко не всегда могут ощущаться водителем.

Принцип действия системы заключается в том, что она выборочно притормаживает колеса автомобиля во время нестандартной ситуации на дороге. В результате этих манипуляций машина возвращается в начальное положение. Необходимость регулировки колес определяется автоматикой. Выбор колес, которые необходимо притормозить, совершает гидромодулятор, создающий давление в системе тормозов.

Происходит это следующим образом: блок управления мотора получает сигнал о необходимости сократить подачу горючего, а значит — и на снижение частоты вращения колесных пар. Таким образом авто не может уйти за намеченную траекторию поворота. Если автоматика выявит, что наметился слишком крутой поворот, она подтормозит определенное колесо и сократит крутящий момент мотора. При подтормаживании система взаимодействует с ABS. В результате этого происходит повышение давления в тормозной системе, после чего оно начинает поддерживаться на должном уровне, а затем давление сбрасывается.

Стабилизирующая система может работать как при разгоне, так и во время торможения. Алгоритм выполняемых действий диктуется конкретной ситуацией. Основная задача ESC — вовремя выявить опасный момент. Автоматика все время соизмеряет действия водителя и управляемой им машины. Система активируется, когда действия человека отличаются от параметров движения авто.

Стабилизация движения машины происходит следующими способами:

  • выборочное подтормаживание колес;
  • регулирование частоты оборотов силового агрегата;
  • регулирование поворота колес;
  • изменение уровня демпфирования амортизаторной системы.

Частота оборотов мотора может быть изменена отменой перехода на другую передачу, изменением угла наклона дроссельной затворки или пропуском впрыска горючего. Если речь идет о полноприводном автомобиле, то изменения могут происходить путем распределения крутящего момента по осям.

Как устроена система

Стабилизирующая система состоит из нескольких блоков: ABS (не дает заблокировать тормозную систему), EBD (занимается распределением тормозной силы), EDS (блокирует механизм передачи мощности) и TCS (не дает колесам пробуксовывать). В систему включены несколько датчиков, ЭБУ и гидроблок.

Назначение датчиков — отслеживание параметров движения машины с последующей их передачей на ЭБУ. Также эта умная система способна отслеживать действия водителя. Для этого происходит задействование некоторых специальных датчиков. Отслеживанием параметров движения авто занимаются датчики давления, частоты оборотов колесных пар и угловой скорости автомобиля.

БУ получает сигналы от датчиков, на основе которых он, в свою очередь, начинает подавать сигналы следующим исполнительным устройствам:

  • дросселям системы антиблокировки;
  • дросселям противобуксовочной системы;
  • тормозам;
  • контрольным лампам.

Во время активации ЭБУ происходит ее взаимодействие с АКП и блоком, занимающимся управлением мотором. Кроме приема сигналов от этих узлов, управляющий блок еще создает команды для их элементов.

Как отключить ESC и когда это нужно делать

Иногда система стабилизации может создавать водителю определенные неудобства, и ее можно отключить. После этого машина продолжит двигаться в обычном режиме без поддержки электроники. Отключить систему можно с помощью специальной кнопки, которая размещена на приборной панели.

Отключение ESC может иметь смысл, если на авто установлены колеса с различными диаметрами или когда используется задняя докатка. Также использование системы теряет целесообразность во время езды по траве, песку и прочему бездорожью. Если машина застряла в снегу или в грязи, и ее приходится раскачивать, то в этом случае ESC тоже лучше отключить. То же самое нужно сделать и при тестировании автомобиля на стенде.

Положительные и отрицательные стороны

К неоспоримым преимуществам ESC можно отнести:

  • удерживание машины на заданной траектории;
  • предотвращение возможной аварии при создании нестандартной ситуации;
  • стабилизация движения транспортного средства с прицепом;
  • предотвращение аварийных ситуаций.

Есть здесь и свои минусы, к которым, прежде всего, можно отнести невысокую эффективность системы на больших скоростях и при незначительном радиусе поворота. Также водители в качестве минусов приводят необходимость отключения системы в определенные моменты.

Некоторые автолюбители отмечают, что система будет только мешать, если на дороге во время движения возникнет реальная аварийная ситуация. Например, машина попала в занос, и в этом случае приходится усиленно газовать, а система, наоборот, мешает этому, блокируя подачу горючего. И все же специалисты рекомендуют держать систему включенной. Особенно это касается неопытных водителей, так как им ее использование поможет избежать создания аварийного момента.

Кстати, если экстрим — это ваше все, не нужно думать, что система обязательно будет вам мешать хулиганить. ESC имеет несколько рабочих режимов, один из которых активируется, только когда наступит критический момент.

Заключение

Система курсовой устойчивости призвана помогать водителям при разрешении нестандартных ситуаций на дороге. Однако не нужно забывать, что возможности электроники ограничены, и управляющий транспортным средством человек не должен терять бдительности ни при каких обстоятельствах.

DAF - Система курсовой устойчивости


Что такое "Система курсовой устойчивости"?

Система курсовой устойчивости (VSC) представляет собой электронную систему активной безопасности, которая позволяет водителю сохранить управление автомобилем во время сложных маневров, таких как отклонение от курса при появлении препятствия или затрудненное управление при прохождении неожиданно крутого поворота.
VSC значительно снижает опасность внезапного опрокидывания при повороте или при быстрой перемене полосы движения, особенно это касается автоцистерн и автомобилей с высоким расположением центра тяжести. Во-вторых, система VSC значительно снижает опасность складывания автопоезда.
VSC постоянно сверяет команды, подаваемые водителем (при повороте рулевого колеса) и фактическое направление движения автомобиля. При их несовпадении система VSC автоматически снижает мощность двигателя и при необходимости кратковременно включает тормоза одного или более колес.


Зачем следует устанавливать систему VSC на автомобиль?

Система VSC помогает предотвратить различные виды аварий, однако она особенно эффективна в предотвращении аварий отдельных автомобилей по причине потери управления.
Система VSC поможет сохранить жизни водителя и других участников дорожного движения. Одной только этой причины достаточно для установки системы VSC на грузовик.
Однако имеются и другие. Попавший в серьезную аварию автомобиль в выпуске новостей с названием вашей компании или вашего клиента на нем не улучшит репутацию компании.

Косвенные убытки могут проявиться в различных областях:

  • потеря товара, повреждение товара, задержка поставки
  • восстановление поврежденного автомобиля
  • транспортные пробки и повреждение дорожного покрытия
  • экологический ущерб


Как работает система VSC?

Система VSC использует датчики для определения намерений водителя (датчик угла поворота рулевого колеса) и реакции автомобиля на действия водителя (датчик углового ускорения, датчик поперечного ускорения и датчики скорости вращения колес).
При обнаружении возможности потери управления система VSC автоматически снижает подачу топлива в двигатель и при необходимости включает тормоза на соответствующем колесе (или колесах), чтобы вернуть автомобиль в положение, соответствующее намерению водителя.


Поперечная неустойчивость

Причиной поперечной неустойчивости могут стать скользкое дорожное покрытие или чрезмерная скорость при прохождении поворотов, а также оттягивание автомобиля назад на грунтовых обочинах. При недостаточной поворачиваемости передняя часть автомобиля сдвигается к внешнему краю кривой. Если это положение не исправляется, то автомобиль сходит с дороги. Система VSC включает тормоза на колесах, находящихся на внутренней стороне кривой, чтобы вернуть тягач на необходимую траекторию.
При избыточной поворачиваемости ведомая ось сдвигается к внешнему краю, из-за чего передняя часть автомобиля сдвигается к внутреннему краю кривой. Избыточная поворачиваемость может привести к складыванию автопоезда. VSC компенсирует избыточную поворачиваемость, включая тормоза прицепа (при этом автопоезд "растягивается") и тормоза соответствующих колес тягача (для поддержки управляемых колес).


Вертикальная неустойчивость

Причиной опрокидывания автомобиля может стать высокая скорость при прохождении поворотов съезда с шоссе. Однако оно также может произойти при низкой скорости движения автомобиля в результате слишком быстрого или сильного поворота рулевого колеса водителем. Последнее может произойти при быстрых маневрах по уклонению и смене полосы движения. При опасности опрокидывания система VSC включает тормоза и ограничивает крутящий момент двигателя для снижения скорости движения автопоезда и достижения безопасных условий.

« На главную

Система курсовой устойчивости - что это такое в машине

С 2010 года в Израиле, Америке и ЕС обязательным стало оснащать продаваемые машины системой курсовой устойчивости. Ее относят к одной из вспомогательных систем безопасности, поскольку позволяет предотвратить занос благодаря тому, что компьютерные программы контролируют момент вращения колеса.

Любой водитель еще со времен учебы в автошколе знает, что вписаться в поворот на высокой скорости практически невозможно. Если решиться на такой маневр, то автомобиль обязательно занесет, со всеми исходящими последствиями: выезд на встречную, опрокидывание, заезд в кювет, столкновение с преградами в виде дорожных знаков, других машин или ограждений.

Основная опасность, подстерегающая водителя на любом повороте, — центробежная сила. Она направлена в противоположную сторону от поворота. То есть, если вы на скорости захотите повернуть направо, то с большой долей вероятности можно утверждать, что автомобиль сместится влево от намеченной траектории. Таким образом, начинающий автовладелец должен научиться учитывать габариты своего авто и выбирать оптимальную траекторию поворота.

Система курсовой устойчивости как раз и придумана для того, чтобы контролировать перемещение машины в таких потенциально опасных ситуациях. Благодаря ей авто находится четко в рамках наиболее подходящей для данных обстоятельств траектории.

Устройство и принцип работы системы курсовой устойчивости

На сегодняшний день эта система, которую также называют системой динамической стабилизации, является наиболее эффективной системой безопасности. Если бы ею были оснащены все без исключения автомобили, то аварийность на дорогах удалось бы снизить на треть.

Первые разработки появились еще в конце 1980-х годов, а с 1995 года систему ESP (Electronic Stability Programme) стали устанавливать на большинстве серийных автомобилей Европы и Америки.

ESP состоит из:

  • входных датчиков;
  • блока управления;
  • исполнительного устройства — блока гидравлики.

Входные датчики контролируют различные параметры: угол поворота руля, давление в тормозной системе, продольное и поперечное ускорение, скорость автомобиля, частоту вращения колес.

Блок управления анализирует все эти параметры. Программное обеспечение способно принимать решение буквально за 20 миллисекунд (1 миллисекунда — это тысячная доля секунды). И если возникает потенциально опасная ситуация блок подает команды на исполнительное устройство, которое способно:

  • притормозить одно или все колеса за счет повышения давления в тормозной системе;
  • изменить крутящий момент двигателя;
  • повлиять на угол поворота колес;
  • изменить степень демпфирования амортизаторов.

Кроме всего перечисленного, ESP способна взаимодействовать и с другими активными системами безопасности:

  • антиблокировка тормозов;
  • блокировка дифференциала;
  • распределение тормозных усилий;
  • антипробуксовка.

Самые распространенные ситуации, в которых система курсовой стабилизации вступает в работу. Если система замечает, что параметры движения отличаются от расчетных, решение принимается, исходя из ситуации. Например водитель, вписываясь в поворот, недостаточно повернул руль в нужную сторону, не сбросил скорость или не переключился на нужную передачу. В таком случае произойдет подтормаживание задних колес и одновременное изменение крутящего момента.

Если же водитель, наоборот, слишком сильно вывернул руль, произойдет подтормаживание переднего колеса, находящегося с наружной стороны (при повороте направо — переднего левого) и одновременное увеличение момента силы — за счет увеличения мощности удастся стабилизировать автомобиль и спасти его от заноса.

Стоит отметить, что опытные водители иногда отключают ESP, когда она мешает проявить им все свое умение, например хотят погонять по заснеженному маршруту с заносами и пробуксовками. Дело, как говорится, хозяйское. Кроме того, при выходе из заноса на заснеженной трассе нужно вывернуть руль в сторону заноса, затем резко повернуть в обратном направлении и поддать газу. Электроника же не даст это сделать. К счастью для таких лихачей ESP можно отключать.

Мы бы не рекомендовали этого делать, поскольку система курсовой устойчивости довольно часто действительно спасает водителя от аварийных ситуаций.

Видео о системах курсовой устойчивости автомобилей VSC и EPS.

Загрузка...

