29Дек

Штраф за попрошайничество: Попрошаек в России начнут штрафовать в следующем году

Содержание

Запрет попрошайничества с использованием детей и животных

Случаи попрошайничества с использованием детей (сейчас в меньшей степени, но есть) и животных (бизнес развивается как на «дрожжах») необходимо пресекать на корню как явление эксплуатации человеком беззащитных существ.
Это бизнес, курируемый организованной группой людей, поставляющих наемным попрошайкам «реквизит»: детей, животных и пр. в целях регулярного попрошайничества в людных местах, и зарабатывающих таким образом вовсе не на «еду» и «содержание приюта», как написано на табличках, а себе на жизнь. Дети и животные в этом бизнесе – расходный материал, получаемый как путем воровства, так и по объявлению о пристройстве (в случае с животными), жизнь которых весьма коротка из-за несоблюдения условий содержания.
Попрошайничество с детьми более пресекаемо и наказуемо и на текущий момент является редким явлением. А тем временем попрошаек с животными постоянно видят у станций метро, в метро и в пригородных электричках: это люди (чаще всего заметно алкозависимые) с разными утомленного вида собаками/кошками, постоянно спящими в коробках щенками/котятами, с табличками «Помогите приюту» или в фальшивых накидках с надписью о несуществующем приюте (иногда с названиями реальных приютов).

Во многих из этих животных люди узнают украденных, потерянных или переданных в «добрые руки» животных. Попрошайки ежедневно собирают с населения огромные суммы, давя на жалость и предоставляя ложную информацию о сборе средств «для приюта» (подтверждающих документов у них нет, а упомянутых приютов не существует или приюты не подтверждают информацию о таком способе сбора пожертвований).
Данные действия содержат признаки состава преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ, однако сотрудники полиции обращения граждан по поводу мошенничества игнорируют. Реакция полиции по факту обращения граждан в отделения УВД о присутствии попрошаек преимущественно отсутствует, что также заставляет задуматься о том, что руководители попрошаек (организаторы бизнеса) по видимому имеют взаимовыгодную договоренность с сотрудниками полиции на местах, что при современных лозунгах правительства о борьбе с коррупцией, вызывает особое возмущение! Существующие статьи закона в случаях с младенцами (из-за термина «вовлечение») и животными (из-за отсутствия запрета на их использование) не применимы.
Социальную значимость данной проблемы сложно переоценить. Помимо того, что люди вводятся в заблуждение и передают денежные средства данным недобросовестным субъектам, очевидно плохое обращение с детьми и животными, не получающими должного ухода, что приводит к летальным исходам. В случае попрошайничества под видом представителей приютов порочится деятельность всех зоозащитников, волонтеров и владельцев приютов, накладывается отпечаток на благотворительную деятельность по устройству животных "в хорошие руки". Кроме того, картину томящихся на солнце/под дождем животных на поводках с неприятного вида людьми рядом, ежедневно наблюдают дети и чувствительные взрослые, что зачастую может наносит им психологическую травму.


Практический результат

- снижение числа попрошаек-мошенников на улицах городов, портящих вид улиц и оставляющих неприятный осадок у прохожих;
- уменьшение объемов воровства детей и животных, т.к. попрошайничество с ними станет невыгодно и уголовно-наказуемо;
- привлечения к ответственности за жестокое обращение, отсутствие условий нормального содержания животных;

- уменьшение количества погибших или находящихся в тяжелом состоянии детей и животных в результате ненадлежащего ухода или его отсутствия;
- снижение негативного настроения и жалоб жителей городов в полицию/мэрию, сталкивающихся с подобными явлениями и не имеющих возможности/инструмента повлиять на ситуацию;
- несомненное улучшение вида городов в глазах туристов;
- повышение авторитета благотворительных зоозащитных организаций/приютов.


Дополнительные материалы

За попрошайничество введена административная и уголовная ответственность – Газета.uz

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 9 января подписал закон, которым вводится административная и уголовная ответственность за попрошайничество. Документ был принят Законодательной палатой Олий Мажлиса 30 ноября и одобрен Сенатом 13 декабря.

Понятие попрошайничество определено как «активное прошение денег, продуктов питания и иных материальных ценностей в аэропортах, вокзалах, парках, парках отдыха, рынках и территориях торговых комплексов, а также прилегающих к ним территориях, местах временного хранения автотранспортных средств, улицах, стадионах, остановках, на проезжей части дорог, территориях расположения объектов материального культурного наследия, всех видах общественного транспорта и других общественных местах».

Согласно новой статье 188−3 Кодекса об административной ответственности, занятие попрошайничеством влечет наложение штрафа в сумме от 1 до 3 минимальных размеров заработной платы или административный арест до 15 суток.

Вовлечение в попрошайничество лиц несовершеннолетнего, престарелого возраста, лиц с психическими заболеваниями, лиц с инвалидностью и других лиц, а также вовлечение в попрошайничество лиц с принуждением их к употреблению алкогольных напитков либо веществ, не являющихся наркотическими или психотропными, но влияющих на интеллектуально-волевую деятельность лица, влечет наложение штрафа от 5 до 10 минимальных размеров зарплаты или административный арест до 15 суток.

Уголовный кодекс дополнен статьей 127−1, по которой за занятие попрошайничеством после применения административного взыскания за него наказывается обязательными общественными работами до 240 часов или исправительными работами до 2 лет либо ограничением свободы до 1 года или лишением свободы до 1 года.

Вовлечение в попрошайничество перечисленных выше лиц после применения административного взыскания за такие же действия наказывается штрафом от 100 до 200 МРЗП или обязательными общественными работами до 360 часов либо исправительными работами до 2 лет или ограничением свободы от 1 года до 3 лет или лишением свободы до 3 лет.

Вовлечение в попрошайничество повторно или опасным рецидивистом организованной группой или в ее интересах, либо с принуждением другого лица к употреблению наркотических средств, их аналогов или психотропных веществ наказывается лишением свободы от 3 до 5 лет.

Ранее Административный кодекс и Уголовный кодекс предусматривали наказание только за вовлечение в попрошайничество несовершеннолетнего.

Министерство внутренних дел сообщало, что в 2018 году в Ташкенте было выявлено более 5000 лиц, занимавшихся попрошайничеством. Они были направлены в реабилитационные центры. Свыше 4000 из них составляют женщины, включая 3000 — с малолетними детьми, 500 — люди пожилого возраста, 100 — мужчины с инвалидностью.

«Газета.uz» писала, что нововведения могут противоречить социальной политике по защите уязвимых слоев населения Узбекистана.

Ужесточено наказание за попрошайничество – Газета.uz

Сенат Олий Мажлиса на 17-м пленарном заседании в четверг одобрил закон, предусматривающий внесение изменений в Кодекс об административной ответственности и Уголовный кодекс Узбекистана, направленных на ужесточение наказания за попрошайничество, сообщает корреспондент «Газеты.uz».

Под попрошайничеством подразумевается «активное прошение денег, продуктов питания и иных материальных ценностей в аэропортах, вокзалах, парках, парках отдыха, рынках и торговых комплексов, а также прилегающих к ним территориях, местах временного хранения автотранспортных средств, улицах, стадионах, остановках, на проезжей части дорог, территориях расположения объектов материального культурного наследия, всех видах общественного транспорта и других общественных местах».

В Административный кодекс вводится статья 188−3, предусматривающая наказание за попрошайничество в виде штрафа от 1 до 3 минимальных размеров зарплаты или административного ареста до 15 суток.

Вовлечение в попрошайничество лиц несовершеннолетнего или престарелого возраста, с психическими заболеваниями, с инвалидностью, а также вовлечение лиц с принуждением их к употреблению алкогольных напитков либо веществ, не являющихся наркотическими или психотропными, но влияющих на интеллектуально-волевую деятельность,

влечет наложение штрафа от 5 до 10 МРЗП или административный арест до 15 суток.

В Уголовный кодекс вводится статья 127−1, согласно которой за попрошайничество, совершенное после административного взыскания, будут наказывать общественными работами до 240 часов или исправительными работами до 2 лет, либо ограничением свободы до 1 года, или лишением свободы до 1 года.

Повторное вовлечение в попрошайничество несовершеннолетних или престарелых, с психическими заболеваниями, инвалидностью, а также вовлечение лиц с принуждением к употреблению алкоголя или веществ, влияющих на интеллектуально-волевую деятельность, после применения административного взыскания наказывается штрафом от 100 до 200 МРЗП, обязательными общественными работами до 360 часов либо исправительными работами до 2 лет или ограничением свободы от 1 года до 3 лет или лишением свободы до 3 лет.

По данным Министерства внутренних дел, в 2018 году в Ташкенте было выявлено более 5000 лиц, занимавшихся попрошайничеством. Они были направлены в реабилитационные центры. Свыше 4000 из них составляют женщины, включая 3000 — с малолетними детьми, 100 — мужчины с инвалидностью, 500 — люди пожилого возраста.

Попрошайничеством в столице также занимаются люди, прибывшие из Ташкентской области (30−35%), Сурхандарьинской и Кашкадарьинской областей (20−35%), Бухарской и Самаркандской областей (20−25%) и других регионов. Доля жителей столицы составляет 15−20%.

В Швейцарии запрет на нищенство ударил по самым бесправным

«Раньше попрошайничество было оформлено рядом правил и ограничений. Нынешний же правовой порядок носит однозначно репрессивный характер». Yves Leresche

В большинстве швейцарских кантонов просить милостыню на улицах запрещеноВнешняя ссылка. Кантон Во ввел этот неоднозначный в глазах многих запрет одним из последних. Спустя полтора года власти подвели итоги и остались вполне довольны результатом. А вот те, кого запрет коснулся непосредственно, оказались в крайне сложной ситуации.

Этот контент был опубликован 10 июня 2020 года - 11:00
Мари Вюймье

Я черпаю вдохновение во встречах с людьми. Направления, которые меня особенно привлекают – это политика, беженцы и национальные меньшинства. По образованию я радиожурналист. Работала на радиостанциях Юрского региона и в качестве фрилансера.

Больше материалов этого / этой автора

Доступно на 9 других языках

Начиная с 1 ноября 2018 года попрошайничество на всей территории кантона Во запрещено. Эта мера сильно ударила по сотням людей, которые жили прежде исключительно за счет нищенства. Серьезные изменения пришлось вносить в свою работу и правоохранительным органам. При этом такой режим тестировался Лозанне уже с 2013 года, когда там было запрещено просить подаяние и напрямую лично обращаться к прохожим, прося у них денег, в центре города на самых оживленных улицах и площадях. 