Поделиться в социальных сетях

Электронная система курсовой устойчивости | Бош Авто Сервис

Как часы: когда электроника работает корректно

Основное назначение ESP — обеспечивать устойчивость автомобиля и соответствие выбранному направлению движения: авто должно ехать туда, куда вы поворачиваете руль. Достигается такой эффект за счет слаженного функционирования датчиков, управляющего блока и исполнительного устройства — гидравлического блока. Датчики ESP сканируют действия водителя (угол поворота руля, положение педалей) и фактическое движение авто (частота вращения колес, давление в тормозной системе, угловая скорость, ускорение). Управляющее устройство выполняет функцию анализатора: принимая сигналы от различных датчиков, блок соотносит информацию о характере движения автомобиля с действиями водителя и, при выявлении несоответствий, включается в работу. Конкретная реакция системы определяется в зависимости от ситуации: изменяется крутящий момент двигателя, притормаживаются определенные колеса — и автомобиль движется в заданном вами направлении, избегая заноса или ухода с выбранной траектории.

Ремонт ESP: качество и адекватные сроки

Горящая контрольная лампа сигнализирует о необходимости провести диагностику и, возможно, ремонт — система курсовой устойчивости (ESP) вышла из строя. Нужно посетить автосервис для определения причин неполадки и оперативного их устранения. С помощью визуального анализа и компьютерной диагностики специалисты СТО определят, какие именно компоненты системы нуждаются в отладке или замене. С автовладельцем согласуют весь объем запланированных работ, их стоимость и сроки, предоставят исчерпывающую информацию о возможных причинах поломки и рекомендации по продлению срока службы электронной системы.

Почему диагностику и отладку системы курсовой устойчивости стоит доверить «Бош Авто Сервис»

• Концерн Bosch создал первую в мире ESP в 1995 и продолжает совершенствовать разработки. Мы точно знаем, как должна функционировать система любого поколения, каким поломкам чаще подвержена и как наиболее эффективно устранить неполадки в работе.

• Новейшее диагностическое оборудование позволит выявить проблемы в любом узле и точно определить характер неисправностей.

• Инженеры-автомеханики наших станций — это профессионалы, которые регулярно проходят обучение и совершенствуют свои навыки при поддержке компании Bosch.

• При наличии неполадок в работе любого компонента системы, на станции «Бош Авто Сервис» вам предложат ремонт с использованием оригинальных комплектующих.

Как работает система курсовой устойчивости в экстремальной ситуации

Всем привет! На обсуждении у нас сегодня система курсовой устойчивости. Предлагаю поговорить о том, что это такое, для чего нужно, как работает и насколько сильно помогает в экстренных ситуациях.

Система имеет множество названий, в зависимости от автопроизводителей. Но суть везде одна. Она предназначена для обеспечения автоматического изменения, а точнее для корректировки, курсового положения транспортного средства в условиях, когда его начинает заносить.

Если говорить просто, то дополнительная электроника в машине позволяет при совершении маневра не выехать на встречную полосу и не оказаться в кювете. А ведь это сделать не так сложно, если на мокрой или скользкой дороге на высокой скорости выкрутить рулевое колесо.

У системы курсовой устойчивости (СКУ) богатая история, которая насчитывает около 20 лет. За это время электронная начинка улучшалась и модернизировалась. В итоге, как гласит Википедия, установка СКУ теперь предусмотрена практически на каждой машине. Для новых авто это обязательное требование. И если ваша машина выпущена недавно, вряд ли даже стоит проверять, есть ли там ESP. А вопрос о том, нужна ли она, вообще не поддается сомнению. Точно нужна. И я постараюсь объяснить, почему именно.

Актуальные синонимы

Система стабилизации есть практически на всех авто. Это мы уже определили. Идентифицировать наличие СКУ можно по специальному значку приборной панели, который горит при активации. Хотя возможна ошибка, и тогда лампа не горит вовсе, либо горит постоянно. Это уже другой вопрос.

Система поддержания курсовой устойчивости пригодится для любого автомобиля. Мы разобрались уже, что такое СКУ и для чего она нужна. Подобная динамическая система курсовой устойчивости может быть установлена на:

  • Киа Рио;
  • Форд Фокус 3;
  • Тойота Камри 40;
  • Toyota Corolla;
  • Лада Веста;
  • Лада Гранта;
  • Рено Дастер;
  • Ниссан Кашкай;
  • Шкода Фабия;
  • Митсубиси Лансер и пр.

Интересен и тот факт, что довольно часто автомобилисты заявляют об отсутствии ESP, несмотря на соответствующий значок, загорающийся на приборной панели.

Здесь есть доля юмора. Надеюсь, вы поймете. Вместо ESP, как утверждают некоторые водители, у них стоит система VSC. Есть и те, у которых ESP заменили системой под названием DCS. Якобы она еще лучше стандартной СКУ. И такие отзывы в сети найти не составит большого труда.

Давайте по факту. Все озвученные аббревиатуры относятся к одной и той же системе. Просто именно ESP является самой популярной и распространенной. Ее использует большинство автопроизводителей из Европы и США.

Хотя стоит отметить, что на некоторых авто встречается другой значок, отвечающий за систему контроля курсовой устойчивости. Это не более чем синонимы. Но знать о них нужно, дабы не паниковать, что вас лишили ESP. Она наверняка есть, только под другим названием.

  • ESC. Та же система, только называется несколько иначе. Такое понятие принято использовать корейскими автопроизводителями в лице Хендай и Киа, а еще японской фирмой Хонда;
  • DSC. Такое обозначение динамического стабилизатора вы увидите на автомобилях производства БМВ, Лэнд Ровер и Ягуар;
  • DTSC. Свое собственное обозначение, отличное от других фирм, используют в некогда полностью шведской компании Вольво;
  • Также некоторые модели Хонда и Акура используют в качестве названия СКУ аббревиатура VSA;
  • Автомобили, выпускаемые под маркой Тойота, ESP не лишены. Только называется она у японцев VSC;
  • Если вы встретили название VDC, то наверняка у вас что-нибудь из модельного ряда Субару, Ниссан или Инфинити.

Вне зависимости от названия, суть везде остается одной и той же.

Нельзя не отметить, что на некоторых машинах стоят более совершенные и улучшенные системы стабилизации. Это уже вопрос к нововведениям и повышению уровня безопасности.

Как это работает

Когда машину заносит в сторону при повороте, это не неисправность, а естественное поведение автомобиля, обусловленное законами физики. Потому каждый должен знать, что совершать маневры на высокой скорости очень опасно. Вращая руль в одну сторону, вас понесет в совершенно другую.

Главной задачей СКУ является предотвращение срыва машины в заносы или скольжения. Это происходит путем изменения момента вращения на одной из колес, которое относится к ведущим. За счет такой работы дальнейший занос предотвращается, машина возвращается в стабильное положение, маневр идет по плану. И тут дело не в мастерстве самого водителя, поскольку многие новички совершают одни и те же ошибки, банально не сбрасывая скорость перед поворотом.

Стоит понимать, что СКУ имеет огромное количество датчиков, которые определяют положение, скорость движения, развороты руля и многие другие параметры. Потому контроллер постоянно получает большое количество информации, которая анализируется и передается на органы управления. Тем самым удается быстро корректировать работу ведущих колес и тормозных цилиндров.

Экстремальной ситуацией можно считать занос при разгоне, во время наката или торможения на скользкой дороге. Подобное чаще происходит зимой, но также возможно при наличии небольшой лужи на дороге. Она провоцирует аквапланинг, водитель теряет частично управление. За счет системы стабилизации зачастую удается вернуться в исходное положение, продолжив движение по заданной траектории.

Приведем пример. Машина поворачивает влево на высокой скорости, и ее начинает заносить. В это мгновение активируется датчик заноса, что заставляет сократить подачу топлива и снизить скорость. Если это не помогает, СКУ автоматически подтормаживает правое заднее колесо. Система прекрасно адаптирована под работу на автомобилях со всеми видами коробок передач.

Способы стабилизации

Так уж произошло, что водитель частично потерял управление, либо выехал на скользкий участок дороги. Тут система начинает автоматически реагировать и воспринимать ситуацию как аварийную. Для этого производится анализ действий водителя и реальные параметры движения. Если намерения автомобилиста не совпадают с движением машины, ESP на это реагирует и включается в работу.

Есть несколько способов, с помощью которых удается достичь стабилизации:

  • подтормаживание определенными колесами;
  • изменение параметров крутящего момента;
  • изменения в работе двигателя;
  • внесение изменений в тормозные цилиндры;
  • корректировка углов поворота передних колес;
  • изменение демпфирования колесных амортизаторов;
  • иные методы разных автопроизводителей.

Если система фиксирует недостаточную поворачиваемость, она не дает машине уйти в сторону за пределы заданной траектории. Для этого происходит подтормаживание внутреннего колеса и меняется текущий крутящий момент без участия самого водителя.

Если поворачиваемость недостаточная, чтобы предотвратить занос транспортного средства происходит подтормаживание уже наружного переднего колеса. Также корректируется крутящий момент. Чтобы подтормозить колеса, электроника запускает в работу дополнительные системы безопасности. Функционирует все по циклическому принципу. То есть повышается давление, удерживается давление или сбрасывается. Аналогично корректируется крутящий момент. Здесь активируется дроссельная заслонка, меняется пропуск в системы впрыска топлива, отменяется переключение передачи на автомате, пропускаются импульсы зажигания и пр.

Не скрою, что иногда СКУ срабатывает тогда, когда это не нужно. В результате водитель не может набрать быстро скорость или совершить иные безопасные маневры, поскольку электроника воспринимает их как угрозу. Потому на многих авто есть кнопка, решающая проблему того, как отключить систему. Злоупотреблять отключение ESP я не советую. В сети много примеров видео, где ESP не работало, и к чему это привело.

А на этом у меня все. Спасибо всем, кто с нами!

Подписывайтесь, оставляйте комментарии и задавайте вопросы!

Определение фиксированного обменного курса

Что такое фиксированный обменный курс?

Фиксированный обменный курс - это режим, применяемый правительством или центральным банком, который связывает официальный обменный курс страны с валютой другой страны или ценой на золото. Целью системы фиксированного обменного курса является удержание стоимости валюты в узком диапазоне.

Ключевые выводы

  • Целью системы фиксированного обменного курса является удержание стоимости валюты в узком диапазоне.
  • Фиксированные обменные курсы обеспечивают большую уверенность для экспортеров и импортеров и помогают правительству поддерживать низкий уровень инфляции.
  • Многие промышленно развитые страны начали использовать систему плавающего обменного курса в начале 1970-х годов.

Понимание фиксированного обменного курса

Фиксированные ставки обеспечивают большую уверенность для экспортеров и импортеров. Фиксированные ставки также помогают правительству поддерживать низкий уровень инфляции, что в долгосрочной перспективе снижает процентные ставки и стимулирует торговлю и инвестиции.

В большинстве крупных промышленно развитых стран существуют системы плавающего обменного курса, при которых текущая цена на валютном рынке (форекс) определяет цену валюты. Эта практика началась для этих стран в начале 1970-х годов, в то время как развивающиеся страны продолжают использовать системы фиксированной процентной ставки.

Бреттон-Вудс

С конца Второй мировой войны до начала 1970-х годов Бреттон-Вудское соглашение означало, что обменные курсы участвующих стран были привязаны к стоимости U.S. доллар, который был привязан к цене золота.

Когда послевоенный профицит платежного баланса Соединенных Штатов превратился в дефицит в 1950-х и 1960-х годах, периодические корректировки обменного курса, разрешенные соглашением, в конечном итоге оказались недостаточными. В 1973 году президент Ричард Никсон исключил Соединенные Штаты из золотого стандарта, открыв эру плавающих курсов.

Начало валютного союза

Европейский механизм обменного курса (ERM) был создан в 1979 году как предшественник валютного союза и введения евро.Страны-члены, включая Германию, Францию, Нидерланды, Бельгию и Италию, согласились поддерживать свои курсы валют в пределах плюс-минус 2,25% от центральной точки.

Соединенное Королевство присоединилось в октябре 1990 года с чрезмерно высоким коэффициентом конвертации и было вынуждено выйти из него два года спустя. Первоначальные члены евро конвертировали из своих национальных валют по текущему центральному курсу ERM на 1 января 1999 года. Сам евро свободно торгуется по отношению к другим основным валютам, в то время как валюты стран, надеющихся присоединиться к торговле, имеют управляемый плавающий курс, известный как ERM II.Взаимодействие с другими людьми

Недостатки фиксированного курса валют

Развивающиеся страны часто используют систему фиксированной ставки для ограничения спекуляций и обеспечения стабильной системы. Стабильная система позволяет импортерам, экспортерам и инвесторам планировать, не беспокоясь о движении валюты.