«Раньше попрошайничество было оформлено рядом правил и ограничений. Нынешний же правовой порядок носит однозначно репрессивный характер», — отмечает Кристиан Паннатие (Christian Pannatier), начальник отдела уличного патрулирования, социальных контактов и вопросов мультикультурности муниципальной полиции Лозанны. «Нельзя сказать, что это кардинально изменило работу полицейских, несущих службу на улицах, но при старых правилах мы все же действовали более гибко, и диалог был куда более возможен. В зависимости от обстоятельств все старались как-то договариваться. Сейчас схема принятия решений полицейскими более четкая, не допускающая «серых зон».

Попрошайничество запрещено везде в той или иной форме

В Швейцарии в настоящее время попрошайничество запрещено на территории 15 кантонов из 26: в настоящее время это Во, Женева, Невшатель, Фрибур, Гларус, Шаффхаузен, Цуг, Граубюнден, Цюрих, Тургау, Базель-городской, Обвальден, Санкт-Галлен, Ааргау и Тичино. При этом в одних кантонах наказывают за попрошайничество вообще, а в других — нельзя заниматься лишь «навязчивым» попрошайничеством, то есть активно просить денег. Стоять просто так и принимать деньги - кто сколько даст - можно. Кроме того, многие муниципалитеты своей властью также запретили у себя попрошайничество в отдельных регионах. 

«Этот запрет ударил по самым уязвимым, вынудил начать скитаться самых социально уязвимых людей. Запрет на нищенство отнюдь не улучшил их жизнь, скорее наоборот». Yves Leresche

Например, так сделали города Поррентрюи (Porrentruy) в кантоне Юра, Мартиньи (Martigny) в Вале и Лисс (Lyss) в Берне. В других странах Западной Европы, будь то Франция, Бельгия или Германия, подход очень похож на швейцарский, такие же нормы действуют в канадском Квебеке. Об этом нам рассказывает эксперт в области социальных вопросов Жан-Пьер Табен (Jean-Pierre Tabin), профессор Лозаннской Высшей школы социальной работы и здравоохранения (Haute école de travail social et de la santé). Многие муниципалитеты и общины вводят у себя запреты только в определенных местах или только во время туристического сезона.

В реальности ситуация выглядит следующим образом. Если дежурные полицейские регистрируют нарушения, они останавливают нищенствующего, информируют его о действующем законодательстве, информируют муниципальное управление, которое назначает сумму штрафа и высылает счет. «Запрет оказался действенным, нищие практически исчезли из поля зрения граждан», — отмечает Кристиан Паннатие. «Это обстоятельство положительно сказалось и на розничной торговле: теперь мы получаем гораздо меньше жалоб от продавцов и владельцев магазинов».

Нищие боятся полиции

Перед 1 ноября 2018 года сотрудники полицииВнешняя ссылка специально проинформировали всех нищих о вступлении в силу нового законодательства. Социальный класс нищих в Лозанне составляют, как правило, просто маргиналы и наркоманы, но немало среди них цыган из Румынии. «И с того дня почти все те, кто промышлял улицах, почти полностью исчезли. Это было довольно неожиданно», — вспоминает Кристиан Паннатье. «Они боялись полиции и не хотели в тюрьму», — говорит Анн-Катрин Ремо (Anne-Catherine Reymond), президент объединения для помощи людям без определенного места жительства и без постоянных доходов S.Egidio SuisseВнешняя ссылка.

Это христианское по своему характеру общество много лет работает совместно с цыганскими объединениями Opre RromВнешняя ссылка и Point d’AppuiВнешняя ссылка. Они помогают, в частности, определять в школы детей, чьи родители живут нищенством. Благодаря такой поддержке в период с 2014 года по начало 2020 года более двух десятков детей из семей «профессиональных» нищих смогли учиться в школах кантона Во. Официальный запрет нищенства «оказал катастрофическое воздействие на всю эту работу», — сожалеет Анн-Катрин Ремо.

  • Когда Данут только-только обосновался в Лозанне, он старался как можно чаще ночевать на улице, чтобы сэкономить 5 франков, которые ему пришлось бы заплатить за койку в ночлежке. © Yves Leresche
  • С 2010 по 2019 годы цыгане-мигранты регулярно перемещались туда и обратно между Швейцарией и страной своего происхождения международными автобусами . Билет обходился им в 100-150 франков за поездку, а за багаж они платили по весу. © Yves Leresche
  • Данут у себя дома вместе с одним из своих сыновей: вот на чем они ездят в своей деревне недалеко от города Блай в центральной части Румынии. © Yves Leresche
  • Раз в месяц почтальон привозит в деревню семейные госпособия (около 10 швейцарских франков на ребенка) для Данута и ​​его соседей, представителей цыганского меньшинства. © Yves Leresche
  • Флорин и Рита обустроили себе место под мостом, где можно спать, не опасаясь дождя, но полиция Лозанны нашла их и там. Несколько раз их штрафовали за «несанкционированный кемпинг». Штраф за такое нарушение в Швейцарии составляет 120 франков на человека. © Yves Leresche
  • В 10 часов вечера Флорин и Роберто достают багаж, который они до того они хорошенько припрятали. На рассвете они передадут эти вещи своему двоюродному брату, который возвращается на ближайшем автобусе в Румынию. © Yves Leresche
  • Во время «работы» в Лозанне у Риты сформировались свои привычки: она попрощайничала обычно на пешеходной улице, ведущей к «Макдональдсу». © Yves Leresche
  • Флорин, муж Риты, выбрал для попрошайничества почтовое отделение на площади Сен-Франсуа. После введенных в феврале 2013 года новых правил о попрошайничестве в Лозанне ему пришлось отсесть от двери на пять метров. © Yves Leresche
  • Возврашение в родную деревню в Румынии: Флорин и Рита встречаются с детьми. © Yves Leresche
  • Утро в доме Флорины и Риты: их старший сын Самир остался спать, а его младший брат Ремус рано ушел в школу. © Yves Leresche
  • Некоторые цыгане-мигранты, проезжавшие через Лозанну, спали в своих машинах на парковках. Из-за нехватки денег они сами ремонтировали эти дома на колесах, как, например, этот владелец подержанного автомобиля, купленного в Польше близ города Катовице. © Yves Leresche
  • После дня, проведенного за выпрашиванием денег, Мария и ее дочь Леана отдыхают за городом возле Женевского озера. © Yves Leresche
  • Леана попрошайничала прямо наверху лестницы, ведущей к лозаннскому метро. © Yves Leresche
  • После трехмесячного пребывания в Лозанне Мария и ее дочери Леана и Тута вернулись в свою деревню, чтобы отметить православную Пасху. © Yves Leresche
  • Во время своих регулярных поездок в Лозанну Мирела и Роберто почти всегда спят под открытым небом. © Yves Leresche
  • Лозаннская полиция часто штрафовала цыган, приезжавших в Лозанну, как, например, Роберта и Мирела, и других людей из их деревни. Штрафы за «дикий кемпинг», за «несанкционнированное разведение огня», за «ночевку в своей машине» или за «нелегальное занятие заброшенного дома» варьировались от 100 до 250 швейцарских франков. За год цыгане тратят только на штрафы от 2 000 до 20 000 франков. © Yves Leresche
  • Декабрь 2014 года: Мирела нищенствует в центре Лозанны. © Yves Leresche
  • От преследований и штрафов полиции Мирела и Роберто спасались в лесу, где они установили себе палатку для ночевок. © Yves Leresche
  • У Роберто четверо детей, которых он видит несколько раз в году, в промежутках между поездками на «заработки». © Yves Leresche
  • На рассвете 73-летний Адам по прозвищу Рококо спокойно спит в кустах возле парковки, поскольку автомобиль уже занят его семьей. © Yves Leresche
  • Рококо попрошайничает возле брендовых магазинов в центре Лозанны. © Yves Leresche
  • Рококо в традиционном головном уборе произносит речь на свадьбе одного из своих внуков. © Yves Leresche
  • Рококо в своем румынском домишке. © Yves Leresche

Она продолжает держать связь с некоторыми семьями и в курсе их судьбы: большинство нищенствующих цыган двинулись во Францию или Германию и теперь вынуждены регулярно кочевать с места на место, потому что их гонят отовсюду. «Этот запрет ударил по самым уязвимым, вынудил начать скитаться самых социально уязвимых людей. Запрет на нищенство отнюдь не улучшил их жизнь, скорее наоборот», — отмечает Вера Черемисинофф (Véra Tchérémissinoff), председатель организации Opre Rrom. 

Вечные странники

Попрошайки в Лозанне сегодня менее заметны, чем раньше, но они отнюдь не исчезли. Эти люди стали просто проявлять больше осторожности, они сразу прямо обращаются к прохожим, с тем чтобы целенаправленно попросить у тех «пару монет», они теперь куда мобильнее. Миндру и Богдана в привокзальной толчее заметить довольно трудно, но они — цыгане, они там, в толпе пассажиров. За горячим чаем эта пара рассказывает нам, насколько осложнилась их повседневная жизнь с официальным запретом на попрошайничество.

Они говорят, что приехали в Швейцарию в поисках работы в сельском хозяйстве. Миндра даже достает из своей сумки листок с резюме, которое она всегда дает потенциальным работодателям. Правда, до сих пор никто их на работу не нанял. Они плохо говорят на французском, не умеют ни читать, ни писать — то есть не очень-то вписываются в нормальный рынок труда. В период с 2013 по 2018 годы супруги выживали за счет подаяния, «напрошенного» в Лозанне. После вступления в силу нового закона они сбежали в Гренобль, во Францию. 

«Мы оказались в приюте с массой народа других национальностей из разных стран, это было не очень-то подходящее место для женщин. Здесь мне куда безопаснее», — говорит Миндра. Поэтому затем они вернулись в Швейцарию и каждый день ездят по разным кантонам для того, чтобы просить милостыню на еду и ночлег в приюте в Лозанне, который обходится им в 10 швейцарских франков за ночь. Деньги нужно экономить, и Богдан порой спит на улице, даже зимой. Свою собаку им пришлось отдать приемной семье, ведь в приют с животными нельзя.

«После запрета ужас что началось», — говорит Миндра. «Каждый день я отправляюсь то в Веве, то в Монтрё, Сьон или Невшатель, чтобы собрать хоть немного денег. Я все время пересаживаюсь на разные поезда, чтобы не попасться контролерам». Сегодня ей выдался особенно трудный день: в Вале на Миндру пожаловались прохожие, полиция арестовала ее и продержала три часа в участке. Ей даже пришлось раздеться, чтобы показать, что она не припрятала на себе денег. 

«Сегодня за весь день из еды у нас был только мандарин, и больше ни крошки, а на ночевку у нас не хватает денег. Такая вот жизнь», — заключает Миндра. В организации S.Edigio уже начали сбор средствВнешняя ссылка на то, чтобы помочь супругам достроить их домик в Румынии и осесть наконец на родной земле. «Это наш ответ на запрет попрошайничества», — говорит Анн-Катрин Ремо.

Найти работу

Большинство нищих, живущих в кантоне Во, приехали в Западную Европу в поисках работы, но порой им приходится в буквальном смысле «протягивать руку, чтобы не протянуть ноги». В организации Opre Rrom им стараются помочь с поиском работы в Швейцарии, но сегодня, в связи с запретом попрошайничества, ситуация осложнилась в еще большей степени. В итоге некоторым уже удалось устроиться на временную работу, а кое-кому удалось даже получить постоянную занятость. 

«Решать эти задачи нелегко, потому что в большинстве своем эти люди элементарно неграмотны, а в Швейцарии к работникам предъявляются очень высокие квалификационные требования, включая наличие дипломов и сертификатов», — объясняет Вера Черемисинофф. Она приводит в пример трех женщин, которых отказались брать на курсы, где обучали на профессию уборщицы, потому что те не могли прочитать инструкции на чистящих средствах! «Мы помогаем им составить резюме так, чтобы высветить те их биографические данные, опыт и знания, которые помогли бы им найти работу в Швейцарии. Ведь в большинстве своем эти люди все же работали в своей стране, чаще всего — в сельском хозяйстве», — добавляет Вера Черемисинов. 

Например, один из ее молодых подопечных всю жизнь заботился о лошадях, а потом успешно нашел работу в школе верховой езды. «Нам следует бороться с причинами бедности, а не с самой бедностью. Мы в Швейцарии могли бы продемонстрировать реальную солидарность Европой в решении этой глобальной проблемы, но для этого швейцарским политикам надо иметь мужество проявить решимость, не боясь проиграть следующие выборы, — говорит Анн-Кетрин Реймонд.

Нищенство стало уголовным преступлением

Через год после вступления в силу нового закона правительство Лозанны оценила итоги как «очень удовлетворительные», отметив, что запрет привел к «немедленному и очень эффективным результату». «Если политическая цель состояла в том, чтобы просто выгнать нищих, не заботясь о собственно причинах этой проблемы, то да, тогда можно докладывать об успехах», — уверен Жан-Пьер Табен (Jean-Pierre TabinВнешняя ссылка). Этот ученый-эксперт был одним из организаторов исследования, проведенного в 2010 году кантоном Во с целью оценить, насколько велика степень вовлеченности детей в лозаннскую индустрию попрошайничества. 

В итоге был сделан вывод, что масштабы этой проблемы не столь и велики. После вступления в силу запрета на попрошайничество Жан-Пьер Табен продолжил свои исследования. По его мнению, «нищенство стало преступлением, как и факт отсутствия жилья и необходимость спать на улице. Таким образом идет криминализация бедности. Социальная проблема становится проблемой полиции, нищие не могут оплачивать штрафы, после чего следуют напоминания, судебные иски и, наконец, хоть и краткое, но пребывание в тюрьме».

Если они не являются швейцарцами, то такие люди становятся «преступными иностранцами» и их могут депортировать. «Это люди приехали сюда в попытке улучшить свое финансовое положение, а в итоге стали преступниками, причем их единственное преступление есть их бедность», — говорит Жан-Пьер Табен.

End of insertion

Запрет на попрошайничество в кантоне Во не остался без реакции, против него была подана жалоба, но сначала кантональный суд, а затем и Федеральный суд в Лозанне подтвердили правомочность нового законодательства, призванного «сохранить общественный порядок, безопасность и спокойствие», а также предупредить «создание мафиозных организованных группировок».

Следующей инстанцией стал Европейский суд по правам человека. Решение ожидается. А пока исследования в Швейцарии и других европейских странах показали, что люди, которые непосредственно занимаются попрошайничеством, не принадлежат здесь, как правило, к миру организованной преступности, как это имеет место в постсоветских странах. «Мафии нищих не существует, это выдумки, страшилки», — говорит Жан-Пьер Табен. «Зато что там существует, так это семейные связи».

Тем не менее власти Швейцарии и органы правопорядка постоянно ссылаются именно на этот аспект и на необходимость «поставить заслон на пути использования детей с целью попрошайничества», пусть даже исследования доказывают обратное, то есть что дети, как правило, в криминальном бизнесе не участвуют. «Это пустые слова, ни на чем не основанное стереотипное мнение. Но вам не удастся поменять стереотип с помощью аргументов, потому что речь идет не о рациональном мышлении, а о почти что религиозной вере», — отмечает Жан-Пьер Табен.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Чем чревато принуждение к попрошайничеству… — Precedentinfo

Иллюстративное право

Автор: Жибек Кенжебекова

С середины минувшего января в сети Интернет все чаще распространяется информация о выявлении попрошаек и жалобы на них водителей, которым те мешают на дороге

Столичная мэрия вместе с инспекцией по делам несовершеннолетних Бишкекского городского УВД, отделом защиты семьи и детей Управления социального развития, МТУ района проводит плановые пешие обходы городских улиц в поисках беспризорных детей, которые просят милостыню, подвергаются насилию или вынуждены работать.

…Бабушка заставляла своих трёхлетнего и семилетнего внуков заниматься попрошайничеством в южной столице. Об этом сообщили 24 января в Ошском городском УВД, передает издание Turmush.

Двое детей, 2013 и 2017 годов рождения, были обнаружены милиционерами в Оше. Они выяснили, что дети приехали из города Ноокат. Их родители разведены и не работают. Бабушка по материнской линии, проживающая в Кара-Суйском районе, отправила внуков… просить милостыню. При этом и сама пожилая женщина добывала пропитание тем же способом. Теперь мальчики временно помещены в детский дом. И эта грустная история не единственная.

…Только за десять дней рейда в Свердловском районе г.Бишкек обнаружены 22 подростка, которые занимались попрошайничеством. А в Первомайском районе были выявлены восемь граждан Узбекистана с несовершеннолетними детьми – маленькими попрошайками. В Ленинском же районе столицы — гражданка Узбекистана с двумя детьми, в том числе годовалым ребёнком. 27-летняя женщина просила милостыню у прохожих в подземном переходе.

УВД сообщает: “С каждым родителем проведена беседа об ответственности за попрошайничество, а отдельным семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, оказана социальная помощь”. Но ни в одной сводке происшествий не сообщается о привлечении кого бы то ни было к ответственности. Между тем вполне возможно привлечь виновных к уголовной ответственности и лишить их родительских прав.

Наказание за попрошайничество в отношении взрослых не предусмотрено, но вот что гласит статья 181 Уголовного кодекса КР:

“Вовлечение заведомо несовершеннолетнего в совершение проступка, пьянство, занятие бродяжничеством или попрошайничеством либо использование его в бродяжничестве или попрошайничестве, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, — наказывается общественными работами от 280 до 360 часов или исправительными работами от двух лет до двух лет шести месяцев, или штрафом от 180000 до 220000 сомов”.

Если подобное совершили родители, педагог или кто-то ещё, на кого закон возложил обязанность заботиться о несовершеннолетнем, то им грозит наказание в виде исправительных работ длительностью от двух лет шести месяцев до трех лет или штраф в размере от 220000 до 260000 сомов, или лишение свободы сроком до двух лет шести месяцев с лишением права занимать определенные должности либо заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового.

А по соответствующим статьям Кодекса КР “О детях” и Семейного кодекса за использование в попрошайничестве своего несовершеннолетнего ребенка и вовлечение детей в наихудшие формы детского труда родителей могут лишить свободы сроком до двух лет шести месяцев, а то и вовсе родительских прав.

При этом статья 20 Конституции КР гарантирует: «Не подлежат никаким ограничениям установленные настоящей Конституцией гарантии запрета на эксплуатацию детского труда». Причём последний приравнивается в Уголовном кодексе к рабскому.

…и что грозит за детскую работорговлю?

Две женщины пытались продать новорожденного малыша за 5000 долларов США.

22-летняя разведенная женщина родила 17 января в роддоме Узгенского района Ошской области здорового доношенного ребенка. На третьи сутки она вместе со своей родственницей принялась искать покупателя на кроху. Весть об этом дошла до оперативников Ошского областного УВД, которые и выступили «покупателями». Уже 21 января женщину задержали при получении 5000 долларов. В тот же день суд избрал для роженицы меру пресечения в виде домашнего ареста, учитывая ее состояние после родов. А ее родственницу арестовали и отправили в СИЗО до 21 марта текущего года. На каком основании один человек продает другого, если даже первый – родитель второго? Разве у него есть такое право?

Ведь субъекты имеют право собственности только на объекты гражданских прав, что статья 22 Гражданского кодекса КР трактует таким образом:

«К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые информация, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), а также другие материальные и нематериальные блага».

Соответственно, если человек нелегально распоряжается другим человеком, определяя, кому он будет принадлежать, разве это не является рабством?

Статья 5 Кодекса КР “О детях” раскрывает это понятие вполне однозначно:

“Наихудшие формы детского труда — формы детского труда, которые включают: все формы рабства или практику, сходную с рабством, например, продажа детей и торговля ими… также принудительный или обязательный труд…».

Статья 20 Конституции КР прописывает, что не подлежат никаким ограничениям гарантии запрета на рабство и торговлю людьми.

«Рабство есть состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них», — гласит «Конвенция относительно рабства».

На основании пункта d) статьи 1 этой Конвенции государства-участники принимают все возможные и необходимые законодательные и иные меры к тому, чтобы осуществить постепенно и в кратчайший по возможности срок полную отмену или упразднение любого института или обычая, в силу которого ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу, за вознаграждение или без такового, с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда.