Однако система фиксированной процентной ставки ограничивает способность центрального банка корректировать процентные ставки по мере необходимости для экономического роста. Система фиксированной ставки также предотвращает рыночные корректировки, когда валюта становится переоцененной или недооцененной. Эффективное управление системой фиксированной ставки также требует наличия большого пула резервов для поддержки валюты, когда она находится под давлением.

Нереалистичный официальный обменный курс также может привести к развитию параллельного, неофициального или двойного обменного курса. Большой разрыв между официальными и неофициальными курсами может отвлечь твердую валюту от центрального банка, что может привести к дефициту валютных курсов и периодическим крупным девальвациям. Это может быть более разрушительным для экономики, чем периодическая корректировка режима плавающего обменного курса.

Реальный пример фиксированного обменного курса

Проблемы режима фиксированного обменного курса

По данным BBC News, в 2018 году Иран установил фиксированный обменный курс на уровне 42000 риалов за доллар, потеряв 8% по отношению к доллару за один день. Правительство решило устранить расхождение между курсами трейдеров - 60 000 риалов - и официальным курсом, который в то время составлял 37 000.

Вклад МВФ в стабильность обменного курса: усилия в области денежно-кредитной дипломатии

Аннотация

Под этим оптимистичным названием 1 я намерен проследить усилия, которые Международный валютный фонд (далее именуемый «Фондом») предпринял в последние годы, чтобы «способствовать стабильности обменного курса» и «избежать конкурентного обесценения обменного курса», как того требуют Статьи Соглашения от Фонда.В соответствии с бреттон-вудским режимом члены согласились на ограничение, фиксированный обменный курс, а международное сообщество (Фонд) осуществляло дискреционные полномочия. Нынешние статьи соглашения с поправками 1978 года вводят в действие прямо противоположную структуру: члены подтвердили преобладание свободы усмотрения (механизм обмена по своему выбору), в то время как международному сообществу остается задача администрирования ограничений (наблюдение). которому предоставляется право усмотрения. 2 Таким образом, мир перешел от «системы стабильных обменных курсов», бреттон-вудского режима, к соглашению о сотрудничестве с Фондом и другими членами . .. для продвижения «стабильной системы обменных курсов» (статья iv Статей Соглашения). Некоторые группы стран добровольно приняли ограничения режима фиксированного обменного курса на региональной основе между собой: например, Механизм обменного курса Европейской валютной системы (далее именуемый ERM) и страны Зон-франка.

Ключевые слова

Валютный курс Денежно-кредитная политика Фискальная политика Реальный обменный курс Режим обменного курса

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Этот процесс является экспериментальным, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Информация об авторских правах

© Springer Science + Business Media Dordrecht 1994

Авторы и аффилированные лица

Нет данных о филиалах

Режимы обменного курса во все более интегрированной мировой экономике - Краткий обзор выпусков МВФ

И.

Обзор

Режимы обменных курсов, принятые странами в сегодняшней международной валютно-финансовой системе, и сама система существенно отличаются от тех, которые были предусмотрены на встрече в Бреттон-Вудсе в 1944 году, при учреждении МВФ и Всемирного банка. В Бреттон-Вудской системе:

  • обменные курсы были фиксированными, но регулируемыми. Эта система была направлена ​​как на предотвращение чрезмерной волатильности, которая, как считается, характеризует плавающие обменные курсы, так и на предотвращение конкурентного обесценивания, при этом позволяя гибкость, позволяющую приспособиться к фундаментальному неравновесию под международным контролем;
  • Ожидалось, что потоки частного капитала будут играть лишь ограниченную роль в финансировании платежного дисбаланса, а широкое использование средств контроля предотвратит нестабильность таких потоков;
  • временное официальное финансирование дисбаланса платежей, в основном через МВФ, сгладит процесс корректировки и позволит избежать неоправданно резкой коррекции дисбаланса текущего счета, что отразится на торговых потоках, объеме производства и занятости.

В нынешней системе обменные курсы основных валют (в основном доллара США, евро и японской иены) колеблются в зависимости от рыночных сил, с краткосрочной волатильностью и случайными крупными среднесрочными колебаниями (Рисунок 1) . Некоторые средние промышленные страны также имеют режимы плавающей ставки, определяемые рынком, в то время как другие приняли более жесткую привязку, в том числе некоторые европейские страны за пределами зоны евро. Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой имеют широкий спектр валютных курсов, при этом многие, но далеко не все страны стремятся к повышению гибкости обменного курса (Рисунок 2).

Это разнообразие режимов обменного курса существует в среде со следующими характеристиками:

  • частично из соображений эффективности, а также из-за ограниченной эффективности контроля за движением капитала промышленно развитые страны обычно отказываются от такого контроля, а страны с формирующейся рыночной экономикой постепенно отходят от него. Рост международных потоков капитала и глобализация финансовых рынков также были вызваны революцией в области телекоммуникаций и информационных технологий, которая резко снизила операционные издержки на финансовых рынках и еще больше способствовала либерализации и дерегулированию международных финансовых операций;
  • международные потоки частного капитала финансируют существенные дисбалансы текущего счета, но изменения в этих потоках также иногда оказываются причиной макроэкономических нарушений или важным каналом, по которому они передаются в международную систему;
  • Развивающиеся страны и страны с переходной экономикой все больше вовлекаются в интегрирующуюся мировую экономику как с точки зрения торговли товарами и услугами, так и с точки зрения финансовых операций.

Уроки недавних кризисов на развивающихся рынках заключаются в том, что для таких стран, имеющих важные связи с глобальными рынками капитала, требования к поддержанию режима фиксированного обменного курса стали более жесткими в результате возросшей мобильности капитала. Следовательно, режимы, допускающие существенную гибкость обменного курса, вероятно, желательны, если только обменный курс не будет жестко зафиксирован посредством валютного управления, объединения с другой валютой или принятия другой валюты в качестве внутренней валюты (долларизация).

Гибкие обменные курсы между валютами основных промышленно развитых стран, вероятно, останутся ключевой особенностью системы. Введение евро в январе 1999 года ознаменовало новую фазу в эволюции системы, но Европейский центральный банк имеет четкий мандат сосредоточить денежно-кредитную политику на внутренней цели стабильности цен, а не на обменном курсе. Многие средние промышленные страны, а также развивающиеся страны и страны с переходной экономикой в ​​условиях растущей интеграции рынков капитала могут также продолжать поддерживать определяемые рынком плавающие ставки, хотя большее количество стран могут принять более жесткую привязку в долгосрочной перспективе.Таким образом, перспективы таковы:

  • Обменные курсы евро, иены и доллара, вероятно, будут продолжать демонстрировать волатильность, а схемы по снижению волатильности вряд ли будут приняты и не будут желательными, поскольку они препятствуют последовательной ориентации денежно-кредитной политики на внутреннюю стабилизацию цели;
  • Некоторые из стран с переходной экономикой в ​​Центральной и Восточной Европе, особенно те, которые готовятся к членству в Европейском Союзе, вероятно, со временем будут стремиться установить политические дисциплины и институциональные структуры, необходимые для того, чтобы сделать возможным переход на евро.

Подход, принятый МВФ, по-прежнему заключается в том, чтобы консультировать страны-члены о последствиях принятия различных режимов обменного курса, рассматривать выбор режима как вопрос, который должна принимать каждая страна, и предоставлять рекомендации по политике, которые соответствуют поддержание выбранного режима (вставка 1).

II. Режимы обменных курсов для основных валют

За последние два десятилетия обменные курсы основных валют - доллара США, японской иены и немецкой марки с валютами партнеров в механизме обменных курсов Европейской валютной системы до введения евро в январе 1999 года. - валюты других крупных промышленно развитых стран демонстрируют значительную краткосрочную волатильность как в номинальном, так и в реальном выражении, а также значительные среднесрочные несоответствия:

  • волатильность была значительно выше, чем при бреттон-вудской системе, действовавшей с 1945 по 1971 год;
  • среднесрочные колебания были довольно значительными, включая повышение курса доллара в 1980–85 годах и повышение курса иены в 1990–95 годах и их последующее обесценение;
  • Эти широкие колебания обменных курсов повлекли за собой несоответствия с фундаментальными экономическими показателями, вызывая вопросы о том, можно ли и как их избежать или, по крайней мере, смягчить.

Взгляды на то, стоит ли, как и в какой степени пытаться стабилизировать обменные курсы основных промышленных стран, сильно разнятся. Они варьируются от пропаганды чистого плавающего курса - взгляда, который особенно разделяют те, кто считает, что обменные курсы всегда отражают фундаментальные факторы и что правительства и центральные банки не обладают знаниями, превосходящими рыночные в таких вопросах, - до предложений о введении единого мировая валюта. Промежуточные предложения включают целевые зоны, режим квази-фиксированного обменного курса между основными валютами, который должен быть достигнут с помощью правил денежно-кредитной политики, нацеленных на обменный курс, и различные схемы координации политики, которые будут учитывать обменный курс.

В нынешних обстоятельствах есть два основных возражения против любой схемы, которая попытается добиться существенной фиксации обменных курсов евро, иены и доллара:

  • первая состоит в том, что для этого потребуется в значительной степени посвятить денежно-кредитную политику требованиям стабильности обменного курса, что, вероятно, будет противоречить внутренним целям, включая цель разумной стабильности цен. Действительно, тот факт, что колебания обменных курсов основных валют во многих случаях отражали расхождения в циклических позициях между соответствующими странами и в курсах денежно-кредитной политики, необходимой для достижения стабильности цен и поддержки роста, указывает на то, что это беспокойство оправдано. ;
  • второй, три основные валютные зоны не соответствуют обычным критериям для оптимальной валютной зоны.Последнее десятилетие продемонстрировало отсутствие синхронизации в экономической деятельности, и нет оснований полагать, что различия между ними не сохранятся в будущем. В отсутствие той политической приверженности, которая сопровождала введение евро, любая попытка зафиксировать обменный курс тройки может не заслужить доверия и быть быстро отменена рынком.

Тем не менее, можно привести аргументы в пользу мониторинга потенциальных серьезных несоответствий в рамках процесса наблюдения МВФ и принятия периодических корректирующих мер.

III. Режимы обменных курсов в средних промышленных странах

Режимы привязанного обменного курса широко использовались на протяжении последней четверти века средними промышленными странами, в первую очередь в механизме обменного курса (ERM) Европейской валютной системы. Наличие некоторых остаточных ограничений на международное движение капитала, а также готовность внести корректировки в паритет до того, как неравновесие станет слишком большим, способствовали относительно плавному функционированию системы ERM в 1980-х годах.Однако впоследствии система подверглась серьезным «асимметричным потрясениям», связанным с объединением Германии, и стала более уязвимой из-за увеличения мобильности капитала и ужесточения паритетов обменных курсов после переговоров по Маастрихтскому договору 1991 года о политическом и валютном союзе. Система подверглась серьезному напряжению в 1992–93 годах, когда спекулятивное давление привело к уходу Италии и Соединенного Королевства. ERM затем работал относительно гладко в течение лет, приведших к появлению евро и образованию Европейского валютного союза в 1999 году, что устранило риск валютных кризисов в Европе и подтвердило усилия по достижению конвергенции.

Ряд других средних промышленных стран успешно поддерживают режимы плавающих обменных курсов в течение длительных периодов времени, признавая, что курсы будут меняться регулярно, а иногда и весьма существенно в ответ на рыночные силы. К этим странам относятся Канада, которая первоначально приняла режим плавания в 1952–60 гг. И вернулась к плаванию в 1970 г., до общего краха Бреттон-Вудской системы; Швейцария; а также Австралия и Новая Зеландия, у которых есть диверсифицированные торговые партнеры, а также зависимость от экспорта сырьевых товаров.В отсутствие привязки обменного курса этим странам необходимо было установить альтернативный номинальный якорь для своей денежно-кредитной политики через надежную приверженность снижению инфляции, чему в некоторых случаях способствовали установление целевого показателя инфляции и операционная независимость центрального банка.

IV. Обменные курсы в развивающихся странах и странах с переходной экономикой

Существуют значительные различия в режимах обменных курсов в развивающихся странах и странах с переходной экономикой: от привязки к очень твердой валюте до относительно свободно плавающего курса и со многими колебаниями между ними.Это неудивительно, учитывая большие различия между этими странами в экономических и финансовых условиях. Однако по мере того, как эти страны адаптировались к расширению возможностей, возникающих в результате более глубокого участия во все более интегрированной глобальной экономике и к изменениям в их собственном экономическом положении, произошел сдвиг в сторону большей гибкости по следующим причинам:

  • валовые потоки капитала в развивающиеся страны значительно выросли с начала 1980-х годов, увеличивая вероятность крупных и внезапных изменений чистых потоков, которые затруднили бы поддержание привязанных ставок;
  • В соответствии с тенденцией к глобализации, многие развивающиеся страны теперь торгуют с более широким кругом стран-партнеров.Страны с привязкой к единой валюте подвержены сильным колебаниям основных валют.