Но, как мы видим, пункт d не искоренен, а практикуется среди граждан КР изо дня в день. Так что его определение подпадает под понятие рабства. Какова же ответственность за случаи продажи детей?

Согласно статье 171 Уголовного кодекса КР, торговля людьми, то есть их вербовка, перевозка, укрывательство и т.д., — наказывается лишением свободы II категории. А если то же деяние совершено в том числе в отношении несовершеннолетнего, то оно наказывается лишением свободы на срок от пяти лет до семи лет шести месяцев…

В Бишкекской городской  мэрии просят горожан, которые стали свидетелями жестокого обращения с детьми или видели детей, занимающихся попрошайничеством, сообщить об этом в милицию по номеру 102 или в отделы поддержки семьи и детей:

Октябрьский район: 51 03 75, 0772 63 79 87 — Назгуль Солтонбаева;

Ленинский район: 88 22 24, 88 38 99, 0708 26 62 16 — Жамиля Эрмекова;

Свердловский район: 53 05 76, 0706 82 16 76 — Тамара Акжолтоева;

Первомайский район: 67 03 86, 0702 50 18 27 — Айбек Бекетаев;

Центр помощи детям: 44 25 74, 0555 69 13 12 — Динара Давлетбаева.

«Горячая линия» Министерства труда и социального развития КР: 111.

«В среднем такие дети живут от полутора до трех месяцев». Как полицейские реагируют на малолетних попрошаек

Полицейские и мальчик с Шекспиром

По ситуации с мальчиком — там был ряд совершенно явных нарушений, если смотреть по видео. Тут несколько причин может быть. Во-первых, это неадекватность сотрудников полиции, которые решили задержать и все. Второе — возможно, было какое-то заявление, поступил звонок. И третье — может, мальчик стоял на чьем-то месте и не платил кому-то деньги.

У них по попрошайкам палочной системы нет. Есть по курящим в общественных [местах].

Полицейские и попрошайки с младенцами

Если она (попрошайка — МЗ) стоит с ребенком, она может объяснить ситуацию тем, что у нее трудное жизненное положение, она не может вернуться домой. И тогда полицейские не связываются: вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество (часть 1 статьи 151 УК — вовлечение несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством или попрошайничеством — МЗ) в этом случае доказать нельзя. Он же не просит ничего, он просто лежит на руках.

А тот факт, что полицейские даже документы не проверяют у этих людей на детей, это, конечно, досадно — у нас были случаи, когда по одному и тому же свидетельству о рождении у женщины были три разных ребенка. И доказать факт, что это не ее дети, невозможно. В среднем такие дети, которые у них на руках находится, живут от полутора до трех месяцев.

Органы опеки действуют исключительно по территориальному признаку: если у них есть семья на учете, то они будут к ней ходить и с этим разбираться. А что касается задержания людей, которые находятся в Москве и попрошайничают... Органы опеки приходят по месту прописки, а там не проживает этот ребенок с родителями. Соответственно, они не могут дать заключение, в каких условиях находится ребенок. В этом плане органы соцзащиты и защиты детей совершенно бессмысленны и не работают никак.

Полицейские

и дети-попрошайки

Здесь уже действует статья 151 УК — вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество. В теории ее доказать можно, но на практике нельзя, потому что ребенок скажет, что он сам попрошайничал.

Когда мы задерживаем тех или иных людей с детьми, сотрудники полиции, как правило, становятся адвокатами этих людей. Главное: «Смотрите, ребенок-инвалид стоит попрошайничает! — Ну и что, а у вас есть дети?». Они всегда почему-то становятся на сторону попрошаек, причем эти попрошайки стоят каждый день на одном и том же участке.

Полицейские и рабы

Все, что касается попрошайничества — это практически всегда касается рабства, но сложно доказуемо, хоть оно и на виду. И практически никогда [полицейские] не вмешиваются.

Это бизнес. В Москве нет мест, куда можно было бы встать и попрошайничать просто так. У всех мест есть хозяева.

Бабушка на Курском вокзале у перехода [стояла]. Привезли ее в 2012 году из Луганской области, из дома для доживания. В юности она потеряла зрение, и ей сказали: в России могут сделать операцию, будет она сиделкой работать. В итоге привезли сюда, зашили глаза. Она стояла, и чем больше гноились глаза, тем больше люди кидали денег. Год она простояла, никто не поинтересовался, как она вообще туда доходит. Всем было просто безразлично, все просто ей кидали денег. Ей говорили, что она зарабатывала до 50 тысяч, и в то же время искали, кого еще искалечить, чтобы поставить [побираться], потому что она много денег приносила.

В основном, это или иностранные граждане — с Украины или Молдовы ([приезжим] из Средней Азии не дают, а дают больше [людям] славянской внешности), или это российские инвалиды, которые оказались без попечения. Их зовут, говорят: есть хорошая работа. В итоге их еще больше калечат и ставят на паперть, чтобы деньги собирали.

Была у нас женщина, Люда, ей 33 года, в 2013 году ее привезли с Одесской области. Сказали: есть работа в магазине. В итоге ее переодевали в бабульку и заставляли попрошайничать. Отобрали у нее документы, и все. Она несколько раз пыталась убежать. Сначала за ней следили, не удавалось ей убежать. Потом удалось все-таки. Пришла она в первое отделение, ей сказали: «Пишите заявление, мы с вами свяжемся через две недели». Во второе отделение — ее выгнали. В третьем отделении позвонили нам, сказали: «Слушайте, мы не знаем, что с ней делать. Напишет она заявление, а куда она дальше пойдет?». У нее нет ни документов, ни денег.

Сотрудники полиции, даже если бы хотели, не могут помочь. Куда этих людей поселить? Как правило, это не граждане России, они без документов. Посольство Украины восстанавливает в среднем на таких людей документы около месяца. То есть месяц этих людей надо где-то содержать. Если даже заведут уголовное дело — срок пребывания для человека закончится раньше, чем уголовное дело дойдет до суда, поэтому оно развалится. Поэтому никто этим не занимается.

Вообще никто никого не интересует. Интересует сейчас только [УВД] на метрополитене, где стали штрафовать за это. Ну, как интересует? Был недавно случай: мужчина из Свердловской области подошел к полицейскому, сказал: «Слушайте, меня держат, я не хочу попрошайничать, у меня отобрали документы, помогите мне». В итоге ему выписали штраф за попрошайничество.

Полицейские и расценки

Естественно, постоянно берут [деньги] сотрудники полиции. Собственно, около храма святой Матроны на Таганке — известно, что есть определенная такса во всех местах. Весь бизнес этот очень высокодоходный и очень криминальный.

Допустим, локация на четверых человек — то есть одна группа держит четверых рабов. Она оплачивает различным патрульным или участковому, который держит эту точку. Это около 100-150 тысяч в месяц. В среднем один попрошайка в день приносит от 10 до 15 тысяч.

Группировка-то небольшая. Как правило, [это] семьи: семья молдаван, молдавских цыган. Бизнес такой: тут астраханские цыгане, молдавские цыгане и какая-то небольшая часть русских — это бывшие зеки или еще кто-то.

Марьяна Шевцова, волонтер ассоциации «Поиск пропавших детей»:

«Если мы обнаруживаем попрошайку с ребенком, мы контролируем процесс: вызываем сами полицию, контролируем, чтобы полиция все-таки доехала до нас, показываем, где попрошайка находится. Дальше едем в отделение, пишем там заявление на попрошайку, общаемся с сотрудниками отдела по делам несовершеннолетних, чтобы была проведена хоть какая-то работа.

Когда полицейские действуют сами, их никто не контролирует, им легче вместо того, чтобы возиться с бумажками, очередной штраф выписывать, просто выгнать попрошаек. И так делать каждый раз. И это позволяет бизнесу процветать.

Если мы присутствуем, то [попрошаек] каждый раз задерживают. Мы настаиваем на этом. Если мы видим, что он (полицейский — МЗ) посмотрел документы и собирается ее отпускать — а это обычно понятно по его действиям — мы подходим и говорим: "Вы что, собираетесь ее отпустить? Нет, давайте мы проедем в отделение". И он уже никуда не денется. Но это когда есть человек, который все контролирует.

Были случаи довольно очевидные. Например, на Таганской — на наш взгляд, там просто очевидно, что полиция куплена и все проплачено, потому что пару лет назад было несколько случаев, когда мы вызывали там полицию, и за пять минут до ее приезда все попрошайки как по волшебству испарялись.

Попрошайки с детьми — это, в основном, цыганские объединения, таборы. Соответственно, у них серьезная крыша над головой. Это не просто уличные музыканты. Они живут все вместе, у них барон, который, вероятно, потом собирает с них деньги».

штраф за попрошайничество нарушает Европейскую конвенцию – Я и закон

В своем решении по делу Лакатуш против Швейцарии (LACATUS c. SUISSE, жалоба № 14065/15) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции о правах человека. Дело касалось постановления о выплате  штрафа в размере 500 швейцарских франков (приблизительно 464 евро) за публичное попрошайничество в Женеве и ее содержания под стражей в следственном изоляторе в течение пяти дней за неуплату штрафа. Суд отметил, что заявительница, которая была неграмотной и происходила из очень бедной семьи, не имела работы и не получала социальных пособий. Попрошайничество было для нее средством выживания.

Находясь в явно уязвимой ситуации, заявительница имела право, присущее человеческому достоинству, иметь возможность рассказать о своем тяжелом положении и попытаться удовлетворить свои основные потребности с помощью попрошайничества. Суд счел, что наказание, наложенное на заявителя, не было соразмерным ни цели борьбы с организованной преступностью, ни цели защиты прав прохожих, жителей и владельцев магазинов. Суд не согласился с доводом Федерального суда о том, что менее ограничительные меры не дали бы сопоставимого результата. По мнению Суда, назначенное наказание ущемило человеческое достоинство заявительницы и ущемило саму суть прав, защищаемых статьей 8 Конвенции, и, таким образом, государство вышло за пределы своего усмотрения в настоящем деле.

Заявительница, Виолета-Сибианка Лакатуш, гражданка Румынии, 1992 года рождения, проживает в Бистрица-Насауд (Румыния). Она принадлежит к цыганской общине. В 2011 году г-жа Лакатуш, которая не могла найти работу, начала просить милостыню в Женеве. 22 июля 2011 года ей было предписано выплатить первоначальный штраф в размере 100 швейцарских франков (примерно 93 евро) в соответствии с разделом 11A Закона об уголовном праве Женевы, который квалифицирует попрошайничество в общественных местах как преступление. Сумма в 16,75 швейцарских франков (приблизительно 15,50 евро) была конфискована у нее в этом случае после личного досмотра полицией. В течение следующих двух лет Лакатуш выдавали ордера на суммарный штраф, требуя от нее уплатить еще восемь штрафов на ту же сумму, и дважды задерживали на три часа в полиции. В случае неуплаты каждый штраф может быть заменен лишением свободы на один день. Лакатуш обжаловала приговоры о штрафных санкциях.

Решением от 14 января 2014 года Полицейский суд кантона Женева признал ее виновной в попрошайничестве. Суд обязал ее выплатить штраф в размере 500 швейцарских франков, который в случае неуплаты был заменен пятидневным лишением свободы, и оставил в силе конфискацию в размере 16,75 швейцарских франков. Апелляция, поданная заявительницей в Апелляционную палату по уголовным делам Суда кантона Женева, была отклонена 4 апреля 2014 года. Лакатуш подала апелляцию в Федеральный суд на это решение, но ее апелляция была отклонена 10 сентября 2014 года. С 24 по 28 марта 2015 года Лакатуш содержалась в следственном изоляторе Шамп-Доллон за неуплату штрафа.

ЕСПЧ установил, что имело место вмешательство в осуществление заявительницей ее прав в соответствии со статьей 8 Конвенции. Вмешательство имело правовое основание в статье 11А Закона об уголовном праве Женевы. Суд отметил, что в статье 11A (1) этого Закона говорится, что «попрошайничество [было] наказуемо штрафом». Таким образом, это положение наказывает лиц, занимающихся попрошайничеством. Суд счел, что полный запрет на определенный тип поведения был радикальной мерой, требующей веского обоснования и особенно тщательной проверки со стороны судов, уполномоченных взвешивать различные интересы, поставленные на карту.

В настоящем деле применимое законодательство исключило подлинный баланс поставленных на карту интересов и наказало попрошайничество в целом. Суд отметил, что заявительница происходила из крайне бедной семьи, была неграмотной, не имела работы и не получала социальных пособий. Попрошайничество было для нее средством выживания. Суд счел, что, находясь в явно уязвимой ситуации, заявительница имела право, присущее человеческому достоинству, иметь возможность рассказать о своем тяжелом положении и попытаться удовлетворить свои основные потребности попрошайничеством.

Что касается характера и суровости наказания, Суд отметил, что заявительнице было предписано уплатить штраф в размере 500 швейцарских франков, который в случае неуплаты должен быть заменен пятидневным лишением свободы. Поскольку она не могла выплатить эту сумму, заявитель фактически отбыла наказание в виде лишения свободы в тюрьме. Суд отметил, что это была суровая санкция. Такая мера должна была быть оправдана вескими соображениями в интересах общества, которых не было в данном случае.

Что касается того, могли ли менее строгие меры дать сопоставимый результат, Суд отметил, что в своем решении от 9 мая 2008 г. Федеральный суд установил, что менее ограничительное законодательство будет неэффективным, ссылаясь на позиции, сделанные в его предыдущих постановлениях. Сравнительно-правовой обзор законодательства о попрошайничестве показал, что большинство государств-членов Совета Европы вводят более тонкие ограничения, чем общий запрет согласно разделу 11A Закона об уголовном праве Женевы. Несмотря на то, что у государства была определенная свобода усмотрения в этом отношении, соблюдение статьи 8 требовало от национальных судов тщательного изучения конкретной ситуации в рассматриваемом им деле. Соответственно, Суд не мог согласиться с доводом Федерального суда о том, что менее ограничительные меры не дали бы сопоставимого результата.

Суд счел, что наказание, наложенное на заявительницу, не было соразмерным ни цели борьбы с организованной преступностью, ни цели защиты прав прохожих, жителей и владельцев магазинов. Заявительница была чрезвычайно уязвимым человеком, который был наказан за свои действия в ситуации, в которой у нее, по всей вероятности, не было другого выбора, кроме как попрошайничать, чтобы выжить. По мнению Суда, назначенное наказание ущемило человеческое достоинство заявителя и ущемило саму суть прав, защищаемых статьей 8, и, таким образом, государство вышло за пределы своего усмотрения в настоящем деле.

Суд пришел к выводу, что вмешательство в осуществление заявителем прав по статье 8 не было «необходимым в демократическом обществе» по смыслу статьи 8 § 2 и что имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Установив нарушение статьи 8, Суд счел, что жалоба по статье 10 не поднимает отдельного и существенного вопроса, и поэтому нет необходимости выносить отдельное решение по этой жалобе.  Суд постановил, что Швейцария должна была выплатить заявителю 922 евро в качестве компенсации морального вреда.

законов о попрошайничестве | Энциклопедия Первой поправки

26-летняя Шей держит плакат с просьбой о деньгах, чтобы помочь ей накормить четверых детей на Западной Коммерческой улице в Портленде, понедельник, 5 ноября 2012 г. В 2015 году Окружной апелляционный суд -го округа США в деле Cutting v. Город Портленд отменил постановление Портленда, штат Мэн, которое запрещало попрошайничество стоя на срединных полосах, потому что оно не было узко адаптировано и запрещало слишком много выразительной деятельности.(Роберт Ф. Букати / AP Images, использовано с разрешения Associated Press)

Попрошайничество - это форма вымогательства или попрошайничества, возникающая из впечатления, создаваемого тем, кто протягивает руку для попрошайничества или использует контейнер для сбора денег. Когда муниципалитеты регулируют попрошайничество - форму речи - права Первой поправки становятся проблемой. Сторонники попрошайничества утверждают, что это мера безопасности, призванная защитить людей от притеснений и других преступлений.Противники такого регулирования утверждают, что это вопиющее подавление прав бедных и обездоленных в соответствии с Первой поправкой.

Пассивное попрошайничество против агрессивного

Существует два типа попрошайничества: пассивное и агрессивное. Пассивное попрошайничество - это выпрашивание без угрозы или угрозы, часто вообще без обмена словами - просто протягивается чашка или рука. Агрессивное попрошайничество - это подстрекательство с применением фактических или подразумеваемых угроз или угрожающих действий. Если попрошайник применяет физическую силу или чрезвычайно агрессивные действия, попрошайничество может представлять собой грабеж.

В городах США ограничили попрошайничество

В последние годы во все большем количестве городов США были приняты постановления, ограничивающие попрошайничество из-за притока людей, живущих в общественных местах. По большей части города особенно обеспокоены последствиями попрошайничества для общественной безопасности, туризма и малого бизнеса.

До сих пор эта тенденция включала меры, запрещающие людям просить деньги в общественных местах, а также меры, запрещающие такие действия, как сон / кемпинг, еда, сидение и попрошайничество в общественных местах.Другие усилия по борьбе с попрошайничеством и связанной с ним деятельностью включают ограничение попрошайничества дневным светом, запрет попрошайничества из определенных районов, запрет попрошайников на наркотики или алкоголь, продажу билетов или штрафы, а также введение лицензионных требований.

Растущее количество постановлений, криминализирующих попрошайничество, за последние годы привело к соответствующему росту поддержки прав попрошайников на свободу слова в соответствии с Первой поправкой. Хотя Верховный суд никогда не рассматривал этот вопрос напрямую, в его решениях содержатся некоторые указания в отношении правил о прямом обращении за помощью благотворительными организациями в отличие от уличных попрошаек.

Судьба попрошайничества в соответствии с Первой поправкой остается неясной. Некоторые ученые утверждают, что постановления, регулирующие обычное попрошайничество, можно четко отличить от постановлений, регулирующих угрожающее и запугивающее поведение - агрессивное попрошайничество. Другие утверждают, что городские законы, регулирующие попрошайничество, неконституционно расплывчаты и чрезмерно широки, лишают попрошайников их права на свободу слова и вызывают серьезные проблемы с соблюдением процессуальных норм, преследуя бездомных. На этом фото Джесс сидит со своей собакой Пламкиным днем ​​в среду декабря.15 декабря 1993 года на Телеграф-авеню в Беркли, штат Калифорния, где он является одним из постоянных попрошайников. (AP Photo / Eric Risberg, использовано с разрешения Associated Press)

Суд постановил, что вымогательство денег связано с речью

В деле Schaumburg v. Citizens for a Better Environment (1980), касающемся регулирования законной благотворительной деятельности, Суд постановил, что «вымогательство денег тесно связано с речью» и что «вымогательство платить или вносить деньги является защищен Первой поправкой.”

Однако, начиная с Schaumburg , Верховный суд разрешил ограничения на различные прямые ходатайства, если города сочли такую ​​деятельность несовместимой с назначением общественного пространства. Например, в деле Янг против Управления транспорта города Нью-Йорка (2-й округ 1990 г.) Суд отказал в рассмотрении апелляции, оспаривающей постановление города Нью-Йорка, запрещающее попрошайничество в системе городского метро. В деле Международное общество сознания Кришны против Ли (1992) Суд оставил в силе запрет на вымогательство на государственной ярмарке, на тротуарах за пределами почтового отделения и в терминале аэропорта.

Правила попрошайничества могут быть слишком широкими

До сих пор, хотя некоторые суды низшей инстанции считали попрошайничество определенной конституционной защитой как «высказывание», некоторые также признали, что у сообществ есть значительная свобода действий при разработке правил о том, «как и где» попрошайничество может происходить внутри сообщества. И все же некоторые суды отменили чрезмерные законы в таких городах, как Остин, Техас, и Миннеаполис, Миннесота, поддерживая ограничительную политику попрошайничества в таких городах, как Индианаполис, Индиана.В Мэдисоне, штат Висконсин, постановление города было пересмотрено, чтобы избежать нарушения права попрошайников на свободу слова.

Решение Reed повлияло на судебный иск о попрошайничестве

В 2015 году Верховный суд США объяснил в деле Reed v. Town of Gilbert (2015), что законы, дискриминирующие высказывания по внешнему виду или по своему назначению, считаются основанными на содержании и подлежат строгой проверке. Решение суда по делу Reed повлияло на судебный процесс о попрошайничестве, поскольку суды низшей инстанции признали недействительными многочисленные законы о попрошайничестве как недопустимые ограничения свободы слова на основе содержания.