Недавние кризисы в странах с формирующейся рыночной экономикой - начиная с «кризиса текилы» 1994–1995 годов, который возник в Мексике через азиатский / российский / бразильский кризисы 1997–1999 годов - привели некоторых наблюдателей к выводу, что режимы привязанного обменного курса по своей сути являются подвержены кризисам, и что страны с формирующимся рынком следует поощрять в своих интересах и в интересах международного сообщества к переходу на режимы плавающих ставок. Рассматривая этот вывод, важно подчеркнуть важное предостережение: хотя недавние кризисы прямо и отрицательно повлияли на многие страны с формирующимся рынком, связанные с глобальными финансовыми рынками, они затронули лишь косвенно (через колебания мировых цен на сырьевые товары и торговые потоки) большинство развивающихся стран и стран с переходной экономикой. И другие факторы, помимо относительной стабильности их режимов обменных курсов, конечно же, лежали в основе проблем наиболее пострадавших стран.В частности, Россия и Бразилия столкнулись с серьезными финансовыми проблемами, в то время как в азиатских кризисных странах был слабый финансовый и корпоративный секторы.

Следующие условия, вероятно, будут способствовать принятию страной некоторой формы режима привязанного обменного курса:

  • его степень участия в международных рынках капитала низкая;
  • его доля в торговле со страной, к валюте которой проводится привязка, высока;
  • экономические потрясения, с которыми она сталкивается, аналогичны тем, с которыми сталкивается страна, к валюте которой проводится привязка;
  • он готов отказаться от денежной независимости ради денежной надежности своего партнера;
  • его экономика и финансовая система уже сильно зависят от валюты своего партнера;
  • из-за высокой унаследованной инфляции, стабилизация на основе обменного курса является привлекательной;
  • Фискальная политика гибкая и устойчивая;
  • рынки труда гибкие;
  • имеет высокие международные резервы.

При применении этих критериев одна группа стран, для которых привязка обменных курсов, по-видимому, остается разумной, - это небольшие страны с доминирующим торговым партнером, который проводит достаточно стабильную денежно-кредитную политику, включая небольшие страны Карибского бассейна и тихоокеанских островов, а также CFA страны зоны франка. Для таких стран, как правило, не имеет смысла нести расходы на попытки проводить независимую денежно-кредитную политику.

Некоторые важные региональные группы стран с формирующейся рыночной экономикой, включая страны АСЕАН и МЕРКОСУР, находятся в ситуации наличия как диверсифицированных связей с промышленно развитыми странами, так и значительной внутрирегиональной торговли.Эти группы сталкиваются с проблемой, заключающейся в том, что значительные колебания обменного курса внутри группы, а также по отношению к промышленно развитым странам, могут иметь дестабилизирующие последствия. Один из вариантов решения этой проблемы заключается в рассмотрении какой-либо формы регионального денежно-кредитного и обменного курса. Однако ни одна из этих групп в настоящее время не имеет институциональных структур или политического консенсуса, необходимых для региональной экономической интеграции, в том числе для денежно-кредитной и курсовой политики, такого рода, на формирование которой в Европе потребовались многие годы.В ближайшем будущем могут оказаться возможными менее формальные механизмы для координации курсовой политики. До недавнего кризиса валютная политика стран АСЕАН де-факто координировалась национальной политикой, которая ограничивала колебания обменного курса по отношению к доллару США. Точно так же в МЕРКОСУР, до плавающего курса бразильского реала в начале 1999 года, его колебания по отношению к аргентинскому песо ограничивались их соответствующей политикой в ​​отношении обменных курсов по отношению к доллару США.

Режимы привязанного обменного курса подразумевают явное или подразумеваемое обязательство со стороны директивных органов ограничить степень колебаний обменного курса до такой степени, которая обеспечивает значимый номинальный якорь для частных ожиданий относительно поведения обменного курса и необходимой поддерживающей денежно-кредитной политики . Самая жесткая форма режима фиксированного обменного курса - это валютный совет, при котором денежно-кредитная политика полностью подчиняется режиму обменного курса (вставка 2). Такой порядок не оставляет возможности для корректировки реального обменного курса путем изменения номинального обменного курса.Соответственно, корректировка меняющихся условий должна производиться другими способами, в том числе за счет внутренних цен и затрат, а также экономической деятельности и занятости.

При всех режимах обменных курсов, кроме абсолютно свободного плавания, внимания заслуживает дополнительная политика воздействия на валютный рынок посредством официального вмешательства и контроля. Ключевым моментом является то, что мягкое пренебрежение обменным курсом вряд ли будет желательным. Когда валютный рынок невелик и на нем доминирует относительно небольшое количество агентов, вполне вероятно, что обменный курс будет неустойчивым, если официальные органы не предоставят каких-либо указаний и поддержки. Эта проблема усугубляется, если нет длительного опыта стабильной макроэкономической политики, которая может прочно закрепить ожидания рынка. Таким образом, на практике даже развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, которые поддерживают относительно гибкий режим обменного курса, обычно используют как денежно-кредитную политику, так и официальное вмешательство, чтобы повлиять на обменный курс. Вмешательство, как правило, более эффективно в странах, где доступ к международным рынкам капитала ограничен, поэтому официальные органы имеют больше возможностей влиять на условия на валютном рынке путем прямой покупки или продажи иностранной валюты.

В поисках стабильности обменного курса: реалистично или донкихотично

Пол А. Волкер (председатель Консультативного совета по восстановлению экономики при президенте)

Я помню, как читал некоторые из первых лекций по маркам, когда я хорошо изучал экономику. много лет назад. Этот сериал быстро произвел впечатление на продвижение применения строгого экономического мышления к практическим проблемам мира. Эти усилия были отличительной чертой Джозайи Стэмпа во всем его огромном диапазоне деятельности.Его долгая служба на посту губернатора и председателя Лондонской школы экономики отразила эту приверженность. Для меня особая честь выступить с лекцией, посвященной его 50-летию, в честь выдающегося англичанина 20 века.

Лорд Стэмп ничуть не удивился бы, обнаружив, что мир здесь, в конце 1995 года, все еще полон практических проблем, решение которых ускользает от нас. Конкретный вопрос, который я хотел бы затронуть сегодня, - это функционирование международной валютной системы и, в частности, поиск большей стабильности в обменных курсах - вопросы, которые обсуждались на протяжении большей части этого столетия.

Пару лет назад, когда Международный валютный фонд и Всемирный банк приближались к своему пятидесятилетию и спустя целое поколение после распада так называемой Бреттон-Вудской системы, меня попросили собрать группу опытных практиков и ученых со всего мира. миру, чтобы пересмотреть этот комплекс проблем. Справедливо сказать, что группа, получившая название «Бреттон-Вудская комиссия», в значительной степени была выбрана самостоятельно; Интерес к служению обычно отражал чувство неудовлетворенности происходящим.Непропорционально большое количество членов было из моего поколения, мужчин и женщин, выросших в более стабильном финансовом мире, мире, характеризующемся большей стабильностью и большей уверенностью в способности правительств управлять инструментами экономической политики для достижения согласованных целей.

Поэтому нас не должно было удивлять, что группа достигла высокой степени единодушия в отношении необходимости того, чтобы ведущие страны уделяли более высокий приоритет достижению стабильности обменного курса. Хотя я не был автором отчета комиссии, я твердо разделяю этот вывод.Но когда я наблюдал за процессом составления, не менее очевидно и другое. Стремление к более стабильной системе обменных курсов не сопровождалось большой конкретностью в том, как ее достичь.

Действительно, прозвучал довольно расплывчатый призыв к «гибким коридорам обменных курсов». Однако такой подход должен был быть введен в действие только в неопределенное время в будущем после того, как будет достигнута большая стабильность и большая конвергенция в работе основных экономик. Даже этот приглушенный призыв был встречен тем, что можно было только мягко охарактеризовать как хладнокровие как правительственными чиновниками, так и участниками рынка.

У нас серьезная дихотомия. С одной стороны, существует сильное чувство неудовлетворенности работой международной валютной системы - или несистемной, как многие пренебрежительно это называют. С другой стороны, мало что с этим делать.

Я хотел бы убедить вас сегодня днем, что изменения не только необходимы, но и возможны - что нынешняя пассивность неоправданна. Существуют полезные и интеллектуально обоснованные подходы к реформе обменного курса, которые можно внедрить уже сейчас, даже если с практической точки зрения изменение должно быть постепенным и постепенным.Сомневается, сможем ли мы коллективно выстроить и поддерживать политическую приверженность, необходимую для значимого прогресса.

Спустя более 20 лет после краха системы номинальной стоимости мы можем однозначно заключить, что надежды многих экономистов на эффективность плавающих обменных курсов не оправдались и не оправдаются на практике. Вместо постепенной корректировки обменного курса в ответ на разницу в темпах инфляции и упорядоченной реакции рынка на другие различия в экономической политике или обстоятельствах, цены на валюту были склонны к резким и беспорядочным колебаниям.Вопреки ранее высказанным предположениям, не было явных доказательств спонтанного затухания волатильности с течением времени. По-видимому, ни опыт обучения, ни распространение новых методов и инструментов для работы на валютных рынках не привели к доминированию стабилизирующей спекуляции, столь важной для анализа учебников.

Несомненно, объем биржевой деятельности увеличивался экспоненциально, намного быстрее, чем международная торговля и инвестиции.Несомненно, широкие рынки и инновационные инструменты значительно расширили возможности хеджирования для многих предприятий, ищущих защиту от краткосрочных и среднесрочных валютных рисков. Но хеджирование влечет за собой затраты, иногда существенные, и на самом деле не может эффективно справляться с более экстремальными колебаниями, продолжающимися более длительные периоды. Эти колебания вверх и вниз, достигающие 30-40 процентов в течение года или двух, а иногда и больше, не были редкостью как в реальном, так и в номинальном выражении.Так было даже с наиболее широко торгуемыми валютами - валютами, которые рассматриваются как международные средства обмена и сбережения.

Совершенно очевидно, что международная торговля и инвестиции выросли даже в условиях такой нестабильности. Но, несомненно, постоянство таких колебаний в стоимости валюты, что приводит к огромной неопределенности относительных уровней цен между странами, несовместимо с холодными оценками относительной стоимости и сравнительных преимуществ, предполагаемыми теоретической основой открытых рынков и свободной торговли.

Честно говоря, я не вижу в отчете ничего, что могло бы оправдать обнадеживающее мнение о том, что эти экстремальные колебания были преходящими отклонениями, которые вряд ли будут повторяться. Безусловно, последовавшие друг за другом нефтяные кризисы 1970-х годов, трудности и неопределенности, связанные с снижением инфляции в Соединенных Штатах в 1980-х годах, а также в последнее время денежно-кредитное давление, возникшее в результате воссоединения Германии, оказали особенно сильное давление на систему. Это давление потребовало бы решительных мер экономической политики для стабилизации обменных курсов даже в широких пределах.Но до боли очевидно и тревожно другое. У нас были очень большие колебания обменных курсов доллар / иена и доллар / немецкая марка в прошлом году, когда инфляция во всех трех этих основных экономических центрах была хорошо контролируемой, темпы экономического роста не были сильно различающимися, а ожидания в отношении будущего тенденции не оказались особенно изменчивыми. В общем, обменные курсы имели тенденцию изменяться в очень широком диапазоне, когда под вопросом лежала основная экономическая политика, а когда - нет.

Что бросается в глаза при наблюдении за поведением биржевого рынка, так это то, насколько хрупко любое чувство рыночного равновесия. Это верно даже в периоды, когда экономические условия были относительно спокойными. Симптоматично, что многие успешные трейдеры даже подвергают сомнению актуальность концепций равновесия, столь встроенных в традиционные экономические теории о рынке. Один мой друг молодой экономист сказал мне, что дальнейшее развитие теории хаоса должно ждать лучшего понимания биржевых рынков.Эта мысль меня не совсем успокаивает.

В этих обстоятельствах мне кажется неправильным продолжать утверждать, как это обычно делалось с самого начала плавающего курса, что реформа международной валюты и повышение стабильности обменных курсов должны ждать большей внутренней стабильности и сближения национальных экономик. На данном этапе, как мне кажется, нам необходимо изучить зеркальное отражение этого предложения: в частности, может ли придание большего приоритета стабильности валюты со временем способствовать более стабильным экономическим показателям, росту и производительности.