Например, окружной апелляционный суд США 7 в деле Нортон против города Спрингфилд (7 -й округ , 2016 г.) признал постановление о попрошайничестве в Спрингфилде, штат Иллинойс, неконституционным. Постановление Спрингфилда запрещало только устные просьбы о немедленных выплатах денег, но не касалось знаков с просьбой о деньгах или устных просьб о деньгах позже.

Некоторые законы о попрошайничестве регулируют только место, где происходит вымогательство денег. Даже в соответствии с Reed такие законы могут содержать нейтральные по содержанию время, место и манеру речи.

Полицейский обыскивает одного из трех членов секты Харе Кришна из Кливленда, штат Огайо, которые были арестованы 12 декабря 1976 года в Чарльстоне, Западная Вирджиния, при вымогательстве денег в костюмах Санта-Клауса. Этим троим было предъявлено обвинение в попрошайничестве. (AP Photo, использовано с разрешения Associated Press.)

Постановления, ограничивающие ходатайство, должны проходить промежуточную проверку

Постановления города, ограничивающие ходатайство в общественных местах, должны пройти промежуточную проверку и

  • (1) быть нейтральным по содержанию;
  • (2) быть узким;
  • (3) оставить открытыми широкие альтернативные каналы связи;
  • и (4) служат важным государственным интересам, которые являются насущными и законными.

Даже при промежуточной проверке многие постановления попрошайничества были признаны недействительными. Например, Окружной апелляционный суд -го округа США в деле Cutting v. City of Portland (1 -й округ , 2015 г.) отменил Постановление Портленда, штат Мэн, запрещающее попрошайничество, стоя на срединных полосах, потому что оно не было узким. адаптировано и запрещено слишком много выразительной деятельности.

Судьба попрошайничества в соответствии с Первой поправкой остается неясной

Таким образом, судьба попрошайничества в соответствии с Первой поправкой остается менее чем ясной.Некоторые ученые утверждают, что постановления, регулирующие обычное попрошайничество, можно четко отличить от постановлений, регулирующих угрожающее и запугивающее поведение - агрессивное попрошайничество. Другие утверждают, что городские законы, регулирующие попрошайничество, неконституционно расплывчаты и чрезмерно широки, лишают попрошайников их права на свободу слова и вызывают серьезные проблемы с соблюдением процессуальных норм, преследуя бездомных.

Несмотря на твердые взгляды обеих сторон по этому вопросу, множество городских действий, которые регулируют и криминализируют попрошайничество сегодня, возможно, больше говорят об отсутствии ясности в Верховном суде по этому вопросу.

Как показано, города могут издавать постановления, которые должным образом регулируют время, место и способ попрошайничества, без полного запрета попрошайничества, при условии, что такие постановления нейтральны по содержанию и не обременяют возможности людей осуществлять свое право на свободу слова. Такое регулирование было бы конституционным, потому что ни запугивающее поведение, ни угрожающие высказывания не являются признанным сообщением, защищенным гарантиями свободы слова Первой поправкой.

Отправить отзыв об этой статье

Законодательная записка: Агрессивное попрошайничество | Союз гражданских свобод Нью-Йорка

AN ACT о внесении поправок в общий городской закон и уголовное законодательство в отношении признания преступлений мочеиспусканием или дефекацией в общественных местах и ​​агрессивного попрошайничества, а также разрешение городам запрещать определенное поведение в городских коммерческих зонах.

Союз гражданских свобод Нью-Йорка решительно выступает против этого законопроекта в отношении признания преступлением агрессивного попрошайничества и разрешения городам криминализовать сидение или лежание на общественных тротуарах. Попрошайничество и использование общественных тротуаров для не преступной деятельности являются правами Первой поправки, защищенными Конституциями США и Нью-Йорка. Положения и определяющие части законопроекта, касающиеся мочеиспускания и дефекации, должны быть составлены более узко, чтобы избежать неконституционности из-за нечеткости и нарушений надлежащей правовой процедуры.

Агрессивное попрошайничество

Этот законопроект (в том, что касается попрошайничества), очевидно, является ответом на дело Лопер против Департамента полиции города Нью-Йорка , C.A. 2 (N.Y.) 1993, 999 F.2d 699, в котором Апелляционный суд второго округа объявил запрет на попрошайничество Нью-Йорка (§ 240.35 (1) уголовного закона) неконституционным как нарушение защиты свободы слова Первой поправкой. Законопроект вводит в действие новый пункт 240.70 Уголовного кодекса, который квалифицирует как проступок класса B участие в агрессивном попрошайничестве, то есть «попрошайничество с намерением запугать другое лицо, чтобы дать деньги или товары, путем совершения действий, которые угрожают этому человеку». ходатайства, которое по своей природе может вызвать у разумного человека страх причинения вреда.... "Это положение частично основано на указе Сиэтла, штат Вашингтон, цитируемом в Лопере, запрещающем агрессивное попрошайничество (то есть попрошайничество с намерением запугать). Указ Сиэтла был поддержан Верховным судом штата Вашингтон.

Законопроект также внесет поправки в § 240.35 (1) Уголовного кодекса, раздел, признанный недействительным в деле Loper , чтобы сделать преступлением праздношатание, если человек «слоняется, остается или блуждает с целью агрессивного попрошайничества».

Как указано во втором округе в деле Loper , в штате Нью-Йорка имеется множество законов, запрещающих поведение (в том числе ненадлежащее попрошайничество), которое обманывает, запугивает или угрожает его жителям (например,g., § 240.25 Уголовного кодекса, касающийся домогательств; § 240.20 Уголовного кодекса за мелкое хулиганство; § 165.30 (1) в отношении мошенничества; § 120.15 Уголовного кодекса в отношении угроз). Нет необходимости в еще одном законе, который существенно дублировал бы существующие уголовные законы и мог бы легко действовать на практике, посягая на конституционные права. Существует нечеткая грань между упорным, но ненасильственным попрошайничеством (что является правом, защищенным Первой поправкой) и попрошайничеством таким насильственным образом, что представляет собой преднамеренное запугивание.Если этот законопроект станет законом, то лица, которые мирно просят милостыню, будут неправомерно арестованы, потому что практически невозможно определить, когда настойчивое, но ненасильственное попрошайничество становится преднамеренным запугиванием.

Предлагаемая поправка к § 240.35 (1) Уголовного кодекса особенно пагубна, потому что любое лицо, находящееся на общественной улице, может быть арестовано (даже если он или она не просит милостыню), если это лицо воспринимается как находящееся на улице " с целью «попрошайничества» с целью запугать.«Невозможно сделать это двойное определение« цели »и« намерения »рациональным образом, и по этой причине предложенный закон не будет иметь исковой силы из-за расплывчатости. ( People v. Berck , 1973, New York Court of Appeals, 347 NYS2d 33).

Помимо того, что этот закон противоречит Конституции во многих отношениях, он противоречит принципам и ценностям сострадания и щедрости, которые были важной частью жизни Нью-Йорка. энергичное качество этого закона, которое грозит тюремным заключением для тех, кто настолько отчаялся, что вынужден прибегать к попрошайничеству, не может быть упущен ни для кого.Этот закон «знамение времени» представляет Нью-Йорк, который резко порывает с нашей богатой историей сочувствия к бедным и обездоленным. Мы призываем вас проголосовать против этого законопроекта.

Сидеть или лежать на общественных тротуарах

Законопроект предоставит каждому городу штата Нью-Йорк право принимать постановления, запрещающие большинству людей сидеть или лежать (или использовать для этой цели стулья, табуреты, одеяла и т. Д.) общественные тротуары обозначенных "городских коммерческих зон" в обозначенные дневные часы.Хотя города имеют право принимать или не вводить в действие эти положения, если города действительно принимают соответствующие постановления, положения о штрафных санкциях за нарушение постановлений предусмотрены в законопроекте и, очевидно, не могут быть изменены каким-либо городом, принимающим постановление. Заявленная цель предлагаемого законодательства - устранить угрозу безопасности и неудобства для людей, сидящих или лежащих на общественных улицах, которые могут оттолкнуть людей от покровительства заведениям в коммерческих районах.

Союз гражданских свобод Нью-Йорка выступает против этого закона, поскольку он посягает на конституционное право людей использовать общественные тротуары для законной деятельности, и закон, согласно его конкретным положениям, будет применяться нерационально дискриминационным образом. Например, запрет сидеть или лежать не будет применяться в экстренных случаях или к лицам, использующим инвалидные коляски. Это не позволит людям с хроническими заболеваниями, которым не нужно пользоваться инвалидными колясками, сидеть на складном стуле, чтобы отдышаться или дать отдых ногам.Законопроект разрешает людям сидеть или лежать на тротуаре, слушая выступающих или наблюдая за демонстрацией или представлением, но только в том случае, если деятельность осуществляется в соответствии с действующим разрешением. Существует множество видов деятельности, внесенных в Первую поправку, которые разрешено проводить на тротуарах без разрешения (например, политические собрания и выступления), и было бы нерационально дискриминационным запрещать таким лицам сидеть на складном стуле во время прослушивания охраняемых конституцией мероприятий.Законопроект разрешит людям сидеть на тротуарах, занимаясь художественной деятельностью, но не позволит другим лицам сидеть для нехудожественных занятий (таких как слушание дискуссий на темы, представляющие общественный интерес, или сидячие игры, такие как шашки).

Вдобавок этот законопроект имеет неприятное сходство с законом о запрете праздношатания, направленным на то, чтобы не допустить «нежелательных» на улицу. Законы о запрете праздношатания, которые в какой-то степени не требуют преступной деятельности, неконституционны ( People v.Berck , выше и приведенные в нем случаи). Этот закон, если он будет принят, вполне может стимулировать «зачистки» бездомных, занимающихся деятельностью, разрешенной Первой поправкой.

Наконец, законопроект нарушает конституционную надлежащую правовую процедуру, квалифицируя его как проступок класса B за неуплату (1) гражданского штрафа, (2) выполнение общественных работ по решению суда или (3) явку в суд или иным образом ответить на нарушение. Это положение на первый взгляд будет дискриминировать бедных и других лиц с уважительными причинами, по которым они не отреагируют на нарушения в установленный срок.