Недаром малые страны, сильно зависящие от международной торговли и инвестиций, обычно придают большое значение стабильности валюты. Сильные колебания обменного курса особенно беспокоят, когда как внутренние уровни цен, так и большая часть экономики сильно подвержены внешнему влиянию. К сожалению, у нас есть большой опыт работы с более экстремальными обстоятельствами, когда отдельные страны попадают в кризис валютного рынка, который угрожает их экономической и даже политической преемственности и сплоченности.Рано или поздно они были вынуждены ответить болезненными мерами внутренней адаптации. В некоторых случаях требовались действительно экстраординарные действия, чтобы восстановить чувство уверенности, в том числе твердые обязательства по защите фиксированной стоимости валюты от удобного якоря. Недавнее возрождение концепции валютных советов - по сути, обеспечивающей более прочную институциональную основу для восстановления чувства стабильности и уверенности в обменном курсе - является одним из ответов на эту потребность.

Конечно, верно и то, что небольшие страны своими собственными действиями не могут справиться с нестабильностью среди более важных валют. И факт остается фактом: более крупные страны с их внутренним производством и ценами, менее чувствительными к влиянию валютных рынков, не испытывали такого же чувства приверженности стабильности валюты. Этот момент часто делается с особой силой в отношении Соединенных Штатов. Но не только Соединенные Штаты осознают, что внутренние и международные цели могут противоречить друг другу, и поэтому не желают связывать престиж и политику стабильности обменного курса. Мне не нужно вдаваться в подробности для британской аудитории.

В защиту этой точки зрения, несмотря на все потрясения на валютных рынках в течение последних 20 и более лет, мировая экономика продолжала расти. Международная торговля по большей части продолжала расти быстрее, чем внутреннее производство. Несмотря на то, что время от времени происходит довольно много отступлений от нетарифных барьеров, на протяжении десятилетий в итоге наблюдалось явное снижение тарифов и других ограничений. В экономически развитых странах - а также во многих странах с формирующимся рынком - контроль за капиталом ушел в прошлое, обеспечивая поддержку международным инвестициям и росту. В развитом мире инфляционные силы были сдержаны, если не полностью побеждены; В этом отношении мы почти вернулись к относительной стабильности 1950-х и 1960-х годов. А если смотреть в более широком смысле, то почти везде мы наблюдаем торжество идей экономической либерализации.

Даже скептически настроенный центральный банкир, профессионально склонный к беспокойству, может захотеть вынести суждение «не так уж плохо» о том, что было сделано за последнее десятилетие, несмотря на нестабильность обменного курса.И именно это чувство относительной самоуспокоенности - ощущение того, что, учитывая все обстоятельства, глобальная экономика функционирует достаточно хорошо, - притупляет любое стремление к реформам.

Тем не менее, современный Рип Ван Винкль, пробудившийся через 20 лет, может найти это самоуспокоение удивительным. В конце концов, несмотря на огромную жизнеспособность развивающихся стран Азии, рост и производительность были намного медленнее, чем в первые десятилетия после Второй мировой войны, для большинства развитых и развивающихся стран. Какой бы ни была неопределенность в отношении некоторых данных, либерализация торговли и платежей еще не привела к ощущению постоянного повышения уровня жизни.Предполагаемая гибкость внутренней денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики не привела к снижению уровня безработицы или явному улучшению циклических показателей.

Я не собираюсь присоединяться к маленькой школе, которая связывает отставание от прежних стандартов успеваемости в основном с нарушением фиксированных обменных курсов. Конечно, эконометристы еще не установили четкой взаимосвязи. Есть и другие вероятные виновники - низкие сбережения, высокий дефицит, некоторые скажут растущее бремя расходов на социальное обеспечение.И, в конце концов, десятилетия, последовавшие сразу после Второй мировой войны, были исключительными в долгой истории экономической истории.

В то же время были компенсирующие факторы. Последняя половина 20-го века была периодом значительного технологического прогресса. Расчеты, общение и обработка информации на порядки быстрее и дешевле. Рынки не только товаров и капитала, но также услуг и идей более открыты. Это должны быть силы, значительно повышающие производительность.Однако рост замедлился.

Классический экономический анализ безусловно предполагает, что колебания обменных курсов, которые радикально отклоняются от равновесных значений - значений, связанных с устойчивыми моделями торговли и инвестиций, - должны давать неверные ценовые сигналы и увеличивать неопределенность. Эти факторы, в свою очередь, должны сдерживать инвестиции и снижать эффективность. Нам говорят, что наши крупные транснациональные компании научились мириться с этими колебаниями валютных курсов, распределяя инвестиции и производя продукцию на местном уровне для местных рынков.Но если сравнивать с концепцией сравнительного преимущества, это, очевидно, связано с реальными издержками.

Какой бы ни была сила этих опасений, они не являются движущей силой политического процесса. Ущерб коварный. Но более долгосрочные и тонкие влияния такого рода не вызывают тревогу и не преодолевают пассивность перед лицом волатильности обменных курсов между странами с ключевыми валютами.

На мой взгляд, этой пассивности в значительной степени способствуют три фактора. Во-первых, с точки зрения экономического анализа хорошо известно, что в мире мобильности капитала фиксация обменных курсов подразумевает отсутствие автономии в денежно-кредитной политике.Эта стриктура смягчается по мере того, как в систему обменного курса вводятся степени гибкости. Однако в какой-то момент приверженность стабилизации обменных курсов действительно потребует активного использования денежно-кредитной политики с этой целью.

В этом требовании нет необходимости - и я полагаю, что обычно оно не будет противоречить надлежащему положению денежно-кредитной политики по более чисто внутренним причинам, учитывая разумную степень гибкости обменного курса. Более того, при полном использовании других инструментов государственной политики предполагаемые конфликты с другими целями концептуально можно смягчить или даже преодолеть.Но в этом и загвоздка. Немногие правительства обладают эффективным контролем над налогово-бюджетной и другой политикой, который потребовалось бы для гибкого манипулирования сочетанием экономической политики. Что еще хуже, мы узнали, что кейнсианский оптимизм в отношении силы и предсказуемости финансовых изменений - даже если своевременные изменения были осуществимы с политической точки зрения - легко преувеличивается.

Эти трудности усугубляются второй проблемой, присущей самой природе обменных курсов: они затрагивают более чем одну страну.Перед лицом нежелательных изменений основных валют неизбежно возникает спорный вопрос о том, какая страна берет на себя «бремя» инициирования соответствующих изменений в политике. Ответ редко бывает однозначным, и его решение влечет за собой как деликатные политические, так и сложные экономические суждения. Какие бы так называемые объективные индикаторы ни использовались, разные предпочтения разных стран приведут к задержкам и слабым ответам.

Третья трудность - более узкий политический вопрос.Традиционный сильный сторонник стабильности - финансовое сообщество - фактически изменил свою позицию. Этот сдвиг, несомненно, связан с тем фактом, что финансовые учреждения, работающие на международном уровне, сегодня проявили значительный личный интерес к нестабильности рынка. Их трейдеры занимают сильную тактическую позицию, чтобы ощущать давление рынка и психологию и немедленно действовать, чтобы воспользоваться возникающими движениями и даже усилить их. Чтобы быть уверенным, что риски маркет-мейкеров существенны, а случайный трейдер-мошенник может серьезно поставить в неловкое положение - даже разрушить - престижное учреждение.Но этим трейдерам была предоставлена ​​такая большая свобода именно потому, что из года в год биржевой рынок и связанные с ним торговые операции стали важным центром прибыли. Ирония заключается в том, что та же волатильность рынка, которая обеспечивает торговые преимущества, предлагает дополнительные возможности получения прибыли для организаций, достаточно бдительных и интеллектуально оснащенных, чтобы разрабатывать и продавать сложные продукты хеджирования своим коммерческим клиентам.

В первую очередь затраты несут импортеры, экспортеры и международный инвестор.Но для них затраты на валюту и хеджирование являются частью гораздо более крупных и предположительно прибыльных сделок. А конечная цена неопределенности и низкой производительности похоронена среди населения в целом. По аналогии с политикой протекционизма выгоды от нестабильности концентрируются, а потери размываются.

Как ни обескураживает потенциальных реформаторов, есть веские основания полагать, что стремление к большей стабильности не является донкихотством. У нас есть свидетельства того, что немногие, если вообще какие-либо страны, готовы полностью оставить свой обменный курс на неуправляемые рыночные силы, учитывая неустойчивость реакции на эти силы.Как я подчеркивал ранее, картина стабилизации обменных курсов небольших стран с крупными торговыми партнерами очевидна. Существует также естественная тенденция региональных группировок, в первую очередь Европейского Союза, стремиться к стабильности внутри группы. Когда доверие к стоимости валюты в определенных странах подрывается, часто возникает сильный импульс искать якорь обменного курса, даже для относительно больших стран. Во всех этих случаях был и делается трудный политический и экономический выбор для сохранения и повышения стабильности обменного курса в качестве национального приоритета.

Ключевой вопрос заключается в том, существует ли среди ключевых стран с глобально важными валютами такое же стремление к стабильности в той степени, которая необходима для поддержки широких усилий по реформированию. Ответ очевиден: «нет», если реформа будет сформулирована в терминах системы фиксированных паритетов а-ля Бреттон-Вудс. Нет и практических возможностей перехода к полноценному золотому стандарту или единой и стабильной мировой валюте под эгидой мирового центрального банка, как предлагают еще более радикальные реформаторы. Теоретическая и идеологическая привлекательность просто исчезает перед практическими и политическими препятствиями на пути к необходимой степени координации экономической политики.

Но мы также должны признать, что другие крайне свободно плавающие ставки также были признаны недостающими, и на практике от них отказались. Безусловно, согласованные на международном уровне подходы основных держав к управлению биржевыми рынками были эпизодическими, спровоцированными только крайними колебаниями, которые, казалось, угрожали росту, доступу на рынок и самой структуре международного сотрудничества. Эти усилия не всегда были полностью успешными - отнюдь нет. Но исходя из всего этого опыта, я думаю, мы можем сделать некоторые выводы о том, что многообещающе, а что нет, - можно ли в конце концов найти какой-то более систематический подход, чтобы согласовать необходимую гибкость с большим чувством стабильности.

Есть также полезные уроки для более широкого применения в том, что было достигнуто - или не выполнено - в Европе. Я не хочу вступать в дебаты об окончательных достоинствах Европейского валютного союза или о различных путях к этой цели.

Какими бы ни были эти суждения, очевидно, что у нас здесь, в Европе, есть группа стран, приверженных созданию истинного единого рынка и опасающихся, что существенная волатильность и явные несоответствия обменных курсов между странами-членами могут быть разрушительными для Союза.Нынешняя напряженность в отношении снижения курса лиры усиливает эти опасения.

В то же время страны-члены, очевидно, различаются по экономической структуре и обстоятельствам, а также по степени, в которой они готовы отказаться от предполагаемой автономии в экономической политике. Несмотря на эти различия, в 1980-х и первых годах 1990-х годов была достигнута замечательная степень стабильности (некоторые сказали бы, жесткость) большинства европейских обменных курсов. Этот рекорд тем более примечателен, если учесть, что в тот же период остатки контроля над движением капитала были сняты, и европейские рынки, как и другие, подверглись беспрецедентным объемам международных краткосрочных движений капитала.

Согласно правилам Европейской валютной системы, краткосрочные кредитные линии были свободно доступны для поддержки интервенций для защиты обменных курсов. Но поддержание установленных центральных ставок во время постоянного давления требовало большего, чем просто вмешательство; денежно-кредитная политика была ужесточена, ужесточена в большей степени, чем могло бы быть в противном случае перед лицом внутренних политических и экономических обстоятельств. Несомненно, налогово-бюджетная политика в некоторых странах-членах также была более дисциплинированной.Что не вызывает сомнений, так это то, что темпы инфляции резко сблизились вокруг DM, операционного якоря системы, даже несмотря на то, что значительные различия остались также для Италии, Испании и Великобритании.

Столь же ясно, что рекорд стабильности был нарушен перед лицом давления на фунт стерлингов и итальянскую лиру, и необходимо было существенно ослабить узкие границы Европейской валютной системы. Тем не менее, остается верным, что для основных стран - стран, более приверженных концепции единой валюты и с достаточно близкой конвергенцией в экономических показателях, - обменные курсы внутри EMS остались на удивление стабильными даже в условиях значительных и тревожных колебаний курса валют. доллар и иена.

Этот опыт подсказывает несколько моментов более широкого применения. Одного вмешательства, сколь бы крупными ни были поддерживающие кредитные линии, самого по себе недостаточно для поддержания соотношений обменных курсов. Суверенные страны просто не готовы давать ссуды или брать взаймы на неопределенный срок, и рыночные спекуляции сохранятся перед лицом предполагаемых несоответствий. Отсюда следует, что обязательство по стабилизации обменных курсов требует устойчивых доказательств политической воли - воли уделять большое внимание этой цели при проведении экономической политики в целом и денежно-кредитной политики в частности. Одним из предварительных условий этой приверженности является общее мнение участников о важности ценовой стабильности, непременного условия стабильности обменного курса.

Три полярных финансовых центра - США, Европа и Япония - в значительной степени сблизились в направлении стабильности цен, но чувство приверженности в отношении стабильности обменного курса, очевидно, не присутствовало ни в чем подобной степени. Верно также и то, что даже самые неохотные и пассивные правительства в отношении обменных курсов, как правило, Соединенные Штаты в последние годы, время от времени находили необходимым занять определенную позицию, хотя бы смутно указывать, какие уровни обменных курсов являются разумными и подходящими и которых нет, и когда рынок зашел слишком далеко, чтобы действовать.Обычно это действие принимает форму вмешательства. Но также ясно, что реакция была наиболее эффективной, когда сопровождалась сигналами о том, что основные страны согласны, свидетельствами их готовности действовать в унисон, а также признаками координации в отношении денежно-кредитной политики.

Я знаю, что были попытки воспроизвести прошлое с помощью сложных эконометрических моделей о том, как бы изменился мир, если бы экономическая политика была более строго ориентирована на стабильность обменного курса.Мне говорят, что доказательства в лучшем случае неубедительны, и что согласно критериям модели сигнал обменного курса для денежно-кредитной политики часто был бы неверным. Однако, оглядываясь назад на последнюю четверть века или около того, что меня поражает с точки зрения опыта Соединенных Штатов, так это то, что в действительно критические моменты обменному курсу уделялось слишком мало внимания, не слишком много. Конечно, оглядываясь назад, можно сказать, что Соединенным Штатам было бы лучше с более ограничительной денежно-кредитной политикой в ​​начале 1970-х годов, когда система фиксированного обмена распалась, и доллар начал длительное снижение курса.Это было тогда, когда инфляция впервые достигла уровня, намного превышающего предыдущий опыт США. Несомненно, когда Соединенные Штаты в 1978 году предприняли хорошо скоординированные интервенции в ответ на очередное падение доллара - усилия, явно подкрепленные ужесточением денежно-кредитной политики, - это было поздно. И обменный курс, и инфляционные ожидания уже были глубоко укоренившимися. Позже эти ожидания можно было искоренить только с большими переходными затратами.

И наоборот, супердоллар середины 1980-х годов - отчасти побочный продукт последующей войны с инфляцией - передавал четкое сообщение о чрезмерном дефиците бюджета - сообщение, которое в значительной степени игнорировалось.Позже, в 1987 году, амбициозные усилия Лувра по установлению руководящих принципов для приемлемого диапазона колебаний обменного курса, к моему сожалению, не получили адекватной поддержки со стороны политических мер ни в Японии, ни в Соединенных Штатах. В последнее время обескураживающие колебания курса иены вполне могли быть смягчены большей гибкостью финансовой и денежно-кредитной политики Японии.

Сейчас вопрос в том, готовы ли мы конструктивно опираться на весь этот опыт. Я не представляю себе прыжка в новый Бреттон-Вудс - высоко структурированную систему, в которую входят множество стран.Что-то гораздо более скромное и более реалистичное, и более желанное. Что нам нужно, так это подход, который будет смягчать и обращать вспять колебания обменных курсов между ключевыми валютами до того, как они станут экстремальными, вместо того, чтобы быть вынужденным защищаться после того, как существенный риск для мировой экономики уже стал очевиден. По крайней мере, на начальном этапе основные шаги должны быть предприняты Большой семеркой (или даже Большой тройкой), тесно сотрудничая с МВФ и уважая как его опытные советы, так и его точку зрения как голоса более широкого мирового сообщества.

Этот подход потребует согласия в нескольких широких и взаимосвязанных областях.

  • Во-первых, ведущим странам в консультации с МВФ необходимо будет достичь консенсуса по широко приемлемым значениям равновесия для своих валют. Выбор обязательно подразумевает довольно широкий диапазон ценностей. Они должны быть выражены в виде диапазонов, скажем, плюс или минус 10 процентов вокруг центральной точки. (Переход с еще более широких диапазонов, в духе нынешних европейских валютных курсов, может быть переходным средством. )
  • Во-вторых, страны-участницы должны быть готовы к совместной защите указанного ареала с вмешательством, в случае необходимости в значительном масштабе. Такое вмешательство потребовалось бы на грани или вблизи границы, но с тактической точки зрения могло бы быть желательно в этих пределах.
  • В-третьих, эта интервенция будет надежно эффективной только в той степени, в которой в случае постоянного давления страны-участницы будут готовы изменить свою денежно-кредитную политику в поддержку цели обменного курса.Разумно быстрые корректировки вполне могут предотвратить необходимость принятия более решительных мер перед лицом сильного спекулятивного давления.
  • Чтобы прояснить выбор, способствовать достижению консенсуса и помочь повлиять на ожидания, руководство МВФ должно участвовать в обсуждениях, когда возникает необходимость в политических действиях. Руководство МВФ должно быть готово по собственной инициативе и конфиденциально предложить соответствующий курс действий.

Степень, в которой страны готовы публично объявлять «диапазоны равновесия», и частота, с которой они могут быть изменены, являются чувствительными моментами.Что кажется очевидным, так это то, что диапазон должен быть относительно широким - прагматический компромисс между желанием, с одной стороны, стабильности, а с другой - избегать нереально жестких обязательств. Что кажется решающим для успеха, так это то, что защита внешних границ диапазона должна приниматься всерьез как правительствами, так и рынками, что может быть продемонстрировано только на опыте.

Правительствам нелегко - во всяком случае сейчас - не отказываться от своей способности изменять предлагаемые диапазоны обменных курсов.Однако ширина диапазона позволяет предположить, что такие изменения могут быть внесены таким образом, чтобы свести к минимуму возможность простых «односторонних ставок» операторами рынка. В частности, эти изменения должны производиться на суммы, существенно меньшие ширины диапазона (и не обязательно только тогда, когда рыночная ставка уже находится на марже). Таким образом, рыночный обменный курс не должен сильно или обязательно вообще меняться, когда такие корректировки производятся.

Один из источников неуверенности в защите обменных курсов, даже с большой маржой, - это распространенные в наши дни разговоры об огромных ресурсах, доступных операторам рынка, и о том, как эти ресурсы могут подавить казначейские облигации и центральные банки.Это, конечно, верно, если обменные курсы защищаются без всяких убеждений - без готовности изменить, если необходимо, более основные инструменты экономической политики. Но я не вижу свидетельств того, что рынки не реагируют на денежно-кредитную политику; Напротив, как внутренние, так и международные рынки постоянно заняты в своей торговле ожиданием или корректировкой действий Центрального банка. Мир, в котором сильные и устойчивые инфляционные силы были обращены вспять без небольшой поддержки со стороны налогово-бюджетной политики, вряд ли можно назвать миром бессилия центрального банка.

Эта иллюстрация действительно указывает на реальную трудность, значительно усложняющую задачу стабилизации обменных курсов. Слишком часто крупные и устойчивые дефициты государственного бюджета в основных странах ограничивали гибкость денежных властей, которые должны учитывать свою основную ответственность в качестве гарантов стабильности цен. Кейнсианское видение быстрых и эффективных корректировок налогово-бюджетной политики может исчезнуть и остаться незамеченным. Но было бы решительно помочь, если бы структурные бюджетные позиции могли быть приведены в соответствие с потребностями более сбалансированной экономической политики - например, Соединенные Штаты, как страна с хронически низкими сбережениями, должны стремиться не только к структурному бюджетному балансу, но и к профициту. .Более того, без прочной структурной позиции бюджета возможности фискальных стимулов для преодоления циклической слабости ограничены.

Есть еще один момент, имеющий отношение к политике и психологии правительства. Относительно широкие и потенциально изменяемые диапазоны обменных курсов в некотором смысле являются компромиссом между логическими крайностями фиксированного и плавающего курсов. Идея, при всей ее аналитической привлекательности, не поддается ни лозунгам, ни фразам, ни инстинктивной политической или общественной поддержке.Будет задан вопрос, когда потребуется защита диапазона, если 10 процентов в порядке, как насчет 11, 12 или больше? Действительно ли стоит тратить деньги на валютных рынках, изменять денежно-кредитную политику и заботиться о балансировании бюджета только для того, чтобы сэкономить еще один или два процентных пункта?

Ответ должен быть положительным. Вопрос не в этом последнем проценте, а в том, удастся ли правительствам заставить сам рынок стабилизировать обменные курсы. Успех или неудача в этих усилиях напрямую зависят от достоверности официальных намерений.Но когда это доверие будет установлено, рынки будут работать с правительствами, а не против них, чтобы поддерживать чувство равновесия.

Чего сегодня не хватает, так это чувства мотивации и срочности. Существует нежелание брать на себя достаточно сильные обязательства по обеспечению стабильности из опасения, что эти усилия могут потерпеть неудачу за счет политических и экономических потерь. Что не взвешено в достаточной мере, так это разрушающая сила существующих механизмов обменного курса с присущей им неопределенностью и ложными ценовыми сигналами.

Для меня ирония состоит в том, что я наблюдаю за огромным энергетическим и политическим капиталом, потраченным в последние годы на снижение и без того низких тарифов до минимальных уровней, только чтобы увидеть потенциальные выгоды в эффективности и торговле, подавленные волатильностью валютных рынков. Точно так же во всех наших обсуждениях проблем развития и восхвалении либерализации стран с развивающейся экономикой мы не придаем большого значения их доле в более стабильных валютных рынках.

Самая важная предпосылка стабильности обменного курса - камень, на который должно опираться все остальное - это сильное чувство приверженности крупных держав разумной стабильности цен.В первую очередь это касается самих Соединенных Штатов как эмитента ключевой резервной валюты.

К счастью, ведущие державы в целом приложили огромные усилия для восстановления стабильности цен и, как часть этого процесса, для установления контроля над государственным дефицитом. Эти усилия, с точки зрения политических и экономических усилий, намного превосходят все, о чем я говорю в отношении стабильности обменного курса. Также кажется очевидным, что цели в основном поддерживают друг друга. И сегодня, именно потому, что так много было достигнуто в этом отношении, настало время заняться вопросом обменного курса.

Позвольте мне в заключение предложить практическую, хотя и ограниченную проверку этих идей. Япония и США, предположительно при поддержке Европы, кажется, разумно пришли к выводу, что курс доллар / иена около 100 является приемлемым и в целом соответствует устойчивому равновесию. Вместе они конструктивно действовали на рынках в поддержку этой точки зрения, и в некоторой степени цель стабилизации рынка повлияла на денежно-кредитную политику Японии (возможно, даже Америки).

Почему бы не признать такое положение дел более четко, предполагая, что обе страны будут сопротивляться существенным отклонениям в любом направлении? Изменение желаемого диапазона будет происходить, если вообще произойдет, только небольшими шагами с течением времени в соответствии с изменениями основных обстоятельств.

Тогда давайте посмотрим, удастся ли сохранить эти диапазоны. Это потребует удержания инфляции под контролем, что является желательной и достижимой целью в обеих странах. Это также потребует, чтобы рост Японии стимулировался соответствующим сочетанием денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Следует усилить медленный процесс открытия рынка в Японии. Соединенным Штатам необходимо будет реализовать эти добрые намерения в отношении ликвидации своего бюджетного дефицита. Все это желательные цели сами по себе.Тем лучше, если это будет и дальше поощряться приверженностью к стабильности обменного курса.

У меня нет возможности гарантировать успех. Что мы действительно знаем из прошлого, так это то, что биржевые рынки не успокоятся сами по себе - нет реальной надежды на искупление только верой.

Я считаю, что в конце концов нам будет легче добиться успеха, чем опасаются многие, - что рынок чаще всего будет конструктивно реагировать на твердое и разумное руководство со стороны правительств, а стабильность обменного курса укрепит перспективы для рост. Одно можно сказать наверняка: не попробовав, мы никогда не узнаем.

Фиксированный обменный курс

: определение, плюсы, минусы, примеры

Фиксированный обменный курс - это когда страна привязывает стоимость своей валюты к другому широко используемому товару или валюте. Доллар используется для большинства операций в международной торговле. Сегодня большинство фиксированных обменных курсов привязано к доллару США. Страны также фиксируют свои валюты относительно валют своих наиболее частых торговых партнеров.