Мочеиспускание и дефекация

Союз гражданских свобод Нью-Йорка, в принципе, не возражает против предложенного закона, касающегося мочеиспускания и дефекации. Однако он возражает против определения нарушения в терминах того, что «может наблюдать любой член общества» как нечеткое, и предлагает заменить «может быть» на «есть». Мы также возражаем, как нарушение конституционной надлежащей правовой процедуры, рассматривать неявку в ответ на уведомление о нарушении как предыдущее обвинение, таким образом подвергая второе нарушение наказанию в виде проступка первой степени класса B, даже если фактического обвинительного приговора нет. первое нарушение.

По вышеизложенным причинам NYCLU настаивает на отмене этого законопроекта.

Попрошайничество - попрошайничество незаконно

Что такое попрошайничество?

Попрошайничество - это вымогательство денег или еды, особенно на улице. Между попрошайничеством и бездомностью существует тесная связь. По оценкам благотворительной организации Crisis, более 80 процентов нищих остаются бездомными.

Попрошайничество относятся к наиболее уязвимым слоям общества, часто оказываются в ловушке бедности и лишений, и это считается рискованным и унизительным занятием.

Попрошайничество видно на улицах многих британских городов, и большинство общественности сообщают, что видели, как кто-то попрошайничает в общественном месте хотя бы раз в неделю. Исследование, проведенное Университетом Глазго, показало, что попрошайничество в подавляющем большинстве случаев вызвано потребностями, а не жадностью, хотя растущее распространение попрошайничества сочетается с растущим восприятием в некоторых кругах, что нищие, вместо того, чтобы оставаться бездомными и голодными, используют деньги, которые они получать, чтобы поддержать их пристрастие к наркотикам или алкоголю.

Попрошайничество запрещено законом о бродяжничестве 1824 года.

Попрошайничество незаконно?

В соответствии с Законом о бродяжничестве 1824 года попрошайничество было незаконным в Великобритании на протяжении почти двух столетий. В соответствии с Законом он не карается тюремным заключением. Максимальное наказание - штраф 3-го уровня по стандартной шкале (в настоящее время 1000 фунтов стерлингов).

Рекомендуемые MDU обнаружил, что более 99% запросов о помощи по судебно-медицинским делам поддерживаются Рекомендуемые Новая национальная продовольственная стратегия предлагает «немного больше, чем крошки»

В качестве четкого указания на древность положения, Раздел 4 Закона о бродяжничестве 1824 г. (с поправками) предусматривает ряд правонарушений, в том числе «блуждание за границу и проживание в любом сарае или пристройке, или в любом заброшенном или незанятом здании. , или на открытом воздухе, или под палаткой, или в любой телеге или повозке, и не дает хорошего отчета о себе ».

После его введения в действие Законом о преступности и беспорядках 1998 года, Порядок антисоциального поведения (ASBO) широко использовался местными властями, пытающимися решить проблемы, связанные с попрошайничеством.

В 2014 году Закон о антисоциальном поведении, преступности и полицейской деятельности 2014 года заменил ASBO и другие разрозненные полномочия, разработанные для борьбы с целым рядом антиобщественного поведения. Два из них, в частности, использовались в определенных частях страны для борьбы с попрошайничеством.

Приказ об охране общественных пространств позволяет советам устанавливать условия для действий, которые люди могут выполнять в определенных местах.

В то время как Раздел 35 Закона позволяет сотруднику полиции разгонять отдельных лиц или группы лиц, вызывающих или способных вызвать антиобщественное поведение в общественных местах или на общих участках частной земли (например, в торговых центрах), предписывая им покинуть указанное место и не возвращаются в течение 48 часов.

Споры

Попрошайничество было признано правонарушением, подлежащим регистрации, в декабре 2003 года в рамках усилий тогдашнего лейбористского правительства по борьбе с преступностью и антиобщественным поведением.Правительство заявило, что это изменение «поможет бороться с антиобщественным поведением некоторых агрессивных нищих, которое может запугать общественность, что приведет к усилению страха перед преступностью».

По их словам, это также позволит полиции выявлять рецидивистов и облегчить им борьбу с нищих, причастными к более серьезным преступлениям.

Но этот шаг подвергся резкой критике со стороны правозащитных организаций, либерал-демократов и организаций, занимающихся бездомными. Благотворительная организация Crisis предупредила, что попытки сделать попрошайничество правонарушением, подлежащим регистрации, и бороться с ним через систему уголовного правосудия были «неуместными, неэффективными, дорогостоящими и не сработают, поскольку они ничего не делают для устранения коренных причин попрошайничества».

Нищие, как правило, испытали деструктивное семейное окружение, злоупотребляли психоактивными веществами, были исключены из рынка труда и помещены в специальные учреждения и часто страдали острым отсутствием чувства собственного достоинства. Многие нищие когда-то оказывались жертвами насилия и преследований со стороны общественности. Многие люди начинают просить милостыню, потому что не получают пособия, когда впервые начинают грубо спать. Между попрошайничеством, злоупотреблением психоактивными веществами и плохим физическим и психическим здоровьем давно существует тесная связь.

Фонд Джозефа Раунтри выразил обеспокоенность тем, что правоприменительная деятельность в одном районе просто вытесняет уличную активность в другой географический район и иногда может привести к превращению попрошайничества в корыстное преступление.

На всеобщих выборах 2019 года Лейбористская партия взяла на себя обязательство отменить Закон о бродяжничестве 1824 года, который впервые объявил попрошайничество незаконным.

Статистика

Число людей, спящих без сна в Англии, увеличилось более чем вдвое с 1768 в 2010 году до 4677 в 2018 году.[Источник - Министерство жилищно-коммунального хозяйства и местного самоуправления, 2019 г.].

В 2017 году около 1025 человек были привлечены к ответственности в соответствии с Законом 1824 года о бродяжничестве, по сравнению с 1979 в 2007 году. [Источник - данные Министерства юстиции]

Опрос, проведенный в 2016 году организацией Charity, Crisis, среди более чем 450 человек, плохо спящих в Англии и Уэльсе, показал, что 73% тех, кто плохо спит, испытали ту или иную форму принуждения к их грубому сну в предыдущие 12 месяцев. Из этого опыта правоприменения: 70% были неформальными мерами; 56% были проданы полицией или правоохранительными органами в течение предыдущих 12 месяцев; 35% затруднялись найти место для сна или отдыха в предыдущие 12 месяцев из-за оборонительной архитектуры; 20% испытали шумовое загрязнение в течение предыдущих 12 месяцев, что повлияло на их способность спать и отдыхать; и 21% испытали на себе уборку улиц или «увлажнение» спальных районов за предыдущие 12 месяцев.[Источник - Crisis, 2016]

Цитаты

«Мы понимаем, что советы и полиция должны найти баланс между заботами местных жителей и потребностями бездельников, и там, где существует подлинная антиобщественная активность, они должны вмешиваться. Тем не менее, людей не следует подвергать нападкам просто за то, что они спят на улице. Фактически, бездомные с гораздо большей вероятностью станут жертвами преступлений, чем преступники, а у бездельников в 17
раз больше шансов стать жертвами насилия по сравнению с населением в целом.Они заслуживают лучшего, чем обращение с ними как с преступниками просто потому, что им негде жить », - генеральный директор Crisis, Джон Спаркс, 2017.

«Попрошайничество - это эмоциональная проблема, поскольку на улицах Вулверхэмптона есть люди, у которых есть серьезные личные и финансовые проблемы. Мы разговариваем с этими людьми, когда впервые сталкиваемся с ними, чтобы попытаться получить помощь, когда у них действительно нет ни жилья, ни денег. Однако есть и те, кто использует попрошайничество как способ заработка, а иногда они угрожают покупателям и запугивают их.Мы отказываемся терпеть это, поэтому используем все доступные нам силы, чтобы помешать им преследовать посетителей центра города ». - Сержант Стив Эдвардс, полицейская группа района Вулверхэмптон-Сити-Центр - сентябрь 2010 г.

Устойчивый отстрел - ключ к планам правительства по восстановлению природы Пресс-релиз: новому парламенту Уэльса рассказали о роли стрельбы

Попрошайничество не является преступлением, постановление Высокого суда Дели

Рина Чандран, Фонд Thomson Reuters

БАНГКОК (Фонд Thomson Reuters) - Высокий суд Дели отменил закон, согласно которому попрошайничество в индийской столице считалось преступлением, серьезным преступлением. победа участников кампании, которые долгое время утверждали, что законодательство использовалось для преследования и запугивания бездомных и бедных.

Бездомная девушка просит милостыню у кафе в Мумбаи, 24 июня 2016 года. REUTERS / Danish Siddiqui / Files

Постановлением в среду суд объявил несколько положений закона неконституционными.

«Люди попрошайничают на улицах не потому, что хотят, а потому, что им нужно. Попрошайничество - их последнее средство к существованию », - написали исполняющий обязанности главного судьи Гита Миттал и судья Хари Шанкар на 23 страницах.

«Криминализация попрошайничества - неправильный подход к устранению основных причин проблемы (и) нарушает основные права некоторых из наиболее уязвимых людей.

В Индии нет федерального закона о попрошайничестве и нищете. Около 20 штатов приняли Бомбейский закон о предотвращении попрошайничества 1959 года, который предусматривает наказание в виде заключения от трех до 10 лет в так называемых домах для нищих.

Правозащитники утверждали, что закон описывает попрошайничество слишком широко и что он позволяет полиции задерживать или арестовывать любого, кто является бедным или бездомным, включая кочевые общины, уличных артистов и рабочих-мигрантов.

«Закон против попрошайничества - один из самых жестких законов против бедных и обездоленных людей в стране, где нет системы социальной защиты», - сказал Харш Мандер, участник кампании и ведущий заявитель по делу.

«Мы очень довольны приказом и ожидаем, что другие штаты последуют нашему примеру в декриминализации попрошайничества», - сказал он Фонду Thomson Reuters по телефону в четверг.

Согласно переписи 2011 года, в Дели 46 724 бездомных - среди них больше всего в Индии. Правозащитные организации говорят, что реальная цифра в три раза выше.

При недостаточном количестве приютов для бездомных тысячи людей вынуждены ночевать под эстакадами и на тротуарах, что делает их уязвимыми для преследований со стороны полиции, сказал Мандер.

В своем постановлении суд отметил, что присутствие нищих является свидетельством того, что государство не предоставляет базовые услуги своим гражданам.