Краткая история и определение

В прошлом валюты были привязаны к унции золота.В Бреттон-Вудском соглашении 1944 года страны согласились привязать все валюты к доллару США. Соединенные Штаты согласились обменять все доллары на золото. В 1971 году президент Никсон убрал доллар из золотого стандарта, чтобы положить конец рецессии. Действия Никсона положили конец 100-летней истории золотого стандарта. Тем не менее, многие страны сохранили привязку своих валют к доллару, потому что доллар является мировой резервной валютой.

Фиксированный обменный курс говорит вам, что вы всегда можете обменять свои деньги в одной валюте на такое же количество другой валюты.Это позволяет вам определить, сколько одной валюты вы можете обменять на другую. Например, если вы поедете в Саудовскую Аравию, вы всегда знаете, что за доллар вы купите 3,75 саудовских риала, поскольку обменный курс доллара в риалах является фиксированным. Саудовская Аравия сделала это, потому что ее основной экспорт, нефть, оценивается в долларах США. Все нефтяные контракты и большинство товарных контрактов во всем мире составляются и исполняются в долларах.

Преимущества

Фиксированный обменный курс обеспечивает стабильность валюты.Инвесторы всегда знают, сколько стоит валюта. Это делает бизнес страны привлекательным для прямых иностранных инвесторов. Им не нужно защищаться от резких колебаний стоимости валюты. Они хеджируют свои валютные риски.

Страна может избежать инфляции, если привязать свою валюту к популярной валюте, такой как доллар США или евро. Он извлекает выгоду из силы экономики этой страны. По мере роста Соединенных Штатов или Европейского Союза растет и его валюта. Без этого фиксированного обменного курса валюта меньшей страны будет скользить.В результате импорт из крупной экономики становится дороже. Это импорт инфляции, а также товаров.

Например, доллар США стоит 3,75 саудовских риала. Если доллар укрепится на 20% по отношению к евро, стоимость риала, привязанного к доллару, также повысится на 20% по отношению к евро. За покупку французской выпечки саудовцы платят меньше, чем до укрепления доллара. По этой причине саудовцам не нужно было ограничивать поставки, поскольку в 2014 году цены на нефть упали до 50 долларов за баррель.Ценность денег - это то, что они для вас покупают. Если большая часть импорта вашей страны направляется в одну страну, то фиксированный обменный курс в этой валюте стабилизирует цены.

Одной из стран, ослабляющих фиксированный обменный курс, является Китай. Он привязывает стоимость своей валюты, юаня, к корзине валют, в которую входит доллар. В августе 2015 года он позволил фиксированной ставке меняться в зависимости от курса закрытия предыдущего дня. Он удерживает юань в узком торговом диапазоне 2% от этого значения.

Китаю приходится вручную корректировать обменный курс юаня к доллару. Это выгодно Китаю, но не США. Вот почему правительство США оказало давление на правительство Китая, чтобы позволить юаню расти в цене. Это действие фактически сделало бы экспорт США дешевле в Китае, в то время как китайский экспорт был бы более дорогим в США.Другими словами, это попытка США снизить свой торговый дефицит с Китаем.

Недостатки

Поддержание фиксированного обменного курса может быть дорогостоящим.Страна должна иметь достаточно валютных резервов, чтобы управлять стоимостью своей валюты.

Фиксированный обменный курс может сделать валюту страны мишенью для спекулянтов. Они могут шортить валюту, искусственно снижая ее стоимость. Это заставляет центральный банк страны конвертировать свою иностранную валюту, чтобы поддерживать стоимость своей валюты. Если у него не будет достаточно иностранной валюты, ему придется поднять процентные ставки. Это вызовет рецессию.

Так случилось с британским фунтом в 1992 году.Фунт был привязан к немецкой марке, но в Великобритании инфляция была выше, чем в Германии, и и без того высокие процентные ставки в Великобритании оставили центральному банку мало места для маневра, чтобы скорректировать инфляционные различия. Джордж Сорос продолжал продавать фунт до тех пор, пока Центральный банк Великобритании не уступил и не позволил фунту плавать. В 2015 году это произошло, когда Швейцарии пришлось освободить швейцарский франк от фиксированного курса евро, который резко упал в цене.

Примеры

Есть несколько способов, которыми страны поддерживают фиксированный обменный курс.Самая чистая форма - это когда его валюта привязана к установленной стоимости по отношению к одной валюте. В качестве альтернативы, многие страны устанавливают фиксированное значение для корзины валют, а не только для одной валюты. Другие страны привязывают его либо к единой валюте, либо к корзине валют, но затем позволяют ему колебаться в пределах диапазона привязанной валюты. Вот примеры каждого типа.

Валюты, фиксированные с установленным значением для одной валюты: Это страны, которые обещают всегда давать одинаковую сумму в своей валюте для каждой единицы валюты, к которой она привязана.Список основан на отчете, опубликованном в апреле 2019 года Международным валютным фондом.

рупий
Страна Валюта Peg (19.11.19) Равно единице:
Аруба Флорин 1,79 доллар США
Багамы доллар 1,00 доллар США
Бахрейн Динар 0.38 доллар США
Барбадос доллар 2,00 доллар США
Босния и Герцеговина Марка 1,96 Евро
Бутан Нгултрум 1,00 Индийская рупия
Бруней доллар 1,00 Сингапурский доллар
Болгария лев 1. 96 Евро
Коморские Острова Франк 491,97 Евро
Кюрасао и Синт-Мартен Ang 1,79 доллар США
Дания Крона 7,47 Евро
Диджибути Франк 177,78 доллар США
Эритрея Накфа 15.00 доллар США
Гонконг доллар 7,83 доллар США
Ирак Динар 1,192,11 доллар США
Иордания Динар 0,71 доллар США
Ливан фунт 1 507,50 доллар США
Лесото Лоти 1.00 S.A. Rand
Намибия доллар 1,00 S. A. Rand
Непал 1,61 Индийская рупия
Оман Риал 0,38 доллар США
Катар Риал 3,64 доллар США
Сан-Томе и Принсипи Добра 24.56 Евро
Саудовская Аравия Риал 3,75 доллар США
Туркменистан Новый Манат 3,50 доллар США
ОАЭ Дирхам 3,67 доллар США

Помимо стран, указанных в таблице, существует 14 стран, которые используют общие фиксированные валюты. Центральноафриканский франк КФА используют семь стран: Камерун, Центральноафриканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея, Габон и Республика Конго.В Западной Африке есть семь стран, которые используют западноафриканский франк КФА: Бенин, Буркина-Фасо, Гвинея-Бисау, Кот-д'Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал и Того. Каждая валюта привязана к евро с одинаковым соотношением - 655,957 CFA за один евро.

Есть также четыре страны, которые поддерживают фиксированный обменный курс, но для корзины валют, а не для единой валюты: Фиджи, Кувейт, Марокко и Ливия.

Свободно фиксированные валюты: Эти страны фиксируют свои валюты в пределах торгового диапазона, привязанного либо к одной, либо к корзине валют.

Страна Валюта Группа , фиксированный до
Китай юаней 2% торговая полоса около середины вчерашнего дня Корзина, взвешенная по отношению к доллару США
Сингапур Сингапурский доллар Управляется в пределах торгового диапазона, чтобы позволить медленный рост Корзина
Вьетнам Донг Торговый диапазон 2% (девальвация 30. 12.16) U.З.доллар

фиксированных или плавающих обменных курсов?

24.5 Что лучше: фиксированный или плавающий обменный курс?

Цель обучения

  1. Узнайте о плюсах и минусах систем с плавающим и фиксированным обменным курсом.

Обменный курс - одна из ключевых международных агрегированных переменных, изучаемых в курсе международных финансов. Отсюда следует, что выбор системы обменного курса является одним из ключевых вопросов политики.

Страны очень давно экспериментируют с различными международными платежными и обменными системами. В ранней истории вся торговля была бартерным обменом, то есть товары обменивались на другие товары. В конце концов, особенно редкие или драгоценные товары, например золото и серебро, стали использоваться в качестве средства обмена и метода хранения стоимости. Эта практика превратилась в металлические стандарты, которые преобладали в девятнадцатом и начале двадцатого веков. По умолчанию, поскольку золотой и серебряный стандарты предполагают фиксированные обменные курсы между странами, ранний опыт работы с международными валютными системами касался исключительно фиксированных систем.Пятьдесят лет назад международные учебники почти полностью касались международных корректировок в рамках системы фиксированного обменного курса, поскольку в мире не было опыта применения плавающих курсов.

Этот опыт коренным образом изменился в 1973 году с крахом Бреттон-Вудской системы фиксированного обменного курса. В то время большинство крупных развитых стран позволяли своим валютам свободно плавать, при этом обменная стоимость определялась на частном рынке на основе спроса и предложения, а не постановления правительства.Хотя, когда рухнул Бреттон-Вудс, страны-участницы намеревались возродить новую улучшенную систему фиксированных обменных курсов, этого так и не произошло. Вместо этого страны приступили к серии экспериментов с различными типами стационарных и плавучих систем.

Например, Европейское экономическое сообщество (ныне ЕС) ввело в действие механизм обменных курсов в 1979 году, который фиксировал валюты друг друга в согласованном диапазоне. Эти валюты продолжали плавать со странами, не входящими в ЕС.К 2000 году некоторые из этих стран в ЕС создали единую валюту, евро, которая заменила национальные валюты и фактически зафиксировала валюты друг друга на неизменной основе.

Некоторые страны привязали свои валюты к основному торговому партнеру, а другие привязали свои валюты к корзине валют, состоящей из нескольких основных торговых партнеров. Некоторые внедрили скользящую привязку, регулярно корректируя обменные значения. Другие внедрили грязный плавающий курс, когда стоимость валюты в основном определяется рынком, но периодически центральный банк вмешивается, чтобы подтолкнуть стоимость валюты вверх или вниз в зависимости от обстоятельств.Наконец, некоторые страны, такие как Соединенные Штаты, допускали почти чистый плавающий курс с интервенциями центрального банка только в редких случаях.

К сожалению, результаты этих многих экспериментов неоднозначны. Иногда системы плавающего обменного курса работали безупречно. В других случаях плавающие ставки менялись с головокружительной скоростью, заставляя трейдеров, инвесторов и правительства изо всех сил пытаться приспособиться к волатильности. Точно так же фиксированные процентные ставки иногда были спасением для страны, помогая снизить устойчивую инфляцию.В других случаях страны с фиксированными обменными курсами были вынуждены импортировать чрезмерную инфляцию из резервной страны.

Ни одна система не работает безупречно при любых обстоятельствах. Следовательно, лучшее, что мы можем сделать, - это выделить плюсы и минусы каждой системы и рекомендовать странам принять ту систему, которая лучше всего соответствует их условиям.

Вероятно, лучшая причина принять систему фиксированного обменного курса - это утратить денежную автономию. Это необходимо в тех случаях, когда центральный банк оказался неспособным самостоятельно проводить осмотрительную денежно-кредитную политику, что привело к достаточно низкому уровню инфляции. Другими словами, когда инфляцию невозможно контролировать, принятие системы фиксированного обменного курса свяжет руки центральному банку и поможет добиться снижения инфляции. Конечно, для того, чтобы это сработало, страна должна надежно придерживаться этой фиксированной ставки и избегать давления, ведущего к девальвации. Несколько методов повышения доверия включают использование валютных советов и полное принятие валюты другой страны (например, долларизация или евроизация). Для многих стран, по крайней мере, в течение определенного периода времени, фиксированные обменные курсы чрезвычайно помогли снизить инфляционное давление.

Тем не менее, даже когда страны берут на себя обязательства с надежными системами, давление на систему иногда может привести к краху. Аргентина, например, демонтировала свой валютный совет после десяти лет работы и вернулась к плавающим курсам. В Европе экономическое давление привело к некоторым «разговорам» об отказе от евро и возвращении к национальным валютам. Бреттон-Вудская система просуществовала почти тридцать лет, но в конце концов рухнула. Таким образом, было трудно поддерживать надежную систему фиксированного обменного курса в течение длительного периода.

Системы с плавающим обменным курсом имели похожее прошлое. Обычно плавающие ставки принимаются, когда фиксированная система терпит крах. Во время коллапса никто не знает, каким должен быть рыночный равновесный обменный курс, и имеет некоторый смысл позволить рыночным силам (то есть спросу и предложению) определять равновесный курс. Одним из ключевых преимуществ плавающих ставок является автономия по сравнению с денежно-кредитной политикой, которую они предоставляют центральному банку страны. При разумном использовании дискреционные полномочия денежно-кредитной политики могут стать полезным механизмом для управления национальной экономикой.Центральный банк может вливать деньги в систему, когда экономический рост замедляется или падает, или он может сокращать денежные средства, когда чрезмерно быстрый рост приводит к инфляционным тенденциям. Поскольку денежно-кредитная политика действует гораздо быстрее, чем налогово-бюджетная, ее можно использовать гораздо быстрее, чтобы контролировать экономику.

Разумная денежно-кредитная и фискальная политика

Интересно, что монетарная автономия является одновременно отрицательной чертой для стран, выбирающих фиксированные ставки, чтобы избавиться от инфляции, и положительной чертой для стран, желающих иметь больший контроль над своей внутренней экономикой.Оказывается, ключ к успеху как при фиксированных, так и при плавающих ставках зависит от осмотрительной денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Фиксированные ставки выбираются для обеспечения более осмотрительной денежно-кредитной политики, в то время как плавающие ставки являются благом для тех стран, которые уже проводят осмотрительную денежно-кредитную политику.

Разумная денежно-кредитная политика, скорее всего, возникнет при выполнении двух условий. Во-первых, центральный банк и принимаемые им решения должны быть независимыми от национального правительства, которое принимает решения о государственных расходах. Если это не так, правительства всегда были склонны печатать деньги для финансирования проектов государственных расходов. Это было основным источником высокой инфляции в большинстве стран. Второе условие является четким ориентиром для цели центрального банка. В идеале, этот руководящий принцип должен в целом передавать ощущение того, что денежно-кредитная политика удовлетворит потребности растущей экономики при сохранении достаточно низкой инфляции. Когда эти условия будут выполнены, автономия центрального банка и плавающие обменные курсы будут работать нормально.Установление фиксированных обменных курсов также может работать хорошо, но только в том случае, если система может поддерживаться и если страна, для которой другая страна фиксирует свою валюту, проводит осмотрительную денежно-кредитную политику.

Обе системы могут столкнуться с большими трудностями, если не будет проводиться осмотрительная налогово-бюджетная политика. Это требует, чтобы правительства поддерживали сбалансированный бюджет с течением времени. Сальдо во времени не означает сальдо в каждом периоде, скорее, периодический дефицит бюджета должен компенсироваться периодическим профицитом бюджета.Таким образом, государственный долг управляется и не становится чрезмерным. Также очень важно, чтобы правительства не переусердствовали с точки зрения международных заимствований. Проблемы международной задолженности стали отравой для многих стран.

К сожалению, большинство стран не смогли достичь этой цели. Чрезмерный государственный дефицит и заимствования являются нормой как для развивающихся, так и для развитых стран. Когда чрезмерные потребности в заимствованиях сочетаются с недостаточной независимостью центрального банка, часто возникают тенденции к гиперинфляции и волатильности обменного курса.Когда чрезмерное заимствование сочетается с независимым центральным банком и плавающим обменным курсом, волатильность обменного курса также является обычным явлением.

Таким образом, стабильность международной платежной системы меньше зависит от типа выбранной системы обменного курса, чем от внутренней политики отдельных стран. Ключом к этому является осмотрительная фискальная и денежно-кредитная политика.

При разумной внутренней политике система плавающего обменного курса будет работать безупречно.Системы фиксированного обмена наиболее подходят, когда стране необходимо заставить себя проводить более осторожную денежно-кредитную политику.

Основные выводы

  • Исторически ни одна система не работала безупречно при любых обстоятельствах.
  • Вероятно, лучшая причина для принятия системы фиксированного обменного курса - это когда центральный банк был не в состоянии самостоятельно проводить осмотрительную денежно-кредитную политику, что приводило к достаточно низкому уровню инфляции.
  • Вероятно, лучшая причина для перехода на систему плавающего обменного курса - это когда страна больше верит в способность своего центрального банка проводить разумную денежно-кредитную политику, чем в способности любой другой страны.
  • Ключ к успеху как при фиксированных, так и при плавающих ставках зависит от осмотрительной денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Фиксированные ставки выбраны, чтобы заставить проводить более осторожную денежно-кредитную политику; плавающие ставки - благо для тех стран, которые уже проводят осмотрительную денежно-кредитную политику.

Упражнение

  1. Вопросы об опасности . Как и в популярном игровом телешоу, вам дается ответ на вопрос, и вы должны ответить этим вопросом. Например, если ответ - «налог на импорт», то правильный вопрос: «Что такое тариф?»

    1. Из фиксированных или плавающих эту систему часто выбирают страны, которые в своей недавней истории испытали очень высокую инфляцию.
    2. Из фиксированных или плавающих эта система обычно выбирается, когда страна уверена в своей собственной способности проводить эффективную денежно-кредитную политику.
    3. Из фиксированных или плавающих эта система обычно выбирается, когда страна мало уверена в своей способности проводить эффективную денежно-кредитную политику.
    4. Из фиксированных или плавающих эту систему иногда отвергают, поскольку она влечет за собой потерю национальной денежно-кредитной автономии.
    5. Из фиксированных или плавающих эту систему иногда выбирают, потому что она влечет за собой потерю национальной денежной автономии.

Стабильность обменного курса и финансовая стабильность

Цитаты

Цитаты извлекаются проектом CitEc, подпишитесь на его RSS-канал для этого элемента.


Цитируется по:

  1. Рикардо Хаусманн, Майкл Гэвин и Кармен Пагес-Серра и Эрнесто Х.Штейн, 1999. « Финансовые потрясения и выбор режима обменного курса », Публикации отдела исследований 4170, Межамериканский банк развития, Департамент исследований.
  2. Domac, Ilker & Martinez Peria, Maria Soledad, 2003 г. « Банковские кризисы и валютные режимы: есть ли ссылка? », Журнал международной экономики, Elsevier, vol. 61 (1), страницы 41-72, октябрь.
  3. Микеле Фратианни, Доминик Сальваторе и Паоло Савона, 1998 г. " Идеи будущего международной валютной системы: выводы и замечания ", Обзор открытой экономики, Springer, vol.9 (1), страницы 689-700, январь.
  4. Альберто Предиери, 1998. « Денежные рынки и полиархические демократические государства », Обзор открытой экономики, Springer, vol. 9 (1), страницы 713-726, январь.
  5. Форрест Кэпи, 1998. " Валютные союзы в исторической перспективе: какое будущее у евро в международной финансовой системе ", Обзор открытой экономики, Springer, vol. 9 (1), страницы 447-466, январь.
  6. Honohan, Patrick & Lane, Philip R., "без даты". « Спровоцирует ли евро больше валютных союзов в Африке? », Рабочие документы WIDER 295503, Университет Организации Объединенных Наций, Всемирный институт экономических исследований в области развития (UNU-WIDER).
    • Хонохан, Патрик и Лейн, Филип Р., 2000. « Спровоцирует ли евро появление новых валютных союзов в Африке? », Серия рабочих документов по исследованию политики 2393, Всемирный банк.
    • Патрик Хонохан и Филип Р. Лейн, 2000. « Спровоцирует ли евро больше валютных союзов в Африке? », Серия рабочих документов WIDER wp-2000-176, Всемирный институт экономических исследований в области развития (UNU-WIDER).
    • Хонохан, П. и Лейн, П.Р., 2000. « Спровоцирует ли евро больше валютных союзов в Африке? », Научно-исследовательская работа 176, Всемирный институт исследований экономики развития.
  7. Эйхенгрин, Барри и Роуз, Эндрю К., 1998. « Остаться на плаву, когда ветер утихнет: внешние факторы и банковские кризисы на развивающихся рынках », Документы для обсуждения CEPR 1828 г., C.E.P.R. Документы для обсуждения.
  8. Паоло Савона и Аурелио Маккарио, 1998 г. « О связи между деньгами и производными инструментами и их применении на международном валютном рынке », Обзор открытой экономики, Springer, vol. 9 (1), страницы 637-664, январь.
  9. Конча Бетран и Мария А.Пон, 2019. « Bonanzas оттока капитала как основополагающий фактор финансового кризиса в Испании, 1850-2015 гг. », Рабочие бумаги 0164, Европейское историческое экономическое общество (EHES).
  10. Тырович, Иоанна, 2009 г. « Когда восточные рынки труда входят в Западную Европу, страны ЦВЕ. Институты рынка труда после присоединения к зоне евро », Бумага MPRA 15045, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
  11. Агирре, Мария София и Саиди, Реза, 2004. « Управление пассивами японских банков до и во время банковских кризисов и макроэкономических основ », Журнал азиатской экономики, Elsevier, vol.15 (2), страницы 373-397, апрель.
  12. Коичи Хамада, 1998. « Выбор международных валютных режимов в контексте повторных игр », Обзор открытой экономики, Springer, vol. 9 (1), страницы 417-446, январь.
  13. Херардо делла Паолера и Алан М. Тейлор, 1999. « Внутренняя конвертируемость по сравнению с внешней и финансовые кризисы в развивающихся странах: уроки финансовой помощи аргентинскому банку в 1930-х годах », Рабочие документы NBER 7386, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
    • делла Паолера, Херардо и Тейлор, Алан М., 1999. « Внутренняя конвертируемость по сравнению с внешней и финансовые кризисы в развивающихся странах: уроки финансовой помощи аргентинскому банку в 1930-е годы », Центр международных исследований и исследований в области экономики развития, серия рабочих документов qt0dr877fb, Центр международных исследований и исследований в области экономики развития, Институт деловых и экономических исследований, Калифорнийский университет в Беркли.
    • Херардо делла Паолера и Алан М. Тейлор., 1999. « Внутренняя конвертируемость по сравнению с внешней и финансовые кризисы в развивающихся странах: уроки финансовой помощи аргентинскому банку в 1930-е годы », Рабочие документы Центра международных исследований и исследований в области экономики развития (CIDER) C99-106, Калифорнийский университет в Беркли.
  14. Deabes, Tosson, 2003. « Как снизить риск банковских проблем », Бумага MPRA 3054, Университетская библиотека Мюнхена, Германия, отредактировано в ноябре 2003 г.
  15. Доминик Сальваторе, 1998. « Международные валютно-финансовые соглашения: настоящее и будущее », Обзор открытой экономики, Springer, vol. 9 (1), страницы 375-416, январь.
  16. Херардо делла Паолера и Алан М. Тейлор, 2000. « Внутренняя конвертируемость по сравнению с внешней конвертируемостью и финансовая отчетность развивающихся стран », Макроэкономика 0004002, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
  17. делла Паолера, Херардо и Тейлор, Алан М., 2002. « Внутренняя конвертируемость в сравнении с внешней и кризисы развивающихся рынков: уроки аргентинской истории », Исследования в экономической истории, Elsevier, vol. 39 (4), страницы 357-389, октябрь.
  18. Карл Бец, 1999. " Finanzkrisen und Dollarisierung ," Vierteljahrshefte zur Wirtschaftsforschung / Ежеквартальный журнал экономических исследований, DIW Berlin, Немецкий институт экономических исследований, т. 68 (1), страницы 68-75.
  19. Алисия Гарсия Эрреро и Педро дель Рио, 2003 г. « Финансовая стабильность и дизайн денежно-кредитной политики », Рабочие бумаги 0315, Banco de España; домашняя страница рабочих документов.
  20. Кристина Спантиг, 2015 г. « Вторичные эффекты международной валютной политики - могут ли юань и евро бросить вызов гегемонии доллара США? », Журнал Азии и Европы, Springer, vol. 13 (4), страницы 459-478, декабрь.
  21. Gaies, Brahim & Goutte, Stéphane & Guesmi, Khaled, 2020.« Стимулирует ли финансовая глобализация по-прежнему рост в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах? Учитывая обменный курс », Исследования в области международного бизнеса и финансов, Elsevier, vol. 52 (С).
  22. Sanchis, A. & Segovia, M.J. & Gil, J.A. И Герас, А., Вилар, Дж. Л., 2007. « Примерные наборы и роль денежно-кредитной политики в финансовой стабильности (макроэкономическая проблема) и прогноз неплатежеспособности в страховом секторе (микроэкономическая проблема) », Европейский журнал операционных исследований, Elsevier, vol.181 (3), страницы 1554-1573, сентябрь.

Исправления

Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc: ags: ucbewp: 233612 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (AgEcon Search).Общие контактные данные провайдера: http://edirc.repec.org/data/debrkus.html .

Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать возможные ссылки на этот элемент, в отношении которого мы не уверены.

Если CitEc распознал ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с этой формой .

Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого элемента ссылки.Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

.