«Государство просто не может не выполнить свой долг по обеспечению достойной жизни своим гражданам и добавить оскорбление к травмам, арестовывая, задерживая и ... заключая в тюрьму лиц, которые попрошайничают в поисках самого необходимого для выживания», - говорится в сообщении.

Для проверки принуждения к попрошайничеству суд сохранил положения закона, предусматривающие наказание тех, кто нанимает людей для попрошайничества.

По словам активистов, десятки тысяч детей по всей Индии накачиваются наркотиками, избивают и заставляют попрошайничать торговцы людьми, которые затем забирают деньги.

Попрошайничество | MyLawyer

Обзор

В Великобритании существует обширная и эффективная система социального обеспечения, предназначенная для тех, кто не может обеспечить себя. В этом контексте попрошайничество нежелательно, так как оно может напугать тех, к кому они обращаются. Кроме того, это опасно, разрушительно и унизительно для тех, кто попрошайничает и заманивает их в ловушку бедности и лишений.Нищие являются одними из самых уязвимых людей в нашем обществе - многие из них плохо спят или были спящими и имеют один и тот же комплекс проблем, включая высокий уровень психического здоровья и зависимость от наркотиков или алкоголя.

Попрошайничество было признано уголовным преступлением, и некоторые полагают, что оно может быть связано с другой преступной деятельностью. Проблемной категорией нищих являются те, кто попрошайничает пристрастие к наркотикам, что может привести к высокой распространенности этого типа нищих в районах, где наркотики продаются на улице.

Какие действия можно предпринять?

В дополнение к своим правоприменительным полномочиям у местных агентств есть схемы управления попрошайничеством. Арест может дать человеку возможность участвовать в схеме направления на арест и добровольно принять направление на соответствующее лечение. Люди, занимающиеся попрошайничеством, могут быть арестованы и привлечены к ответственности в соответствии со следующими полномочиями:

  • Закон о бродяжничестве 1824 г. (раздел 3). Позволяет арестовать любого, кто попрошайничает. Это правонарушение подлежит регистрации и влечет за собой штраф 3 уровня (в настоящее время - 1 000 фунтов стерлингов).
  • Закон о автомагистралях 1980 года (раздел 137).Если человек умышленно препятствует свободному проезду по шоссе, он виновен в правонарушении. Это влечет за собой штраф 2-го уровня (в настоящее время 500 фунтов стерлингов).
  • Закон об общественном порядке 1986 года (раздел 5). Вызывает преследование, тревогу или беспокойство. Это влечет за собой штраф 3 уровня (1000 фунтов стерлингов) или уведомление о штрафе в размере 80 фунтов стерлингов

В настоящее время могут быть вынесены приговоры, вынесенные сообществом, если суд сочтет правонарушение достаточно серьезным, чтобы оправдать такое наказание.

В соответствии с Законом об уголовном правосудии 2003 года суды могут выносить общественные приговоры, а не штрафы, стойким правонарушителям в возрасте 18 лет и старше, осужденным в четвертый раз за правонарушение, если это правонарушение в противном случае не было бы достаточно серьезным, чтобы повлечь за собой общественный приговор. .Это может включать общественные штрафы за лечение от наркотиков, алкоголя и психического здоровья. В некоторых случаях может быть уместным использовать другие гражданские меры, включая судебные запреты в соответствии с разделом 222 Закона о местном самоуправлении 1972 года. Ордера на антиобщественное поведение могут быть получены в Шотландии или Северной Ирландии. В Англии и Уэльсе приказы в соответствии с Законом о антиобщественном поведении, преступности и полицейской деятельности 2014 года, такие как судебные запреты и приказы о защите общественных мест, могут быть уместными для сокращения попрошайничества в данном районе.

Попрошайничество штрафов ухудшает положение бездомных в Мельбурне, сообщает служба молодежи.

В клинике для бездомных в Мельбурне говорят, что проблема бездомности в городе усугубляется тем, что полиция назначает штрафы людям, выпрашивающим деньги.

Youth Projects сообщает, что количество сообщений о штрафах клиентов за попрошайничество растет, а некоторые утверждают, что их деньги были изъяты полицией как «доходы от преступной деятельности» и помещены в благотворительные ящики.

Попрошайничество в Виктории незаконно и может повлечь за собой штрафы в размере более 100 долларов, что приведет к длительным судебным разбирательствам и большим долгам.

Председатель клиники Молодежных проектов для бездомных Мелани Рэймонд заявила, что, несмотря на призывы сектора отменить уголовное наказание за попрошайничество, полиция продолжает применять наказания.

«Тот факт, что это незаконно, не играет никакой роли в реальной жизни бездомных на улицах», - сказала она.

«Они пытаются устроиться на работу, и гора штрафов на их спине не помогает. Это мешает им двигаться дальше ».

Г-жа Раймонд сказала, что 40-процентное увеличение числа бездомных в Центральном деловом районе за последний год привело к увеличению попрошайничества.

Одна бездомная, пожелавшая остаться неизвестной, рассказала 774 ABC Melbourne, что полиция часто беспокоила ее за то, что она просила денег.

«Еще у меня был полицейский, который дал мне мою карточку и сказал, чтобы я звонил ему, если у меня возникнут какие-либо проблемы, потому что он раздражается, когда его боссы говорят« уберите бездомных с улиц », когда нам некуда идти. ," она сказала.

Другой человек, собирающий деньги на мосту принцев, сказал, что он полагался на попрошайничество в дополнение к выплате социального обеспечения.

Мужчина, около 30 лет, сказал, что полиция оштрафовала его и забрала деньги, которые он собрал во время попрошайничества, но это его не остановило.

Жизнь попрошайничества

По словам клиентов Молодежных проектов, нищие могут получать от 40 до 200 долларов в день.

Для одного клиента, известного по прозвищу «Хаос», попрошайничество было необходимостью в течение 20 лет периодической бездомности.

Он сказал, что держит с собой собаку, потому что это побуждает людей давать больше денег.

«Я пытался выжить и поддерживать пристрастие к наркотикам», - сказал он.

«Я был дерьмом в преступлениях, поэтому я выбрал попрошайничество. Многие из них пошли на наркотики, но в любом случае я получу деньги, так что вы бы предпочли, чтобы я попрошу об этом или украл вашу стереосистему? "

Хаос сказал, что он был оштрафован и регулярно заставлял полицию забирать деньги, которые он собирал от попрошайничества, иногда заставляя его класть их в благотворительный ящик.

«Полиция заставила меня положить его - это был Сочельник, и у меня было около 40 долларов, и они заставили меня положить все это в церковный ящик для бедных», - сказал он.

«В других случаях вам пришлось бы обратиться в суд за попрошайничеством и получить штраф в размере 100 долларов, тогда мне приходилось бы просить, чтобы вернуть эту сумму».

Молодежные проекты Мелани Рэймонд сказала, что хотя попрошайничество считалось постыдным для бездомных, часто это был единственный способ восстановить контроль.

«Чтобы взять под контроль то, что вы делаете - вместо того, чтобы полностью зависеть от других людей - вам нужно иметь немного денег, чтобы вы могли решить, что с ними делать», - сказала она.

Представитель полиции Виктории сказал, что полиция регулярно проводит операции, нацеленные на «агрессивных и профессиональных нищих», но они не конфискуют собранные нищими деньги.

Они сказали, что нищих можно избежать штрафов, если они войдут в программу судебных отводов Армии Спасения, чтобы «помочь им снова встать на ноги».

Множество законов попрошайничества Флориды

N. Bayshore Drive от NE 13th Street до NE 15th Street

Biscayne Boulevard от Biscayne Boulevard Way до NE 15th Street

SE / NE 3rd Avenue от Biscayne Boulevard Way до NE 1st Street

SE / NE 2nd Avenue от Biscayne Boulevard Way до NE 15th Street

NE 1st Court от NE 12th Street до NE 14th Street

SE / NE 1st Avenue от SE 3rd Street до NE 14th Street

South / North Miami Avenue от Бродвея до NE / NW 1st Street

North Miami Avenue от NE / NW 7th Street до NE / NW 8th Street

North Miami Avenue от NE / NW 10th Street до NE / NW 14th Street

NW Miami Court от Flagler Street до NE 1st Street, только восточная половина

NW 1st Avenue от NW 1st Street до NW 3rd Street

NW 2nd Avenue от Flagler Street до NW 1st Street

Brickell Avenue от 8-й улицы SE до южной стороны моста через реку Майами

SE / SW 10th Street от Brickell Avenue до SW 1st Avenue

SE / SW 9th Street от Brickell Plaza до SW 1st Avenue

Biscayne Boulevard Путь от Biscayne Boulevard до SE 2nd Avenue

SE 3-я улица от бульвара Бискейн до 2-й авеню SE

SE / SW 2nd Street от бульвара Бискейн до SE 1st Avenue

SE / SW 1st Street от Biscayne Boulevard до SW 1st Avenue

Flagler Street от бульвара Бискейн до NW Miami Court

Flagler Street от NW Miami Court до NW 1st Avenue, только южная половина

Flagler Street от NW 1st Avenue до NW 2nd Avenue

NE 1st Street от Biscayne Boulevard до NW Miami Court

NE 1st Street от NW Miami Court до NW 1st Avenue, только северная половина

NE 1st Street от NW 1st Avenue до NW 2nd Avenue

NE 2nd Street от бульвара Biscayne до NE 1st Avenue

NE 3-я улица от бульвара Бискейн до NE 1st Avenue

NE 4th Street от бульвара Biscayne до NE 2nd Avenue

NE 5th Street от бульвара Biscayne до NE 1st Avenue

NE 6th Street от бульвара Biscayne до NE 1st Avenue

NE 7th Street от Biscayne Boulevard до North Miami Avenue

NE 8th Street от Biscayne Boulevard до North Miami Avenue

NE 9th Street от бульвара Biscayne до NE 1st Avenue

NE 10th Street от Biscayne Boulevard до North Miami Avenue

NE 11th Street от Biscayne Boulevard до North Miami Avenue

NE 12th Street от бульвара Biscayne до NE 1st Avenue

NE 13th Street от Macarthur Causeway до NE 1st Avenue

NE 14th Street от N Bayshore Drive до North Miami Avenue

NE 14-я терраса от N Bayshore Drive до Biscayne Boulevard

NE 15th Street от N Bayshore Drive до NE 2nd Avenue »

.